Бой пограничников с собаками против фашистов: Единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами

Автор: | 17.09.2018
Единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами

Единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистамиНа Черкащине есть уникальный памятник 150 пограничным псам, которые «порвали» полк фашистов в рукопашном бою Эта единственная за всю историю мировых войн и конфликтов битва людей и собак произошла в самом центре Украины много лет назад, а дело было так… Шел третий месяц войны, точнее, он только начался, когда в конце июля произошли события, впервые изменившие ход Великой Отечественной, или весь ход «Восточной компании», как называли войну в ставке Гитлера. Немногим известно, что по его же приказу, к 3 августа должен был пасть Киев, а на 8-е число на «парад победы» в столицу Украины собирался приехать сам Гитлер, да не один, а с вождем Италии Муссолини и диктатором Словакии Тисо.
В «лоб» взять Киев не удалось, и поступил приказ, обойти его с юга… Так в людской молве появилось страшное слово «Зеленая Брама», местность, не указанная ни на одних картах великих сражений Великой войны. Этот лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха, возле сел Подвысокое в Новоархангельском районе Кировоградщины и Легезино Тальновского района Черкащины лишь сегодня известно, как одно из самых трагических событий первых месяцев Великой Отечественной войны. Да и то, благодаря тому, что участником ожесточенных боев в ходе Уманской оборонительной операции был известный поэт-песенник Евгений Аронович Долматовский.

С выходом в 1985-м его книги «Зеленая Брама» (полного формата) тайна «Зеленой Брамы» была раскрыта… В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. К началу августа они насчитывали 130 тысяч человек, из Брамы к своим вышло 11 тысяч солдат и офицеров, главным образом из тыловых частей. Остальные — либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая Брама…

В отдельном батальоне пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, который был создан на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда, с тяжелыми боями отступающего от границы, находились служебные собаки. Они вместе с бойцами пограничного отряда стойко переносили все тяготы сурового времени. Командир батальона, он же замначальника штаба Коломийского погранотряда майор Лопатин (по другим данным, сводным отрядом командовал майор Филиппов), несмотря на крайне плохие условия содержания, отсутствие надлежащего корма и на предложения командования отпустить собак, этого не сделал. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял свой последний бой… Силы были слишком не равными: против полтысячи пограничников полк фашистов. И в критический момент, когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин дал приказ послать в рукопашный бой с фашистами пограничников и служебных собак. Это был последний резерв.

Зрелище было страшное: 150 (данные различные — от 115 до 150 пограничных псов, в т.ч. и из Львовской пограншколы служебного собаководства) обученных, полуголодных овчарок, против поливающих их автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и порубанный штыками, отступил, но на подмогу подошли танки. Искусанные немецкие пехотинцы, с рваными ранами, с воплями ужаса, вспрыгивали на броню танков и расстреливали бедных псов. В этом бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в плен. А уцелевшие собаки, по словам очевидцев — жителей села Легедзино, до конца остались преданными своим проводникам. Каждая из уцелевших в той мясорубке, улеглась возле своего хозяина и никого не подпускала к нему. Немецкие звери, пристреливали каждую овчарку, а те из них, кого не подстрелили немцы, отказывались от пищи и умерли от голода на поле… Даже сельским собакам досталось — немцы расстреливали крупных собак селян, даже тех, кто был на привязи. Лишь одна овчарка смогла доползти до хаты и упала у двери.

Преданного четвероногого друга приютили, выходили, а по ошейнику на ней селяне узнали, что это были пограничные псы не только Коломийской погранкомендатуры, но и специальной школы служебного собаководства капитана М.Е. Козлова. После того боя, когда немцы собрали своих погибших, по воспоминаниям жителей села (к сожалению уже мало оставшихся на этом свете) было разрешено похоронить советских пограничников. Всех, кого нашли собрали в центре поля и похоронили, вместе со своими верными четвероногими помощниками, а тайну захоронения спрятали на долгие года… Исследователь того памятного боя Александр Фука говорит, что память о героизме пограничников и их помощников среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации и отряда полицаев, пол села мальчишек с гордостью носили зеленые фуражки погибших. А хоронившие пограничников местные жители, прячась от фашистов, выдирали из красноармейских книжек и офицерских удостоверений фотографии погибших, чтобы потом отправить их для опознания (хранить такие документы было смертельной опасностью, поэтому установить фамилии героев не удалось). А запланированная триумфальная встреча Гитлера и Муссолини состоялась 18 августа, но, конечно же, не в Киеве, а там, у Легедзино, на том шляху, который вел до Тального и который держали, как свою границу советские пограничники.

Лишь в 1955-м, жители Легедзино смогли собрать останки почти всех 500 пограничников и перенести их к сельской школе, возле которой и находится братская могила. А на окраине села, там, где и проходил единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами, 9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, пограничных войск и кинологов Украины был установлен единственный в мире памятник человеку с ружьем и его верному другу — собаке. Такого памятника больше нигде нет. «Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле». Сегодня известны личности лишь двух погибших пограничников.

Уникальный бой Великой Отечественной: немцев атаковали полторы сотни овчарок

По мнению многих специалистов-исследователей, бой, произошедший на исходе июля 1941 года неподалеку от украинского селя Легедзино, не имеет аналогов в мировой истории.

Он стал одним из эпизодов кровопролитной битвы на дальних южных подступах к Киеву в июле–августе 41-го. Войска вермахта прорвали наш Юго-Западный фронт в районе Житомира. Через образовавшийся незащищенный участок гитлеровцами сразу же были брошены свежие войска — несколько пехотных дивизий и механизированные корпуса 1-й танковой группы. Неприятель рассчитывал с этого направления развивать наступление на столицу Советской Украины.

Наши части пытались задержать наступающего врага. Сплошной линии обороны зачастую не было. Умелые немецкие военачальники, используя отработанную тактику обходов и «клещей», смогли в нескольких местах окружить крупные группировки Красной Армии.

Особенно трагическая ситуация сложилась в так называемой Зеленой Барме — покрытой обширными лесными массивами территории на правом берегу реки Синюха. Здесь советское командование попыталось осуществить спланированную в штабе фронта Уманскую оборонительную операцию. Однако она закончилась провалом. В кольцо попали остатки 6-й и 12-й армий, которым пришлось с боями прорываться из немецкого окружения. Это удалось немногим: если в начале войны общая численность личного состава двух армий составляла 130 тысяч человек, то из «котла» смогли выйти лишь около 11 тысяч…

В конце июля немецкие части получили приказ нанести удар по одному из центров руководства войсками нашей армейской группировки. Их целью стало село Легедзино, где находился штаб 8-го стрелкового корпуса генерал-майора Михаила Снегова. Гитлеровцы воспользовались сложившейся благоприятной для них обстановкой и атаковали штаб, вклинившись в расположение корпуса на стыке двух его дивизий.

30 июля немецкая воинская группа из 30 танков, полусотни мотоциклов, нескольких артиллерийских батарей и двух пехотных батальонов вышла к окрестностям села и попыталась сходу захватить находящийся там штаб русских. В общей сложности численность наступавших немецких частей составляла около 2500 человек.

Им противостояли наши подразделения, прикрывавшие штаб корпуса: несколько дивизионов зенитных и противотанковых орудий, саперная рота, одна бронемашина… Главной силой этого разномастного войска являлся Отдельный пограничный отряд по охране тыла под командованием майора Родиона Филиппова, сформированный на основе сводного батальона Коломыйской погранкомендатуры. Всего для обороны Легедзина удалось собрать около 500 человек. Перед ними была поставлена задача прикрывать отход штаба, задержав неприятеля перед селом.

