Волк лес: Волк — … леса, 7 (семь) букв

Автор: | 07.01.1996

Волк, лес и новый человек — Журнальный зал

Сенель Пас

Волк, лес и новый человек

Перевод Дарьи Синицыной

Сенель Пас#

 

Мы с Исмаэлем вышли из бара и распрощались, бывай, Давид, два часа уже, и я остался один и хотел дальше с кем-то говорить и не хотел быть один. Сначала я собрался в кино, но уже у самой кассы передумал и решил лучше позвонить Вивиан, но уже у самой телефонной будки передумал и сказал себе: так, Давид, вообще-то лучше всего переждать до прихода автобуса в “Коппелии”, Храме Мороженого. И вот тут-то… ах, Диего.

Храмом Мороженого называл это место один пидор, мой друг. Я говорю “пидор” любя — ему бы не понравилось, скажи я по-другому. У него была своя теория. “Гомосексуалисты — это которым мужики до некоторой степени нравятся, но они могут держать себя в руках, — говаривал он, — а еще это люди, которых собственный социальный (в смысле, политический) статус так приостанавливает, что они, в конце концов, ссыхаются, как изюм”.

Я отчетливо слышу его, вот он стоит у балконной двери, в руках непременная чашка чаю. “Но те, кто, как я, при одном намеке на фаллос теряют всякий человеческий облик, проще говоря, борзеют, те — пидоры, Давид, пи-до-ры, и кончен разговор”.

Мы как раз тут и познакомились, в “Коппелии”, в такой день, когда не знаешь, вниз или вверх по улице побредешь, встав из-за стола. Он явился к моему столику, уселся напротив, пробормотав “с вашего позволения”, и тут же завалил все кругом пакетами, сумками, зонтиком, рулонами бумаги и вазочкой с мороженым. Я бросил на него взгляд: и дураку ясно, на какую ногу он хромает; к тому же он взял клубничное мороженое, хотя в тот день завезли и шоколадное. Мы сидели в самом центре кафе, а от “Коппелии” рукой подать до Университета, и в любую минуту нас мог увидеть кто-нибудь из моих знакомых. Потом станут донимать — что это за мамзель скрашивала мое одиночество в мороженице да когда же я приведу ее в общежитие и всем представлю.

Смеха ради, без задней мысли, но я-то знаю: когда я ни в чем не виноват, у меня хуже всего получается отбрехаться и я жутко нервничаю, а значит, шутки шутками, но возникнут подозрения, и к этому приложится, что Давид какой-то таинственный, Давид слова в простоте не молвит, вот вы слышали, чтобы он сказал: “едрить вашу за ногу”?, да у Давида нет девушки с тех пор, как Вивиан его бросила, так это она его бросила? а чего она его бросила?; в общем, все доводы разума указывали, что надо бросать мороженое и рвать когти, все равно — вверх по улице или вниз. Но в то время я уже отучился внимать доводам разума, не то что раньше, когда этими самыми доводами чуть себе жизнь не загубил… Вдруг я почувствовал, будто коровий язык облизывает мне лицо. Блудливый взгляд вновь прибывшего — так я и знал, уж такие они; у меня аж под ложечкой засосало. В маленьких городках женоподобные мужчины беззащитны, всякий норовит над ними посмеяться, и они стараются не высовываться, но в Гаване, я слыхал, совсем другое дело, тут у них свои повадки.
Если он снова на меня заглядится, а я ему так врежу, что он полетит, выблевывая клубнику, на пол, то он тут же раскричится, да так, чтобы все расслышали: “Ох, миленький, за что? Ни на кого я не оборачивался, честное слово, любимый!” Так что пусть облизывает сколько угодно, я на провокации не поддаюсь. Сообразив, что выразительные взгляды не возымели действия, он выложил на стол еще один сверток. Я про себя улыбнулся, понял, что это наживка, ну да я и не подумаю ее заглатывать. Только искоса глянул, это были книги, зарубежные издания, а на самом верху бросилось мне в глаза — потому что наверху — издательство “Сейш Барраль”, серия “Краткая библиотека”, Марио Варгас Льоса, “Война конца света”. Боже ты мой, чтобы прямо вот эта книга! Варгас Льоса, конечно, реакционер и поносит Кубу и социализм везде, где только рот откроет, но я так мечтал прочесть его последний роман, и на тебе пожалуйста: все-то эти пидоры первыми раздобудут.
“С твоего позволения, сейчас все уберу”, — сказал он и сгреб книги в сумку на длиннющих ручках, свисавшую у него прямо с шеи. “Мать моя женщина, — подумал я, — да у него сумок больше, чем у кенгуру”. “Сумок у меня больше, чем у кенгуру, — заметил он с улыбочкой, — слишком взрывоопасные материалы, чтобы выкладывать на публике. Полиция у нас культурная. Но если хочешь, могу показать тебе книжки… Только не здесь”. Я переложил красную членскую книжицу Союза Юных Коммунистов из одного нагрудного кармана в другой: пора бы ему сообразить, что мои читательские интересы никак нас не сближают. Или он хочет, чтобы я вызвал какого-нибудь культурного полицейского? Намека он не понял. Снова воззрился на меня с усмешкой, медленно поддел кончиком ложки кусочек мороженого и поднес к кончику языка: “Восхитительно, не правда ли? Единственное, что научились хорошо делать в этой стране. Того и гляди русским приспичит заиметь рецепт, и придется ведь дать”.
Почему я должен терпеть такое от пидора? Я набил полный рот мороженого. Он умолк на мгновение. “А я тебя знаю. Ты ой как часто по улицам бродишь, с газеткой под мышкой. Все больше по Гальяно”. Я молчу. “Один мой приятель, скрытный такой, тоже тебя знает, видел на региональном совещании чего-то там и сказал, ты из Лас-Вильяс, как Карлос Ловейра[1]”. Тут он привзвизгнул: обнаружил в мороженом почти целую клубничину. “Да у меня сегодня счастливый день: такие чудесные находки”. Я молчу. “Вот все говорят — кто не хочет быть с Востока, тот хочет быть гаванцем… А вот вы, из Лас-Вильяс, и рады быть из Лас-Вильяс. Глупости какие”. Он старался взгромоздить клубничину на ложку, но клубничина не желала взгромождаться. Я доел мороженое и теперь не знал, как уйти, такая уж у меня проблема: не умею ни начать разговор, ни закончить и обязательно все выслушаю, что мне говорят, даже если мне ни капельки не интересно. “Интересуешься Варгасом Льосой, товарищ юный коммунист? — спросил он, подпихнув клубничину пальцем.
— Стал бы его читать? Здесь его никогда не напечатают. Тот, что ты видел, — последний роман — мне недавно прислал Гойтисоло[2] из Испании”. Опять уставился на меня. Я стал считать в уме: доберусь до пятидесяти — встану и только меня и видели. Он дал мне досчитать до тридцати девяти. Поднес ложечку ко рту и, смакуя во всех смыслах клубничку, произнес: “Если пойдешь со мной и позволишь расстегнуть тебе ширинку пуговка за пуговкой, одолжу почитать, Торвальд”.

Знай Диего, как на меня подействуют его слова, он оставил бы этот выпад при себе. Удар пришелся по больному месту. В голову мне бросилась кровь, вены на шее вздулись, голова закружилась, в глазах потемнело. Четыре года назад моя учительница по литературе в старших классах, профессионально несостоявшаяся сразу на двух поприщах — учительницы по литературе и театрального режиссера, — решила, что вот он, ее шанс, когда наша школа осталась без первого места на межрайонном конкурсе из-за недостатка внеклассных культурных мероприятий.