Первую немецкую атаку отбили. При этом артиллерийским огнем и гранатами удалось вывести из строя 6 танков. Отступив, гитлеровцы начали активный артобстрел наших позиций. Вражеские снаряды убили и ранили несколько десятков пограничников; кроме того, были подбиты 3 орудия и 7 пулеметов. Потом последовала еще одна атака, за ней — еще одна… Их успешно отразили, но после многочасового боя у обороняющихся оказались выведены из строя все орудия и бронемашина. Сильно поредели роты пограничников. А гитлеровцы вновь пошли в наступление…

И тогда майор Филиппов (в некоторых источниках упоминается, что пограничниками в этом бою руководил другой командир — майор Лопатин) решил использовать против неприятеля свой последний резерв — команду Львовской школы служебного собаководства погранвойск НКВД Украинской ССР. Это учебное подразделение вскоре после начала войны передислоцировали из Львова в Коломыю, а при отступлении оттуда включили в состав отряда пограничников майора Филиппова. Команда состояла из 25 кинологов и около сотни собак (в разных источниках называют разное их количество — от 75 до 150).

Вот что рассказал в своих воспоминаниях, подготовленных полвека назад, один из очевидцев тех событий, лейтенант-пограничник Александр Иванович Фука:

«…Осталось двадцать пять проводников служебных собак во главе со старшим лейтенантом Дмитрием Егоровичем Ермаковым и его заместителем по политчасти младшим политруком Виктором Дмитриевичем Хазиковым. У каждого проводника было по нескольку овчарок…»

Уже сам факт того, что это «собачье» подразделение сумело добраться от приграничных районов Украины до Легедзина, — уникальный эпизод первых недель войны. Как вспоминал впоследствии один из бывших курсантов Олег Ивановский, «школа 1 июля 1941 года в 23.00 вышла в полном составе из Коломыя в сторону Киева, и через 18 суток, преодолев 600 км, курсанты с собаками пришли в Бровары…» Вы представляете такой марш-бросок длиной во многие сотни километров — без необходимого транспорта, без достаточного продовольственного снабжения! Но кинологи смогли одолеть трудности и сберегли всех своих четвероногих питомцев. А сами овчарки, словно понимая экстремальность ситуации, держались молодцами и стойко переносили все тяготы марафона. В какой-то момент на просьбу Филиппова помочь кинологическому отряду и выделить корм для животных командование предложило майору просто отпустить собак на все четыре стороны. Но пограничники-собаководы не могли так предательски поступить по отношению к своим хвостатым «товарищам по оружию».

Из воспоминаний А.И.Фуки: «Приходится просто удивляться этим четвероногим друзьям человека, прошедшим с нами от границы сотни километров под огнем противника, и, конечно же, мужеству их проводников, которые не только берегли, но и делились с ними скудным пайком».

Так измученная команда Львовской школы вместе со сводным батальоном Коломыйской погранкомендатуры к концу июля добралась до окрестностей села Легедзино, где пограничникам было поручено охранять штаб корпуса.

Когда немецкие войска начали наступление на село, Филиппов велел команде кинологов укрыться в зарослях деревьев позади позиций и не вступать в бой до его специального приказа.

«…Впереди раскинулось пшеничное поле. Оно подходило вплотную к рощице, где расположились проводники со служебными собаками, — читаем в воспоминаниях А.И.Фуки. — Собаки за все время боя не подали голоса: не залаяли, не завыли, хотя их за четырнадцать часов ни разу не кормили, не поили, и все вокруг дрожало от артиллерийской канонады и взрывов…»

Очередная немецкая атака, казалось, уже не может быть остановлена: защитники подступов к Легедзину к тому времени остались почти без боеприпасов, пушек и пулеметов, много было раненых и убитых… В этот, самый критический момент боя Филиппов и приказал вступить в дело команде кинологов. Столь необычная контратака ошеломила гитлеровцев.

Мемориальный комплекс у села Легедзино.

Из воспоминаний А.И.Фуки: «…Расстояние между нами и фашистами все сокращалось, до позиций оставалось 30–40 метров, уже видны их злые лица. По всей линии в сторону врага летели гранаты, у кого были патроны — огонь! Еще миг, и гитлеровцы всей своей массой смогут уничтожить горсточку защитников штаба корпуса. И вот здесь произошло невероятное. В тот самый момент, когда враги бросились на позиции, наш общий любимец, командир батальона майор Филиппов Р.И. приказал спустить всех служебных собак. Собаки с молниеносной быстротой преодолели участок пшеничного поля, которое их прикрывало. Они внезапно появились перед фашистами. На фашистскую злость овчарки ответили своей собачьей злостью. За несколько секунд обстановка на поле боя резко изменилась в нашу пользу. Сперва фашисты пришли в смятение, а затем это состояние перешло в замешательство, которое… превратилось в паническое бегство. Собаки сбивали немцев с ног, впивались им в горло и еще кое-куда, рвали нещадно. Вся эта собачья стая в один миг превратилась в невероятно грозную массу животных. Теперь ничто не могло их остановить, да и никто не думал этого делать… Гитлеровские головорезы получили сполна. У наших четвероногих друзей разговор с фашистской нечистью был короток и беспощаден. Все защитники одним порывом сорвались с места и в невероятном воодушевлении преследовали бегущего врага свинцом и штыком. Пытаясь спасти своих вояк, фашисты обрушили на нас минометный огонь. Над полем битвы кроме привычных звуков стрельбы и взрывов, криков и стонов перемешались еще пронзительные звуки грозного собачьего лая…»

От зубов четвероногих бойцов некоторые немецкие вояки спасались, запрыгивая на броню участвовавших в наступлении танков и оттуда в упор расстреливая псов из автоматов. Против такой тактики овчарки оказались бессильны…

Отчаянная псовая контратака еще притормозила гитлеровцев на рубежах нашей обороны у села Легедзино. Здесь полегли почти все пограничники, но свою задачу они выполнили. Штаб нашего 8-го корпуса успел выйти из-под удара (хотя сам генерал М.Снегов при этом оказался ранен и попал в плен). Более чем на сутки было задержано немецкое наступление в сторону Киева на данном участке.

Часть собак уцелела, хотя и осталась без проводников, погибших в бою. По словам свидетелей тех событий — жителей села, овчарки остались до последнего верны своим любимым хозяевам. Когда над местом сражения перестали греметь выстрелы, животные, скрывшиеся было в окрестных лесных зарослях, вернулись туда, где лежали тела пограничников. Каждый пес отыскал среди трупов своего проводника и, улегшись на землю рядом, охранял его. Четвероногих бойцов не спугнули даже появившиеся немецкие команды, которым был дан приказ искать и пристреливать случайно выживших (гитлеровцы имели столь большой зуб на советских пограничников за их отчаянное сопротивление в первые дни войны, что редко когда брали в плен, добивая раненых пулей или штыком). Овчарки защищали тела своих хозяев, яростно кидались на чужаков и гибли от их выстрелов.

Впрочем, нескольким псам все-таки удалось увернуться от смерти. И они приступили к самостоятельной «партизанской войне»…

Из воспоминаний старожилов села Легедзино:

«Раньше в наших местах не замечалось, чтобы было столько овчарок, да притом со странностями. Бывало, идешь или едешь в нашей одежде — ничего, но стоило им заметить человека в немецкой одежде, будут преследовать до тех пор, пока не загрызут или, в лучшем случае, не искусают всего. Селяне поговаривали, что это одичавшие овчарки пограничников…»

«Мой сосед, пожилой колхозник, возвращался с внучкой Оксаной с Новоархангельска в село Лесковку. По дороге возле леса их остановили четверо фашистов. Они пытались надругаться над его 15-летней внучкой… Старик рыдал, внучка отчаянно отбивалась. В тот самый момент, когда здоровый верзила повалил ее на землю, вдруг неожиданно набросились овчарки и покусали фашистов до смерти. Особенно досталось безбрючному верзиле, который испустил дух возле своей жертвы. Дед с внучкой вернулись домой ни живы ни мертвы. Оказалось, что собаки их сопровождали до дома. Собак накормили, напоили благодарные люди за свое спасение…»

Впрочем, гитлеровцы не стали мириться с постоянной угрозой собачьего нападения и устроили в округе зачистку. Они убивали из ружей и автоматов каждую собаку, попавшуюся им на глаза. Не избежали такой участи даже деревенские дворовые псы.

В итоге команда Львовской школы служебного собаководства погибла практически полностью. (Сохранились лишь обрывочные воспоминания селян о некоей раненой овчарке, которая приползла к одному из домов, обитатели которого ее спрятали от немцев и вылечили.)