Она отправилась на прием к директору и убедила его, что, во-первых, нам с Ритой не занимать актерского таланта, а во-вторых, она вполне способна поставить под нас “Кукольный дом”, каковая пьеса, хоть и иностранная — как сказал Марти[3], товарищ директор, весь мир да вольется в нашу Республику, — лишена идеологической отравы и входит в школьную программу, одобренную Министерством в прошлом году. Директор с восторгом согласился (это был и его шанс), а Рита и подавно: пусть страх сцены мешал ей отвечать на классной перекличке, зато она была тайно и беззаветно влюблена в меня. Я же категорически отказался. Мое высокое представление о мужском начале — точнее даже, представление о нем моих одноклассников — исключало всякое актерство. Директор переубедил меня простейшим способом: он велел рассматривать роль как задание, задание, Альварес Давид, данное вам Революцией, благодаря которой вы, сын крестьянской бедноты, получили возможность учиться; борьба с империализмом разворачивается в данный момент не на театральных подмостках, позвольте напомнить, а в тех странах Латинской Америки, где ваши ровесники ежедневно страдают от угнетения, а мы от вас всего-то и хотим такой малости, как сыграть
Ибсéна
. Я уступил. И не потому что меня приперли к стенке. Он говорил убедительно. Он был прав. За неделю я выучил свою роль и Ритину заодно: бедняжка так серьезно пестовала свою тайную влюбленность, что всякий раз, приближаясь ко мне, лишалась дара речи. Она была одной из тех бледных, беззащитных, некрасивых девиц, как правило, сирот, которые очень часто влюбляются в меня и с которыми я из жалости — и потому что не люблю, когда кому-то плохо, — начинаю-таки встречаться. В день нашего единственного спектакля — когда Диего впервые увидел меня и заприметил на всю оставшуюся жизнь — Рита нервничала на сцене сильнее, чем обычно: из-за публики, из-за жюри, а в особенности из-за того, что сегодня она в последний раз окажется в моих объятиях, точнее, в объятиях этого малого из XIX века, которого я с успехом изображал в костюме, сшитом учительницей по литературе. И вот, ближе к финалу, она не выдержала и онемела посреди сцены, воззрившись на меня, словно ягненок, которому вот-вот перережут горло.
У учительницы началась одышка, у директора сломался зуб, зрители зажмурились. Лишь я, актер поневоле, не утратил самообладания в этот тяжкий для Родины и Театра миг. “Ты смущена и хранишь молчание, Нора”, — промолвил я, медленно приблизившись к ней в надежде подсказать текст или ткнуть ее в спину. “Я знаю, мы должны поговорить. Мне присесть? Разговор наверняка выйдет долгим”. Но все без толку, Рита застопорилась не на шутку, и спектакль вылился в самокритичный монолог Торвальда, длившийся, пока учительница не отмерла, не спустила на сцену два экрана и под музыку из “Лебединого озера” — единственную, что нашлась на звукорежиссерском пульте, — не начала показывать слайды с рабочими и партизанами, выдержками из постановлений Первого Конгресса по Образованию и Культуре[4] и стихами Хуаны де Ибарбуру, Мирты Агирре[5] и ее собственными, отчего, как она впоследствии отмечала, постановка приобрела размах и актуальность, какими сам по себе ибсеновский текст не обладал. “Я в жизни не чувствовал себя так неловко, — рассказывал потом Диего. — Не знал, куда деваться из кресла. Половина зала за тебя молилась, кто-то даже хотел устроить короткое замыкание. Да еще в этом красно-зеленом клетчатом пиджаке и черных панталонах ты был похож на какой-то африканский флаг. Нас тронуло твое хладнокровие, то, как наивно ты выставлял себя на посмешище. Поэтому мы не поскупились на аплодисменты”. Это и было хуже всего: как жалостливо мне хлопали. Я стоял в свете софитов, слушал овации и горячо молился, чтобы всех присутствующих накрыла тотальная амнезия и чтобы никогда, никогда в жизни, never, слышишь, Господи? я не встретился ни с одним из них, ни с кем, кто мог бы меня узнать. Взамен я обязался впредь лучше думать, если мне снова дадут общественное задание, а еще не заниматься онанизмом и пойти получать научно-техническую специальность, потому что в них страна как раз нуждалась в те времена.

И я сдержал слово, не считая научно-технической специальности, потому что насчет онанизма Бог должен был понять, что это от отчаяния и по неопытности, но, с другой стороны, ведь и Он не внял моим молитвам: забыл об обещанном и поставил на моем пути в “Коппелии”, да еще в такой день, когда я плохо соображал, субчика, который видел мой позор и возомнил, что может меня шантажировать.

“Шучу, шучу, спокойно! — Диего испугался, увидев, что меня вот-вот хватит удар. — Прости, это я не всерьез, конечно, — так, растопить лед. На, выпей водички. Хочешь, провожу тебя до Каликсто Гарсии[6], до приемного покоя?” — “Нет! — отрезал я и поднялся, приняв окончательное решение. — Идем к тебе, посмотрим книги, поговорим, о чем надо поговорить, и все”. Вот отчего я так разнервничался. Он уставился на меня, открыв рот. “Собирайся!” Но собрать все расшвырянное по столу оказалось делом не быстрым, так что он успел прийти в себя. “Давай-ка сначала проясним кое-какие вопросы, чтобы ты потом не говорил, будто я тебе задурил голову. Ты до того наивен, что представляешь опасность. Я, во-первых, голубой. Во-вторых, верующий. В-третьих, у меня бывали проблемы с системой: они считают, мне не место в стране. Ну да пусть умоются: я тут родился. Я, прежде всего, патриот и лесамианец[7], и отсюда меня не выкурят, даже если ракету в жопу засунут. В-четвер—тых, я сидел в ВЧСП[8], когда они еще были. И в-пятых, соседи за мной следят: секут всех, кто приходит. Все еще хочешь в гости?” — “Да”, — отвечал сын крестьянской бедноты хриплым голосом, который сам едва узнал.

 

(Далее см. бумажную версию.)



[1] Карлос Ловейра (1882-1928) — кубинский писатель-натуралист. (Здесь и далее — прим. перев.)

[2] Хуан Гойтисоло (р. 1931) — испанский писатель.

[3] Хосе Марти (1853-1895) — кубинский писатель, философ, публицист, духовный лидер нации, борец за независимость Кубы от Испании.

[4] Первый Конгресс по Образованию и Культуре состоялся в апреле 1971 г. и фактически определил культурную политику государства на предстоящее десятилетие. На Конгрессе, в частности, обсуждалась тема гомосексуальности: постановление специальной комиссии гласило, что гомосексуалистов не рекомендуется принимать на работу в учреждения, связанные с воспитанием молодежи, а их творчество не должно представлять Кубу за рубежом.

[5] Хуана де Ибарбуру (1895-1979) — уругвайская поэтесса, представительница испаноамериканского модернизма. Мирта Агирре (1912-1980) — кубинская поэтесса и литературовед, видный деятель Кубинской коммунистической партии.

[6] Имеется в виду Университетская больница имени генерала Каликсто Гарсии, находящаяся неподалеку от “Коппелии”.

[7] Лесамианец — человек, сообразующий свою жизнь с эстетической системой Хосе Лесамы Лимы (1910-1976) — кубинского писателя, поэта, эссеиста, теоретика необарокко, автора одного из важнейших романов кубинской литературы — “Рай” (1966). В социалистическую эпоху Лесама Лима, обвиненный, как многие интеллектуалы, Че Геварой в “первородном грехе” изначальной “не-революционности”, оставался на острове, но жил во “внутренней эмиграции” и практически не печатался.