Лишь через несколько дней немцы разрешили жителям села похоронить тела пограничников. Вместе с ними в выкопанную яму клали и убитых овчарок. Годы спустя, в 1955-м, останки были перенесены в братскую могилу, устроенную на кургане рядом с шоссе неподалеку от Легедзина. Увы, фактически все эти герои так и остались безымянными.

История уникальной собачьей контратаки на долгие годы оказалась в забвении. Хотя генерал М.Г.Снегов впоследствии писал в своих мемуарах: «…Мне больно сознавать, что отдельная Коломыйская погранкомендатура никак не отмечена за свои ратные подвиги из-за нечеткой работы штабной службы. …Каждый из нас чтит память павших и помнит живых, помнит боевые дела пограничников…»

Уже в постсоветское время, 9 мая 2003 года, на братской могиле у села Легедзино был торжественно открыт мемориальный комплекс, созданный на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной войны из города Звенигородка, а также жителей окрестных сел и районов. В центре композиции — памятник пограничникам и их верным четвероногим помощникам.

Надпись на черной гранитной плите гласит: «Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле».

А на соседней плите, у подножия камня с изображением овчарки, выбита другая надпись: «Воспитанные пограничниками, они (собаки) были верны им до конца».

Единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами

На Украине, в Черкасской области, в её Тальновском районе, в селе Легедзино находится уникальный памятник.

На поверхности застывшего каменного пламени изображён солдат Красной Армии, а справа от него гостей мемориала встречает собака-овчарка. Надпись у памятника гласит:

«Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле».

 

 

На этом месте в жарком июле 1941-го года состоялась единственная за всю историю мировых войн грандиозная битва людей и собак – в рукопашном бою советские пограничники со своими верными четвероногими друзьями бились против немецких захватчиков. Сто пятьдесят пограничных псов «порвали» тут роту вражеской пехоты. И полегли смертью храбрых…

Вот как это было.

Германские войска рвались к столице Украины. На 8-ое августа у них был запланирован торжественный парад в Киеве, причём на него собирался приехать лично Гитлер в компании со своими союзниками — вождём Италии Муссолини и диктатором Словакии Тиссо.

1.06 Гитлер и Муссолини

Но нацистам не удалось сразу, как планировали, взять Киев в «лоб», и они стали охватывать его с севера и юга. На южном направлении завязались ожесточённые бои. В районе урочища Зелёная Брама попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина.

В самом конце июля 1941 года одна из бригад 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» пошла в наступление у села Легедзино, которое находится между городом Уманью и райцентром Тальное. Здесь отход наших войск прикрывал небольшой отряд Отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. Силы сторон были слишком неравными: против полутысячи пограничников – полк фашистов, а это примерно в три-четыре раза больше по численности стрелков. Во время того боя погранотряд уничтожил много живой силы противника и подбил 17 танков. Но вскоре у наших закончились боеприпасы. Последним резервом обороняющихся был кинологический отряд со служебными собаками.

30 августа у села Легедзино завязался кровавый рукопашный бой. Зрелище было страшное: вместе со своими хозяевами на врага бросились 150 овчарок. Полторы сотни измождённых отступлением, давно не кормленных полуголодных псов встали на защиту людей… Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, в прямом смысле искусанный и порванный, отступил. Но на подмогу подошли танки. Искусанные немецкие пехотинцы запрыгивали на броню панцеров и оттуда, сверху, расстреливали бедных псов.

В том бою погибли все 500 пограничников, но ни один из них не сдался в плен. По словам очевидцев – жителей села Легедзино, уцелевшие в бою собаки до самого конца остались преданны своим хозяевам. Каждая овчарка из уцелевших в той жестокой мясорубке, улеглась возле своего убитого друга и никого к нему не подпускала. Многих из них немцы пристрелили. А те, кто избежал нацистской пули, отказались от пищи и умерли от голода прямо на поле битвы… Даже сельским собакам досталось – немцы ходили по улицам Легедзино и расстреливали всех крупных псов, включая даже тех, кто был на привязи.

Из всех пограничных собак в живых осталась только одна овчарка – худая и раненая она доползла до одной хаты и упала возле двери. Хвостатого пограничника люди приютили, выходили, а по его ошейнику селяне узнали, что это был пёс из специальной школы служебного собаководства капитана М.Е. Козлова.

По воспоминаниям жителей Легедзино, немцы долго не разрешали хоронить убитых советских бойцов. И когда позволили это сделать, то селяне в одной большой братской могиле похоронили людей вместе с их верными четвероногими друзьями. Память о героизме пограничников и их собак среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации, невзирая на полицаев, местные мальчишки всю войну с гордостью носили зеленые фуражки погибших солдат!

На окраине украинского села Легедзино, там, где проходил единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами, 9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной Войны, пограничных войск и кинологов Украины был установлен единственный в мире памятник погибшим пограничникам и их преданным четырёхлапым друзьям – собакам.

Наш современник Александр Альт написал о том уникальном бое пронзительное стихотворение:

 Легедзино, окраина села.
Война. Фашисты шли, как на параде.
Здесь в сорок первом Армия легла,
Оставив повесть о погранотряде.

Черкащина, равнинные бои
Растёрли в пыль «слепую оборону».
Войска сдержать лавину не смогли.
Колокола готовы к перезвону.

Тут на пути германского катка
Поднялись в рост зелёные петлицы.
Эх, как ты, жизнь, ничтожно коротка!
За Родину!.. И покатились фрицы.

Неравный бой. Застава полегла.
Пятьсот бойцов погибло в жаркой драке.
А тут иного быть и не могло…
Но на врага вдруг ринулись собаки!

Сто пятьдесят родных служебных псов
Шли в контратаку, в лоб, не зная страха.
А бег их был прекрасен и суров.
Эх, тяжела ты, шапка Мономаха!

Сто пятьдесят собак порвали полк
Непобедимой вражеской пехоты.
Всё понимая, выполнили долг
Бойцы резерва из хвостатой роты.

Река — Синюха, памятник, цветы.
Две стелы рядом — людям и собакам.
А на полях — прогнившие кресты,
Холмы врагов, покрывшиеся мраком.

Единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами

На Черкащине есть уникальный памятник 150 пограничным псам, которые «порвали» полк фашистов в рукопашном бою Эта единственная за всю историю мировых войн и конфликтов битва людей и собак
произошла в самом центре Украины много лет назад, а дело было так…

Шел третий месяц войны, точнее, он только начался, когда в конце июля произошли события, впервые изменившие ход Великой Отечественной, или весь ход «Восточной компании», как называли войну в
ставке Гитлера. Немногим известно, что по его же приказу, к 3 августа должен был пасть Киев, а на 8-е число на «парад победы» в столицу Украины собирался приехать сам Гитлер, да не один, а с
вождем Италии Муссолини и диктатором Словакии Тиссо.

 

В «лоб» взять Киев не удалось, и поступил приказ, обойти его с юга… Так в людской молве появилось страшное слово «Зеленая Брама», местность, не указанная ни на одних картах великих сражений
Великой Войны. Этот лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха, возле сел Подвысокое в Новоархангельском районе Кировоградщины и Легезино Тальновского района Черкащины лишь сегодня
известно, как одно из самых трагических событий первых месяцев Великой Отечественной войны. Да и то, благодаря тому, что участником ожесточенных боев в ходе Уманской оборонительной операции был
известный поэт-песенник Евгений Аронович Долматовский.

 

С выходом в 1985-м его книги «Зеленая Брама» (полного формата) тайна «Зеленой Брамы» была раскрыта… В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от
западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. К началу августа они насчитывали 130 тысяч человек, из Брамы к своим вышло 11 тысячам солдат и офицеров,
главным образом из тыловых частей. Остальные — либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая Брама…

 

В отдельном батальоне пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, который был создан на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда, с тяжелыми
боями отступающего от границы, находились служебные собаки. Они вместе с бойцами пограничного отряда стойко переносили все тяготы сурового времени. Командир батальона, он же замначальника штаба
Коломийского погранотряда майор Лопатин (по другим данным, сводным отрядом командовал майор Филиппов), несмотря на крайне плохие условия содержания, отсутствие надлежащего корма и на предложения
командования отпустить собак, этого не сделал. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял свой последний бой… Силы
были слишком не равными: против полтысячи пограничников полк фашистов. И в критический момент, когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин дал приказ послать в рукопашный бой с фашистами
пограничников и служебных собак. Это был последний резерв.

 

Зрелище было страшное: 150 (данные различные — от 115 до 150 пограничных псов, в т.ч. и из Львовской пограншколы служебного собаководства) обученных, полуголодных овчарок, против поливающих их
автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и порубанный штыками, отступил, но на подмогу подошли танки.
Искусанные немецкие пехотинцы, с рваными ранами, с воплями ужаса, вспрыгивали на броню танков и расстреливали бедных псов. В этом бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в
плен. А уцелевшие собаки, по словам очевидцев — жителей села Легедзино, до конца остались преданными своим проводникам. Каждая из уцелевших в той мясорубке, улеглась возле своего хозяина и никого
не подпускала к нему. Немецкие звери, пристреливали каждую овчарку, а те из них, кого не подстрелили немцы, отказывались от пищи и умерли от голода на поле… Даже сельским собакам досталось —
немцы расстреливали крупных собак селян, даже тех, кто был на привязи. Лишь одна овчарка смогла доползти до хаты и упала у двери.

 

Преданного четвероногого друга приютили, выходили, а по ошейнику на ней селяне узнали, что это были пограничные псы не только Коломийской погранкомендатуры, но и специальной школы служебного
собаководства капитана М.Е. Козлова. После того боя, когда немцы собрали своих погибших, по воспоминаниям жителей села (к сожалению уже мало оставшихся на этом свете) было разрешено похоронить
советских пограничников. Всех, кого нашли собрали в центре поля и похоронили, вместе со своими верными четвероногими помощниками, а тайну захоронения спрятали на долгие года… Исследователь того
памятного боя Александр Фука говорит, что память о героизме пограничников и их помощников среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной
администрации и отряда полицаев, пол села мальчишек с гордостью носили зеленые фуражки погибших. А хоронившие пограничников местные жители, прячась от фашистов, выдирали из красноармейских книжек
и офицерских удостоверений фотографии погибших, чтобы потом отправить их для опознания (хранить такие документы было смертельной опасностью, поэтому установить фамилии героев не удалось). А
запланированная триумфальная встреча Гитлера и Муссолини состоялась 18 августа, но, конечно же, не в Киеве, а там, у Легедзино, на том шляху, который вел до Тального и который держали, как свою
границу советские пограничники.

 

Лишь в 1955-м, жители Легедзино смогли собрать останки почти всех 500 пограничников и перенести их к сельской школе, возле которой и находится братская могила. А на окраине села, там, где и
проходил единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами, 9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, пограничных войск и кинологов Украины был
установлен единственный в мире памятник человеку с ружьем и его верному другу — собаке.

Такого памятника больше нигде нет.

 

«Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью
храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле».

 

Сегодня известны лица лишь двух погибших пограничников

 

 

 

Александр Журавлёв

 Легедзино, окраина села.
Война. Фашисты шли, как на параде.
Здесь в сорок первом Армия легла,
Оставив повесть о погранотряде.

Черкащина, равнинные бои
Растёрли в пыль «слепую оборону».
Войска сдержать лавину не смогли.
Колокола готовы к перезвону.

Тут на пути германского катка
Поднялись в рост зелёные петлицы.
Эх, как ты, жизнь, ничтожно
коротка!
За Родину!.. И покатились фрицы.

Неравный бой. Застава полегла.
Пятьсот бойцов погибло в жаркой драке.
А тут иного быть и не могло…
Но на врага вдруг ринулись собаки…

Сто пятьдесят родных служебных псов
Шли в контратаку, в лоб, не зная страха.
А бег их был прекрасен и суров.
Эх, тяжела ты, шапка Мономаха!..

Сто пятьдесят собак порвали полк
Непобедимой вражеской пехоты.
Всё понимая, выполнили долг
Бойцы резерва из хвостатой роты.

Река — Синюха, памятник, цветы.
Две стелы рядом — людям и собакам.
А на полях — прогнившие кресты,
Холмы врагов, покрывшиеся мраком.

Как собаки порвали полк фашистов — История России

В Красной Армии служило более 60 тысяч собак различных пород. Об участнике Парада Победы, собаке по кличке Джульбарс, мы уже рассказывали. А еще фронтовые собаки были посыльными, вытаскивали раненых с поля боя, несли караульную службу и даже использовались как живые мины против немецких танков. А однажды пограничные псы и вовсе пошли в атаку на фашистов вместе со своими солдатами-пограничниками!

Этот эпизод Великой Отечественной войны произошел в августе 1941 года в Черкасской области, в районе Зеленая брама. Это лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха.

Так как немцам с ходу не удалось взять Киев, ими была предпринята попытка обойти его с юга. И здесь, в районе Зеленая брама, происходило одно из самых трагических событий первых месяцев войны. Тогда попали в окружение и почти полностью были уничтожены отходящие от границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта. В начале войны в армиях насчитывалось 130 000 человек, к своим вышло 11 тысяч солдат и офицеров. О трагедии в Зеленой браме и об Уманской оборонительной операции нам поведал известный поэт-песенник Евгений Долматовский, участник этих событий. В 1985 году вышла его книга «Зеленая брама».

В составе отступающих армий был пограничный отряд охраны тыла, созданный на базе Отдельной Коломыйской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда. В составе отряда находилось 150 служебных собак. Возглавлял погранотряд майор Лопатин. У села Легедзино 30 июля 1941 года отряд, прикрывая отход Уманской армейской группировки, принял свой последний бой.

Силы были неравны – против 500 пограничников действовал полк фашистов. Когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин бросил в рукопашный бой свой последний резерв – пограничников. Пограничники в бой пошли со своими питомцами. 150 голодных овчарок Львовской пограншколы набросились на наступающих и, по сути, порвали полк фашистов в рукопашном бою. Немцы, порубанные штыками и в прямом смысле покусанные, с рваными ранами, с воплями ужаса бежали с поля боя. И только позже, когда им на помощь пришли танки, искусанные немецкие пехотинцы с брони машин смело расстреляли бедных псов…

Все пограничники были убиты, никто не сдался в плен, погибли и практически все собаки. По свидетельству очевидцев, те собаки, которые уцелели в этой мясорубке, остались верными своим хозяевам. Они улеглись рядом и никого к ним не подпускали. Немцы пристреливали овчарок, а те, что выжили, отказывались от пищи и умирали от голода в поле. Только одна раненая овчарка смогла доползти до хаты и осталась у порога. Люди ее выходили, а по ошейнику узнали, что она из специальной школы служебного собаководства капитана Козлова.

Страх немцев перед пограничными собаками был такой, что они затем перестреляли практически всех местных Бобиков и Жучек.

Только в 1955 году жители села Легедзино собрали воедино все останки пограничников и захоронили их в братской могиле у местной школы. 9 мая 2003 года на пожертвования ветеранов Великой Отечественной войны, пограничников и кинологов Украины был установлен памятник воину и его верному другу – собаке. Но как сложилась его судьба в стране победившего Майдана, где уничтожаются памятники воинам-освободителям, мы, увы, не знаем…

Единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами

 

На Черкащине есть уникальный памятник 150 пограничным псам, которые «порвали» полк фашистов в рукопашном бою Эта единственная за всю историю мировых войн и конфликтов битва людей и собак произошла в самом центре Украины много лет назад, а дело было так… Шел третий месяц войны, точнее, он только начался, когда в конце июля произошли события, впервые изменившие ход Великой Отечественной, или весь ход «Восточной компании», как называли войну в ставке Гитлера. Немногим известно, что по его же приказу, к 3 августа должен был пасть Киев, а на 8-е число на «парад победы» в столицу Украины собирался приехать сам Гитлер, да не один, а с вождем Италии Муссолини и диктатором Словакии Тиссо.