[8] ВЧСП (Военные части содействия производству) — существовавшие в 1965-1968 гг. лагеря, куда на принудительные работы кубинские власти отправляли гомосексуалистов, активных приверженцев религии и инакомыслящих.

  • Скопировать ссылку

    Скопировано

Следующий материал

Волки в ночи

Перевод Светланы Силаковой

Волков бояться — в лес не ходить

Уж если вас полюбит Серый,
Он служит правдой вам и верой,
И вывезет вас из беды,
И принесет живой воды. А. Усачёв

Русские народные сказки — это неисчерпаемый источник мудрости. Часто героями сказок становятся животные, в чертах которых отражается жизнь человека, с её страстями, алчностью, коварством, хитростью и глупостью, но в то же время и с дружбой, взаимовыручкой, верностью и благодарностью.

Одним из главных персонажей сказочного фольклора является волк. Как правило, в сказках волк глуп, незатейлив и его легко обмануть. «Серый дурак» вечно попадает впросак: падает в горячую яму («Волк и коза»), остаётся без хвоста («Лиса и волк»), попадает в кипящий котёл («Три поросенка»). Однако иногда волк умнеет и даже противостоит плутовке-лисе: «Нет, лебёдушка, пошла вон из моей избы, чтоб я тебя не видал!»

Волк в сказках

Волк далеко не всегда персонаж отрицательный. Нередки случаи, когда народ считал волка своим предком. Нет сомнений, что в народных сказках о животных волк выступает как тотемное животное славянского народа, фактически воплощая все его наиболее характерные особенности. Например, в фольклоре волк зачастую выступает как часть силы благородной и иногда даже священной. «Сказка об Иван-Царевиче, Жар-птице и Сером волке» учит доброте и честности, но в то же время демонстрирует, что не всё в жизни достаётся только трудом и упорством — порой нужны хитрость и лукавство. Очень красочно образ волка изображен у Васнецова. Перед нами оборотень с человеческими глазами или волколак, как его называли славяне издревле. Однако нет в его облике ничего кровожадного или дикого, образ его полон преданности, отваги и самопожертвования. Почему же волк — вор и разбойник по своей звериной натуре — помогает почти во всех преданиях человеку и даже готов пожертвовать ради него жизнью? Вот тут мы и находим следы почитания волка как тотема, священного предка, покровителя людей из своего племени.

В Древней Руси с культом духа-покровителя связан обычай ношения амулетов: из многочисленных археологических находок видно, что украшения мужчин чаще всего состояли из волчьих клыков — видимо, это отголоски ещё ведовства. Возвращаясь к древнему покровителю волков Перуну, вспомним, что он был покровителем, прежде всего воинов-дружинников, которые, в свою очередь, чтили животных своего бога и старались им подражать. В древнерусской литературе не раз встречается сравнение воина с серым волком. Молодые воины называли себя волками. Это сравнение дожило и до XIX в. В. И. Даль записал такую пословицу: «Солдат, как волк: где попало там и рвёт».

Васнецов. Иван царевич на сером волке

В христианскую эпоху волк становится главным героем преданий об оборотнях, т. е. воплощением зла. Люди, способные превращаться в волков по своей воле или в результате козней колдунов, назывались волколаки.

Однако, реальный волк обладает совсем не теми качествами, которые ему обычно приписываются.

Давайте рассмотрим повадки и образ жизни настоящих животных и обратимся к книге немецкого зоолога Альфреда Брема «Жизнь животных». Благодаря живым описаниям «образа жизни» и «характера» животных, труд Брема стал для многих поколений лучшим популярным руководством по зоологии. Прежде всего, волки — санитары леса, они охотятся не в одиночку, а сообща. Бродят волки обычно небольшими стаями по 10-15 особей. В стае соблюдается строгая иерархия. Вожак стаи почти всегда — самец (волк-«альфа»). Среди самок также есть своя волчица-«альфа», которая обычно идёт впереди вожака. В моменты опасности или охоты вожак становится во главе стаи. Волки никогда не подстерегают добычу, они загоняют её. Добыча делится между членами стаи соответственно рангу. Старые волки, не способные участвовать в совместной охоте, следуют за стаей в отдалении и довольствуются остатками добычи. Остатки пищи волк зарывает в снег, а летом прячет про запас в укромном месте. Волки имеют очень острое обоняние, улавливающее запах на расстоянии 1,5 км. Волк — существо хищное, хитрое, умное, изворотливое, злое. Главный в стае — вожак, остальные волки ему подчиняются. Животные общаются между собой при помощи разнообразных звуков от лая, визга, ворчания и рычания до воя. Волки замечательные родители. За малышами присматривает вся стая. И если по какой-то причине они останутся без родителей, то переживать об их будущем не стоит, стая не даст им погибнуть. Самое время вспомнить историю Маугли, рассказанную известным английским писателем Киплингом. Человеческий детёныш, очутившись в джунглях, не погиб, потому что нашел верных и надёжных друзей. Друзья эти — звери, и прежде всего — волчья стая. Вместе с Маугли мы познаём Законы Джунглей и понимаем, что они во многом полезны и людям. Например, убивать зверей можно лишь ради питания, надо уважать законы каждого общества (стаи) и уважать того, кого встретишь на тропинке в джунглях, а также считаться с наукой более мудрых.

Маугли и Акела. Мультфильм «Маугли»

Еще одной книгой для вашего ребёнка о повадках этого животного, может стать издание, вышедшее в издательстве «Манн, Иванов и Фербер» «Животные в природе. Волк». В этой небольшой книге с чудесными иллюстрациями много интересных фактов о волках.

Вообще, волк в современных детских книгах неуклонно теряет свои позиции самого страшного пожирателя. Помните чудесного волка, который телёночку «мамой» был? А ведь в самом начале хотел его съесть! А невероятно трогательный и сентиментальный волк, искавший свою половинку? Да что мы вообще знаем о волчьих чувствах?!

Совершенно очевидно, что сказки изначально не были предназначены для маленьких детей. Они учили всех, от мала до велика, правилам жизни в мире, в котором много опасностей для человека. Действительность, в которой живут герои народных сказок, сурова, но и она же учит мудрости, взаимовыручке, мужественности, верности и благодарности. Преодолевать испытания, проходить даже через смерть и побеждать. Именно это и может показаться жестоким современным детям и родителям. Но разве любую сказку следует понимать буквально? Дословное восприятие текста сказки может привести лишь к поверхностному пониманию самой сказки, без улавливания главного смысла, о чём А. С. Пушкин писал в своё время — «Сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок!».

Государственный лес Вулф-Лейк — Департамент охраны окружающей среды штата Нью-Йорк

Перейти к основной навигации

Ключ со значком

  • Открыт для отдыха : Круглый год
  • Плата : Бесплатно
  • Контактная информация :
    • Отделение DEC региона 6 в Потсдаме (с понедельника по пятницу, с 8:00 до 16:30), (315) 265-3090; [email protected]
    • Вопросы правоприменения: 1-833-NYS-RANGERS (1-833-697-7264) или 911
  • Местоположение : города Хермон и Эдвардс, округ Сент-Лоуренс,
  • Подразделение управления дикой природой : 6C
  • Карта : Карта государственного леса Вольф-Лейк (GeoPDF) — Инструкции по работе с GeoPDF || Google Планета Земля || DECinfo Локатор

Государственный лес Вольф-Лейк представляет собой лесовосстановительную зону площадью 4316 акров. Куски были куплены государством в 1950-х и 1960-х годах, чтобы вернуть пустующие и заброшенные сельскохозяйственные угодья в продуктивное использование в качестве источника древесины и предоставить землю для общественного отдыха.

Избранные виды деятельности

Пеший туризм

Общая информация о пеших прогулках включает практические советы и советы по безопасности, а также ссылки на правила и положения.