В «лоб» взять Киев не удалось, и поступил приказ, обойти его с юга… Так в людской молве появилось страшное слово «Зеленая Брама», местность, не указанная ни на одних картах великих сражений Великой Войны. Этот лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха, возле сел Подвысокое в Новоархангельском районе Кировоградщины и Легезино Тальновского района Черкащины лишь сегодня известно, как одно из самых трагических событий первых месяцев Великой Отечественной войны. Да и то, благодаря тому, что участником ожесточенных боев в ходе Уманской оборонительной операции был известный поэт-песенник Евгений Аронович Долматовский.

С выходом в 1985-м его книги «Зеленая Брама» (полного формата) тайна «Зеленой Брамы» была раскрыта… В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. К началу августа они насчитывали 130 тысяч человек, из Брамы к своим вышло 11 тысячам солдат и офицеров, главным образом из тыловых частей. Остальные — либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая Брама…

 

В отдельном батальоне пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, который был создан на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда, с тяжелыми боями отступающего от границы, находились служебные собаки. Они вместе с бойцами пограничного отряда стойко переносили все тяготы сурового времени. Командир батальона, он же замначальника штаба Коломийского погранотряда майор Лопатин (по другим данным, сводным отрядом командовал майор Филиппов), несмотря на крайне плохие условия содержания, отсутствие надлежащего корма и на предложения командования отпустить собак, этого не сделал. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял свой последний бой… Силы были слишком не равными: против полтысячи пограничников полк фашистов. И в критический момент, когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин дал приказ послать в рукопашный бой с фашистами пограничников и служебных собак. Это был последний резерв.

Зрелище было страшное: 150 (данные различные – от 115 до 150 пограничных псов, в т.ч. и из Львовской пограншколы служебного собаководства) обученных, полуголодных овчарок, против поливающих их автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и порубанный штыками, отступил, но на подмогу подошли танки. Искусанные немецкие пехотинцы, с рваными ранами, с воплями ужаса, вспрыгивали на броню танков и расстреливали бедных псов. В этом бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в плен. А уцелевшие собаки, по словам очевидцев – жителей села Легедзино, до конца остались преданными своим проводникам. Каждая из уцелевших в той мясорубке, улеглась возле своего хозяина и никого не подпускала к нему. Немецкие звери, пристреливали каждую овчарку, а те из них, кого не подстрелили немцы, отказывались от пищи и умерли от голода на поле… Даже сельским собакам досталось – немцы расстреливали крупных собак селян, даже тех, кто был на привязи. Лишь одна овчарка смогла доползти до хаты и упала у двери.

Преданного четвероногого друга приютили, выходили, а по ошейнику на ней селяне узнали, что это были пограничные псы не только Коломийской погранкомендатуры, но и специальной школы служебного собаководства капитана М.Е. Козлова. После того боя, когда немцы собрали своих погибших, по воспоминаниям жителей села (к сожалению уже мало оставшихся на этом свете) было разрешено похоронить советских пограничников. Всех, кого нашли собрали в центре поля и похоронили, вместе со своими верными четвероногими помощниками, а тайну захоронения спрятали на долгие года… Исследователь того памятного боя Александр Фука говорит, что память о героизме пограничников и их помощников среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации и отряда полицаев, пол села мальчишек с гордостью носили зеленые фуражки погибших. А хоронившие пограничников местные жители, прячась от фашистов, выдирали из красноармейских книжек и офицерских удостоверений фотографии погибших, чтобы потом отправить их для опознания (хранить такие документы было смертельной опасностью, поэтому установить фамилии героев не удалось). А запланированная триумфальная встреча Гитлера и Муссолини состоялась 18 августа, но, конечно же, не в Киеве, а там, у Легедзино, на том шляху, который вел до Тального и который держали, как свою границу советские пограничники.

Лишь в 1955-м, жители Легедзино смогли собрать останки почти всех 500 пограничников и перенести их к сельской школе, возле которой и находится братская могила. А на окраине села, там, где и проходил единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами, 9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, пограничных войск и кинологов Украины был установлен единственный в мире памятник человеку с ружьем и его верному другу – собаке. Такого памятника больше нигде нет. «Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле». Сегодня известны лица лишь двух погибших пограничников

 

источник

 

А вчера я вам рассказывал еще про один подвиг:  Бой за остров Даманский, вспомним так же Бриг «Меркурий» — безумство храбрых

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=27955

Не имеющий аналогов бой пограничников майора Филиппова и их верных служебных собак у села Легедзино

30 июля 1941 года у села Легедзино на Черкащине свой последний бой приняли пограничники майора Родиона Филиппова из Коломыйской комендатуры и 150 их верных служебных собак. Пограничные псы шли в атаку вместе с бойцами вгрызаясь фашистам в глотки… 

Сражение близ украинского села Легедзино показало всю крепость духа советского солдата.

В истории Великой Отечественной войны были масса сражений и боев, которые по тем или иным причинам, что называется, остались «за кадром» Великой войны. И хотя военные историки не оставили без внимания практически ни одного не то что сражения, а даже локального боестолкновения, тем не менее ряд боев начального периода Великой Отечественной войны изучены весьма слабо, и эта тема еще ждет своего исследователя.

Немецкие источники о таких боях упоминают очень скупо, а с советской стороны о них упоминать некому, так как живых свидетелей в подавляющем большинстве случаев попросту не осталось. Однако история одного из таких «забытых» сражений, произошедших 30 июля 1941 года близ украинского села Легедзино, к счастью, дошла до наших дней, и подвиг советских солдат уже никогда не будет забыт.

Вообще-то называть то, что произошло у Легедзино, сражением не совсем корректно: скорее, это был обычный бой, один из тысяч, что происходили ежедневно в трагическом для нашей страны июле 1941 года, если бы не одно «но». Бой у Легедзино не имеет аналогов в истории войн. Даже по меркам жуткого и трагического 1941 года этот бой выходил за все мыслимые рамки и наглядно показал немцам, с каким противником они столкнулись в лице русского солдата. Если быть более точным, то в том бою немцам противостояли даже не части Красной армии, а погранвойска НКВД – те самые, которые за последние четверть века не шельмовал только ленивый.

При этом многие историки либерального окраса в упор не хотят видеть очевидные факты: пограничники мало того что первыми приняли на себя удар агрессора, но и летом 1941 года выполняли совершенно несвойственные им функции, сражаясь с вермахтом. Причем сражались доблестно и подчас не хуже кадровых частей Красной армии. Тем не менее и их скопом записали в палачи и обозвали «сталинскими опричниками» – только на том основании, что они принадлежали к ведомству Л.П. Берии.

После трагических для 6-й и 12-й армий Юго-Западного фронта сражений под Уманью, вылившихся в очередной «котел», остатки окруженных 20 дивизий пытались прорваться на восток. Кому-то это удалось, кому-то – нет. Но это совершенно не означает, что окруженные части РККА были для немцев «мальчиками для битья». И хотя либеральные историки рисуют картину летнего наступления вермахта как сплошной «драп» Красной армии, миллионы пленных и хлеб-соль для гитлеровских «освободителей» на Украине, это не соответствует действительности.

30 июля около украинского села Легедзино была предпринята попытка остановить наступающие части вермахта силами сводного батальона погранвойск отдельной Коломыйской комендатуры под командованием майора Родиона Филиппова (по другим данным, сводным батальоном командовал майор Лопатин) с приданной ему ротой Львовской школы пограничного собаководства. В распоряжении майора Филиппова находились менее 500 пограничников и около 150 служебных собак. Тяжелого вооружения батальон не имел, да и вообще просто по определению не должен был воевать в открытом поле с регулярной армией, тем более превосходящей его численно и качественно. Но это был последний резерв, и майору Филиппову не оставалось ничего иного, как отправить своих бойцов и собак в самоубийственную атаку. Более того, в жесточайшем бою, переросшем в рукопашную схватку, пограничники сумели остановить противостоящий им пехотный полк вермахта. Многие немецкие солдаты были растерзаны собаками, многие погибли в рукопашном бою, и только появление на поле боя немецких танков спасло полк от позорного бегства. Разумеется, против танков пограничники были бессильны.

Из батальона Филиппова не выжил никто. Все полтысячи бойцов погибли, как и 150 собак. Вернее, из собак уцелела всего одна: раненую овчарку выходили жители Легедзино, даже несмотря на то, что после занятия села немцы перестреляли всех собак, включая даже сидевших на цепи. Видимо, крепко досталось им в том бою, если они выместили свою злость на ни в чем не повинных животных.

Оккупационные власти не разрешали хоронить убитых пограничников, и только к 1955 году останки всех погибших бойцов майора Филиппова были найдены и захоронены в братской могиле около сельской школы. Спустя 48 лет, в 2003 году, на добровольные пожертвования украинских ветеранов Великой Отечественной войны и при помощи кинологов Украины на окраине села Легедзино был открыт памятник пограничникам-героям и их четвероногим питомцам, которые честно и до конца, ценой собственной жизни, выполнили свой воинский долг.

К сожалению, в кровавой круговерти лета 1941 года установить имена всех пограничников не удалось. Не удалось и после. Многие из них так и захоронены безвестными, а из 500 человек удалось установить имена лишь двух героев. Полтысячи пограничников сознательно пошли на смерть, совершенно точно зная, что их атака против кадрового отлично оснащенного полка вермахта будет самоубийственной. Но надо отдать должное майору Филиппову: перед смертью он успел увидеть, как гитлеровских вояк, покоривших всю Европу, рвут на части и гоняют, как зайцев, овчарки и уничтожают в рукопашном бою его пограничники. Ради этого мига стоило жить и умереть…

Либеральные историки, активно переписывающие историю Великой войны, многие годы пытаются рассказывать нам леденящие душу байки про кровавые «подвиги» НКВД. Но при этом хоть бы один из этих «историков» вспомнил подвиг майора Филиппова, который навсегда вошел в историю мировых войн как человек, остановивший пехотный полк вермахта силами всего одного батальона и служебными собаками!

Спартанский царь Леонид и его 300 бойцов на века обессмертили свое имя. Майор Филиппов, в условиях тотального хаоса отступления, имея 500 уставших бойцов и 150 голодных собак, ушел в бессмертие, не надеясь на награды и вообще ни на что не надеясь. Он просто пошел в самоубийственную атаку на пулеметы с собаками и трехлинейками и… выиграл! Страшной ценой, но выиграл те часы или сутки, которые потом позволили отстоять Москву, да и всю страну. Так почему о нем никто не пишет и не снимает фильмы?! Где же великие историки современности? Почему про бой у Легедзино ни словом не обмолвились Сванидзе и Млечин, почему очередное журналистское расследование не снял Пивоваров? Эпизод, недостойный их внимания?..

Сдается нам, что за героя-майора Филиппова хорошо не заплатят, поэтому никому он и не нужен. Гораздо интереснее смаковать, например, ржевскую трагедию, пиная Сталина и Жукова, а майора Филиппова, да и десятки таких же героев, банально игнорировать. Словно всех их и не было никогда…

Но да Бог с ними, с либеральными историками. Гораздо интереснее было бы представить моральное состояние покорителей Европы, которые вчера бодро маршировали по Парижу, а под Легедзино горестно разглядывали порванные штаны на заднице и хоронили своих товарищей, победный марш для которых закончился на Украине. Фюрер обещал им Россию – колосса на глиняных ногах, ткни и развалится; и что они получили всего на втором месяце войны?

А ведь русские еще и не начали воевать, традиционно долго запрягая. Впереди были еще тысячи километров территории, где стреляет каждый куст; впереди были еще Сталинград и Курская дуга, а также народ, победить который невозможно просто по определению. И понять все это можно было уже на Украине, столкнувшись с бойцами майора Филиппова. Немцы не обратили внимания на этот бой, посчитав его совершенно незначительным боестолкновением, а зря. За что многие потом и поплатились.

Будь гитлеровские генералы чуть умнее, как и их фюрер, они уже летом 1941 года стали бы искать пути выхода из авантюры с Восточным фронтом. Войти в Россию можно, да вот мало у кого получалось выйти обратно на своих двоих, что лишний раз весьма наглядно доказали майор Филиппов и его бойцы. Именно тогда, в июле 1941 года, задолго до Сталинграда и Курской дуги, перспективы вермахта стали безнадежными.

Историки типа Марка Солонина могут сколь угодно долго рассуждать о соотношениях потерь, но факт остается фактом: после успешного летнего наступления, завершившегося 5 декабря под Москвой нокаутирующим контрударом Красной армии, вермахт побежал назад. Побежал так быстро, что Гитлер был вынужден приводить в чувство свою драпающую армию заградотрядами. А по-другому и быть не могло: ведь наивно было бы верить в то, что удастся победить таких людей, как майор Филиппов и его бойцы. Убить – да, но не победить. Поэтому война и закончилась тем, чем она и должна была закончиться, – победным маем 1945 года. И начало Великой Победы было положено летом 1941 года, когда майор Филиппов, его пограничники и собаки ушли в бессмертие…

Александр Плеханов

Бесславных ублюдков (2009) — Брэд Питт в роли лейтенанта Альдо Рейна

Лейтенант Альдо Рейн

:

Меня зовут лейтенант Альдо Рейн, и я собираю специальную команду, и мне нужно восемь солдат.Восемь еврейско-американских солдат. Теперь вы, возможно, слышали слухи о том, что скоро произойдет армада. Ну, мы уйдем немного раньше. Мы попадем во Францию, одетые как гражданские. И как только мы окажемся на вражеской территории, как партизанская армия, нападающая на бушу, мы будем делать одно и только одно … убивать нацистов. Теперь, я не знаю, как все, но я уверен, что, черт возьми, не спустился с проклятых Смоки-гор, пересечь пять тысяч миль воды, пробиться через половину Сицилии и выпрыгнуть из гребаного воздуха Самолет, чтобы преподавать нацистам уроки человечества.У нацистов нет человечности. Они — пехотинцы еврея, ненавидящего массового убийства маньяка, и их нужно уничтожить. Вот почему любой сукин сын, которого мы находим в нацистской форме, умрет. Теперь я прямой потомок горного человека Джима Бриджера. Это означает, что у меня есть немного Injun. И наш план битвы будет противостоять апачам. Мы будем жестоки с немцами, и благодаря нашей жестокости они узнают, кто мы. И они найдут доказательство нашей жестокости в распущенных, расчлененных и изуродованных телах своих братьев, которых мы оставляем позади нас.И немцы не смогут себе помочь, кроме как представить себе жестокость, которую их братья перенесли в наших руках, в наших каблуках и в лезвии наших ножей. И немцам будет противно, и немцы будут говорить о нас, а немцы будут бояться нас. И когда немцы закрывают глаза ночью и их подсознание мучает за зло, которое они совершили, это будет с мыслями о нас, с которыми их мучают. Звучит неплохо?

СержантДонни Доновиц

,

Рядовой 1-го класса Hirschberg

,

Рядовой 1-го классаЭнди Каган

,

Рядовой 1-го класса Саймон Саковиц

,

Рядовой 1-го классаОмар Ульмер

,

Рядовой 1-го класса Смитсон Утивич

,

КапралВильгельм Вики

,

Рядовой 1-го класса Майкл Циммерман

:

ДА СЭР!

ЛейтенантАльдо Рейн

:

Это то, что мне нравится слышать. Но я получил слово предупреждения для всех, кто вы будете воинами. Когда вы присоединяетесь к моей команде, вы берете на себя дебет. Дебет вы должны мне лично. Каждый человек под моим командованием должен мне сто нацистских скальпов. И я хочу свои скальпы. И все вы получите мне сто нацистских скальпов, снятых с головы ста мертвых нацистов.Или ты умрешь, пытаясь.

,

Краткая история «опасной собаки» и почему некоторые породы запрещены

За последние три года полиция конфисковала около 5000 собак, поскольку они подозреваются в запрещенной породе.

Закон об опасных собаках запрещает породы, которые считаются агрессивными, как питбультерьеры.

RSPCA говорит, что нет никаких доказательств того, что одна порода более агрессивна, чем другая.