В лесу есть несколько подъездных троп и дорог, которые открыты для пеших прогулок, катания на беговых лыжах и горных велосипедах.

  • Тропа от Тальквилля до Лунного озера (синий) (2,7 мили) — эта тропа ведет к Лунному озеру, самому маленькому (10 акров) из трех названных озер в этом районе. Вы найдете активность бобров вдоль этой тропы и большинства других. Тропа на Лунном озере существовала до того, как государство купило землю, но DEC построила навес на Лунном озере. В настоящее время в Лунном озере нет рыбы, хотя 15 лет назад здесь водился большеротый окунь. Предполагается, что кислая вода, низкий уровень кислорода и теплая вода уничтожили популяции рыб.
  • Тропа от Лунного озера до Волчьего озера (синий) (0,6 мили) — эта тропа ведет к навесу на северо-западном берегу Волчьего озера. На озере площадью 25 акров есть несколько отличных кемпингов и хорошая рыбалка на окуня.
  • Тропа от Лунного озера до озера Гекльберри (желтая) (2,7 мили) — эта тропа ведет к навесу на юго-восточном берегу озера Гекльберри. Озеро интенсивно используется в течение всего года, особенно во время сезона ловли окуня. Он довольно большой, около 55 акров, и предлагает отличную рыбалку.
  • Talcville to Huckleberry Lake Trail (желтый) (3,2 мили) — по этой тропе удобно добираться до озера Гекльберри на каноэ или небольших лодках. Последние 0,25 мили проходят через заросли местной белой сосны диаметром до 30 дюймов. Когда вы доберетесь до озера Гекльберри по этой тропе, вы окажетесь на западной границе государственного леса. Эта линия проходит примерно на север через озеро от этой точки.
  • Sam Day Road to Wolf Lake Trail (желтый) (3,9 мили) — Тропа начинается на продолжении Сэм Дэй-роуд и ведет к навесу на озере Волк.
  • Sam Day Road to Moon Lake Trail (Тропа бобровых прудов) (красный) (5,0 миль) — эта тропа ведет туристов вдоль старых бобровых прудов на выходе из озера Гекльберри. Отправной точкой на севере можно стать, повернув на запад от Сэм Дэй Роуд и пройдя 0,3 мили до старой фермы. Эта тропа предлагает прекрасный вид на бобровые болота и множество хороших мест для наблюдения за дикой природой. Вы найдете навес в 1,75 мили к югу от отправной точки.
Кемпинг

Общая информация о примитивном кемпинге включает инструкции и советы по безопасности, а также ссылки на правила.

В лесу есть несколько специально отведенных кемпингов. Навесы расположены на озерах Гекльберри, Луна и Волк. Также разрешен примитивный кемпинг на свободе. Кемпинги должны находиться на расстоянии не менее 150 футов от ближайшей дороги, тропы или водоема. Для кемпинга на срок более трех ночей или группами из десяти и более человек требуется разрешение лесничего.

Охота и отлов

Отдел управления дикой природой: 6C

Общая информация об охоте и общая информация об отлове. Включает практические советы и советы по безопасности, а также ссылки на правила и положения.

Охота и отлов разрешены в соответствии со всеми законами и правилами штата.

Рыболовство

Общая информация о рыбалке включает практические советы и советы по безопасности, а также ссылки на сезоны, правила и положения.

В собственности есть многочисленные ручьи и ручьи для рыбалки.

Катание на горных велосипедах

Общая информация о езде на велосипеде включает практические советы и советы по безопасности, а также ссылки на правила и положения.

Все тропы в лесу открыты для катания на горных велосипедах. Нет трасс, специально предназначенных для катания на горных велосипедах.

Беговые лыжи и прогулки на снегоступах

Общая информация о беговых лыжах и прогулках на снегоступах включает инструкции и советы по безопасности, а также ссылки на правила и положения.