Но спор вокруг опасных собак не нов.

Собаки на протяжении веков

Римляне использовали собак в качестве «оружия», а также в качестве часовых и патрулей, но также держали их в качестве домашних животных.

Согласно некоторым историкам, были даже введены законы о собаках, и есть истории, восходящие к середине седьмого века до нашей эры, когда собаки использовались в бою.

Подпись к изображению Бладхаунды изначально разводились для охоты на оленей и кабанов

Прокрутите вперед в Америку в 19 веке, и именно кровавые гончие были первыми собаками, которые получили плохую прессу.

Их частично критиковали за то, что они использовались для охоты на сбежавших рабов и преступников.

В прошлом веке доберманы получили плохую репутацию.

Доберманы были завезены в Великобританию и Америку из Германии в начале 1900-х годов и приобрели репутацию надежных сторожевых собак и символов статуса.

Но Вторая мировая война изменила их образ, так как многие были сфотографированы с нацистскими офицерами в концентрационных лагерях.

После войны они становились все более непопулярными и изображались в фильмах и средствах массовой информации как «собаки демонов», несмотря на их интеллект и преданность своему владельцу.

эльзасцев часто использовались СС в нацистской Германии, чтобы напугать людей.

Ротвейлеры, фавориты по охране имущества, также пережили похожую судьбу после войны.

Подпись к изображению Ротвейлеры первоначально использовались для выпаса скота и перевозки тележек с мясом на рынок

Банды и драки на собаках

Собаки питбуля изначально разводились в 1800-х годах для использования в таких видах спорта, как травля быков, травля медведей и петушиные бои.

Когда в 1835 году была запрещена травля быков, заводчики начали собачьи бои.

В 1960-х годах в Америке начала складываться другая городская тенденция.

Уличные банды, занимающиеся наркотиками, начали тренироваться и использовать в качестве охранных собак и символов статуса типы питбуля.

Заголовок изображения Это тип изображения питбультерьеров, часто показываемых в новостных онлайн-сообщениях

Они не были самыми большими животными, и поэтому с ними было легче обращаться, чем с некоторыми другими более крупными породами, и их разводили так, чтобы они не кусали своих дрессировщиков — в основном на собачьих боях.

Типы питбулей, которые кусали своих хозяев, часто подавлялись немедленно.

Эта тенденция проникла в Великобританию, где собаки типа питбуль взяли на себя ту же роль для многих городских британских банд.

Освещение в СМИ

До 1980-х годов было зарегистрировано гораздо меньше смертей от нападений собак, но это десятилетие было ключевой эрой в общественном восприятии, что такие породы, как питбули, были опасными.

Произошли две вещи.

В 1987 году в Калифорнии питбуль, охранявший урожай марихуаны, избил и убил двух с половиной летнего мальчика.

Sports Illustrated Magazine опубликовал переднюю обложку с изображением рычащего животного с заголовком — «Берегись этой собаки».

Time также сделал похожую историю под заголовком «Бомба замедленного действия на ногах».

Многие штаты в Америке тогда начали вводить законы, запрещающие определенные «опасные породы», многие из которых были известны как семейные собаки несколькими десятилетиями ранее.

В 1991 году в Великобритании был принят Закон об опасных собаках после того, как шестилетний Руксана Хан получил тяжелые ранения и в парламенте был поднят ряд других нападений на собак.

Руксана играла в парке возле своего дома в Брэдфорде, когда ее избил питбультерьер и доставили в больницу.

Четыре породы — питбультерьер, японская тоса, аргентинский дог и фила бразилейро — были запрещены в Англии и Уэльсе.

Подпись к изображению Тоса была выведена как боевая собака в Японии и пользовалась огромной популярностью в 1920-х и 1930-х годах.

Заголовок изображения Dogo Argentino был выведен для охоты на крупную дичь, включая кабана

В Шотландии и Северной Ирландии действует система уведомлений о контроле за собаками.

Владельцам теперь грозит более суровое наказание, если их питомец несет ответственность за нападение в Англии и Уэльсе.

Подпись к изображению Стаффордширским бультерьерам дали плохую прессу, но они обычно очень нежны к своим владельцам

Но RSPCA хочет, чтобы Закон об опасных собаках был изменен, чтобы собаки были запрещены за их поведение, а не за их породу.

Правительство заявило, что запрет на определенные породы является «решающим», но сказало, что любая собака может стать опасной с плохими владельцами.

Законы о собаках по всему миру

Собаки типа питбуля в настоящее время запрещены во многих странах мира.

В Ирландии следует держать на поводке ряд различных пород, таких как английский бультерьер, стаффордширский бультерьер, мастиф, доберман, немецкая овчарка (эльзасец), родезийский риджбек, ротвейлер, японская акита и японская тоса. старше 16 лет должны иметь имя и адрес владельца на воротнике и должны быть публично закрыты.

Подпись к изображению Владимир Путин владеет японской акитой (внизу), которая является запрещенной породой в Ирландии

В разных штатах Америки разрешено вводить свои законы.

В Австралии опасные собаки должны носить ошейник разного цвета с желтыми и красными полосами, а их владельцы должны ставить знаки, предупреждающие людей, что у них есть определенная порода в их доме.

Найдите нас в Instagram на BBCNewsbeat и подпишитесь на нас в Snapchat, найдите bbc_newsbeat

,

Соединенные Штаты официально переписали историю в этот день, когда они проигнорировали роль Советского Союза в победе над нацизмом — RT Op-ed

США предпринимают серьезный пересмотр истории Второй мировой войны, сознательно сводя к минимуму вклад Советского Союза в победу над нацизмом, рисуя страны, сражавшиеся вместе с Германией, в качестве российских жертв.

Это не упущение или простая историческая неграмотность. Это неотъемлемая часть мобилизации, которая происходит сегодня в Соединенных Штатах для новой, более серьезной конфронтации с Россией.

7 мая, в ознаменование 75-й годовщины Дня Победы, правительство США выпустило два чрезвычайных заявления. Первыми хвастались как его авторы госсекретарь США Майк Помпео, так и министры иностранных дел Венгрии, Польши, Чехии, Словакии, Румынии, Болгарии, Латвии, Литвы и Эстонии. Как ни странно, это заявление не имело никакого отношения к освобождению Европы от нацизма, хотя, возможно, не так удивительно, учитывая, что Болгария, Румыния и Венгрия фактически начали войну на стороне Оси.

Заявление сразу же перешло в знакомую диатрибу времен холодной войны:

«Хотя май 1945 года положил конец Второй мировой войне в Европе, он не принес свободу всей Европе. Центральная и восточная части континента оставались под властью коммунистических режимов почти 50 лет. Прибалтика была незаконно оккупирована и аннексирована, и Советский Союз использовал железную власть над другими пленными нациями, используя подавляющую военную силу, репрессии и идеологический контроль.”

Также на rt.com
Забыть кого-то? WH приписывает победу над нацистами «Америке и Великобритании» в причудливом сообщении «День Победы» и получает образование в Twitter

Это заявление было замечательным по ряду причин. Не было упоминания о ошеломляющих потерях, понесенных Советским Союзом в войне против нацистской Германии, или даже о признании вклада Советского Союза в победу во Второй мировой войне.

Не было упоминания о том факте, что именно Красная Армия освободила каждую страну, которая подписала это заявление с Соединенными Штатами.Больше всего беспокоил угрожающий тон заключения:

«Сегодня мы вместе работаем над созданием сильной и свободной Европы, в которой преобладают права человека, демократия и верховенство закона. Будущее должно основываться на фактах истории и справедливости для жертв тоталитарных режимов. Мы готовы к диалогу со всеми, кто заинтересован в реализации этих принципов. Управление историческими событиями, которые привели ко Второй мировой войне и разделению Европы после войны, представляет собой прискорбное усилие по фальсификации истории.

Это был призыв к оружию, мобилизация для новой холодной войны, а не празднование совместной победы.

Затем, 8 мая, настала очередь Белого дома. Он разослал твит, в котором президент Трамп объявил : «В этот день в 1945 году Америка и Великобритания одержали победу над нацистами».

Итак, вот оно: Америка и Великобритания совместно победили нацистскую Германию без какого-либо вклада Советского Союза.

8 мая 1945 года Америка и Великобритания одержали победу над нацистами! «Дух Америки всегда победит.В конце концов, вот что происходит. «Pic.twitter.com/umCOwRXWlB

— Белый дом (@WhiteHouse) 8 мая 2020 г.

Такое заявление является оскорблением истории и человечества. СССР был главным в победе по поводу нацизма. Рассмотрим историю: в течение трех лет, с 22 июня 1941 года по 6 июня 1944 года, СССР сражался с нацистской Германией почти в одиночку. Никто, прежде чем Красная Армия не смогла победить, казалось бы, непобедимого вермахта. Остановив немцев у ворот Москвы в декабре 1941 года, Красная Армия одержала одну невероятную победу за другой.Бои за Сталинград, Курск, Харьков, Белгород, Смоленск, Днепр, Киев, Крым и многие другие, включая снятие блокады Ленинграда, нанесли сокрушительные поражения немецким вооруженным силам.

Эти поражения были настолько катастрофическими, что летом 1944 года, когда Красная Армия вышла за пределы СССР, чтобы начать войну в самой Германии, Вермахт был лишь бледной тенью армии, которая покорила большинство континентальной Европы с такой легкостью с 1939 по 1941 год.Оно отступало повсюду, так как Красная Армия продвигалась не только в Берлин, но и в оккупированные нацистами страны: Чехословакию, Болгарию, Румынию, Венгрию, Югославию.

Когда Великобритания, США и Канада начали вторжение в Европу, они столкнулись с немецкой военной машиной, которая уже была побеждена. Из примерно 300 дивизий немцы разместили только 58 во Франции, Бельгии и Нидерландах в ожидании предстоящего вторжения.

Простая истина заключается в том, что если бы вермахт еще не был в значительной степени разрушен — и вступил в ожесточенные бои с Красной Армией на многочисленных фронтах на востоке — высадки в день «Д» не состоялись бы.Не было бы освобождения Европы. Трампа «Америка и Великобритания» были успешными только потому, что Красная Армия уже сделала большую часть тяжелой работы.

Серьезные историки, конечно, признают, что именно борьба между СССР и нацистской Германией определила исход Второй мировой войны. В «Абсолютной войне: Советская Россия во Второй мировой войне» историк Крис Беллами пишет, что во время боевых действий на Восточном фронте «большая часть сухопутных войск и связанных с ними воздушных сил нацистской Германии и ее партнеров по Оси были в конечном итоге уничтожены. Советским Союзом.«

Советский тяжелый подъем пришел по чрезвычайно высокой цене. Ошеломляющие цифры рассказывают свою собственную историю. Смертность советских военнослужащих, по оценкам, составляет около 8,7 миллиона человек, но гибель советских гражданских лиц в результате голода, болезней и военных преступлений составляет где-то порядка 19 миллионов. Сравните эти цифры с американскими цифрами: в период с июня 1944 года по 8 мая 1945 года на Европейском театре военных действий США понесли 552 117 жертв. Согласно данным Министерства обороны США, из этого числа 104 812 были убиты в бою.

Общие военные потери США на всех театрах военных действий, по оценкам, составляют 407 300 человек. Общие военные потери Великобритании оцениваются в 383 700 человек.

Примечательно, что российские лидеры никогда не стремятся принизить вклад своих союзников в совместные военные усилия. Не так лидеры США и Великобритании.

Их отношение к жертвоприношениям в России претерпело кардинальные изменения. Сравните легкомысленные комментарии Трампа и Помпео с замечаниями президента Джона Ф. Кеннеди в его знаменитом выступлении в Американском университете в июне 1963 года:

«Ни одна страна в истории битвы не пострадала больше, чем Советский Союз во время Второй мировой войны. война.По меньшей мере 20 миллионов погибли. Бесчисленные миллионы домов и ферм были сожжены или уволены. Треть территории страны, включая почти две трети ее промышленной базы, была превращена в пустоши — потеря, эквивалентная опустошению этой страны к востоку от Чикаго ».

Также на rt.com
27 миллионов причин, почему мы должны помнить День Победы и противостоять попыткам переписать историю

Президент Ричард Никсон повторил подобные чувства во время своего телевизионного обращения к советскому народу в мае 1972 года.

Кеннеди и Никсон оба стремились к рабочим отношениям с Советским Союзом и понимали, что, учитывая ужасающий опыт Второй мировой войны, никто в здравом уме не захочет еще одну войну. Сегодняшний Вашингтон совсем другое место. Он полон людей, жаждущих войны. И принижение, дегуманизация и неуважение к русскому народу — лучший способ заложить основу для этого.

Думаешь, твоим друзьям будет интересно? Поделитесь этой историей!

Заявления, взгляды и мнения, выраженные в этом столбце, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают точку зрения RT.

Битва при Агинкуре

Английская победа над армией французского короля 25 октября 1415 года увековечена в пьесе Уильяма Шекспира «Генрих V»

Король Генрих V в битве при Агинкуре 25 октября 1415 года в Столетней войне: картина Гарри Пейна

Предыдущая битва Столетней войны — битва при Пуатье

Следующая битва в серии «Британские битвы» — это первая битва при Сент-Олбансе.

К Индексу 100-летней войны

Война : Столетняя война.

Дата битвы при Агинкуре : 25 октября 1415 года.

Место битвы при Агинкуре : Северная Франция

Бойцы в битве при Агинкуре : Английская и валлийская армия против французской армии.

Командиры в битве при Агинкуре : Король Англии Генрих V против констебля Франции Шарля д’Альбре, графа де Дрё.

Размеры армий в битве при Агинкуре : Английская армия высадилась во Франции и осадила портовый город Харфлер, численность которого составляла около 30 000 человек.Осада взяла свое, многие в армии умирали от болезней, и для защиты захваченного порта пришлось оставить сильный гарнизон. В битве при Агинкуре в армии Генри было, вероятно, около 5000 рыцарей, бойцов и лучников. Оценки численности французской армии варьируются в широких пределах, от 30 000 до 100 000 человек.

Атака армии Генриха V на Харфлере перед битвой при Агинкуре 25 октября 1415 года в Столетней войне

Униформа, вооружение и экипировка в битве при Агинкуре : Рыцари носили стальные латные доспехи большей толщины и сложности, чем в Креси, с касками в шлеме.Двуручные мечи вошли в моду как боевое оружие дворянства. В остальном оружием оставалось копье, щит, меч, различные виды булавы или дубины и кинжала. Каждый рыцарь носил свой герб на сюртуке и щите.

Король Генрих V молится со своей армией перед битвой при Агинкуре 25 октября 1415 года в Столетней войне

Английские и валлийские лучники несли более сильный лук, чем их отцы и деды при Эдварде III и Черном принце.Бронебойные стрелы делали это оружие более смертоносным, чем его предшественник, запасы тысяч стрел были собраны в Лондонском Тауэре в рамках подготовки к войне.

Для рукопашного боя лучники несли мечи, кинжалы, топоры и боевые молоты. Они носили куртки и свободный шланг; хотя многие были обнажены к моменту битвы после долгого мучительного марша из Харфлёра. Головной убор лучника представлял собой кепку черепа из вареной кожи или плетения с ребристой стальной рамкой.

Утверждается, что многие лучники сняли верхнюю одежду для битвы, чтобы облегчить использование своих луков.

Король Генри был одет в полированный шлем с бацинетом для сражения, увенчанный золотой короной. Его пальто было украшено гербами Англии и Франции.

Победитель битвы при Агинкуре : Король Англии Генрих V одержал решающую победу в битве.

Битва при Агинкуре 25 октября 1415 года в Столетней войне: карта Джона Фокса

Отчет о битве при Агинкуре : Вступив на престол Англии в апреле 1413 года, Генрих V решил возобновить войну против Франции и настаивать на своем требовании французского престола.Возобновились плодотворные переговоры между двумя странами, в ходе которых Генрих выдвинул неприемлемые требования о том, что французские эмиссары отклонили

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о