Все тропы в лесу открыты для катания на беговых лыжах и прогулок на снегоступах. Трассы для беговых лыж не подготовлены.

Дикая природа

Общая информация о животных включает ссылки на информацию о птицах, млекопитающих, рыбах, рептилиях, амфибиях и насекомых, населяющих или мигрирующих по территории штата.

Как добраться

В заповедник Вулф-Лейк можно попасть по дорогам Гейтс и Сэм Дэй в городе Хермон на севере. К озеру Вулф также можно добраться по Эймс-роуд в городе Эдвардс на юге.

Имеется 4 парковочных места. Они расположены на Эймс-роуд и на подъездной дороге к общественному лесу Сэм-Дей.

  • Ames Road West Parking Area (44.313014°N, 75.328309°W) Карты Google (с веб-сайта DEC)
  • Ames Road East Parking Area (44,312268°N, 75,323779°W) Карты Google (с веб-сайта DEC)
  • Sam Day Public Forest Access Road Parking (44,368520°N, 75,306646°W) Карты Google (покидает веб-сайт DEC)
  • Curran Landing Parking Area (44,36795 ° северной широты, 75,310758 ° западной долготы) Карты Google (покидает веб-сайт DEC)

Все координаты указаны в десятичных градусах с использованием системы отсчета NAD83/WGS84.

Правила, положения и безопасность на открытом воздухе

Практикуйте Принципы не оставлять следов (покидает веб-сайт DEC) при воссоздании на государственной земле, чтобы ответственно проводить время на свежем воздухе, минимизировать воздействие на природные ресурсы и избегать конфликтов с другими пользователями.

Все пользователи государственного леса Вулф-Лейк должны соблюдать все правила использования государственного леса и соблюдать все правила безопасности на открытом воздухе для обеспечения безопасности пользователей и защиты ресурса.

Соблюдайте Положение о дровах штата Нью-Йорк, чтобы защитить ваши любимые леса от инвазивных насекомых и болезней.

Планирование и управление

DEC разработал проект Плана управления лесным массивом St. Lawrence Rock Ridge, в котором описываются предлагаемые мероприятия по управлению этим и несколькими другими государственными лесами в этом районе. DEC принимал публичные комментарии к проекту до 30 апреля 2022 г. Вопросы по этому проекту UMP можно направлять по адресу [email protected]

История

Северо-восточная часть этой области возделывалась семьей Рид, которая в начале 19 века занималась крупным производством кленового сахара на этом участке.00с. Местные жители до сих пор называют этот участок «Тростниковым ранчо».

Юго-западная часть заповедника Вулф-Лейк-Стейт-Форст известна в местном масштабе как «Ферма Кларков» в честь семьи, которая в последний раз возделывала ее. Старые дороги, которые когда-то обслуживали две фермы, обеспечивают автомобильный доступ к государственному лесу Вольф-Лейк.

Во внутреннюю часть территории между «Ранчо Рид» и «Фермой Кларк» можно попасть только по сети пешеходных троп. Этот удаленный участок, вероятно, был вырублен в конце 1800-х — начале 19 века.00с. Большая часть интерьера также была изменена пожаром в тот же период. Результатом этих нарушений являются голые скалы и насаждения местной красной и белой сосны на возвышенностях и насаждения лиственных пород между хребтами.

Ближайшие государственные земли, объекты, благоустройство и другая информация

Государственные земли и объекты
  • Государственный лесной фонд пожаров-падений
  • Государственный лес Форель Лейк
  • Уиппурвилл Корнерс Стейт Форст
  • Государственный лес Боннер-Лейк
Где найти удобства поблизости
  • Газ можно найти в близлежащих населенных пунктах Хермон, Гувернер, Кантон и Потсдам.
  • Продовольствие и другие припасы можно найти в близлежащих районах Эдвардс, Кантон, Гувернёр и Потсдам.
  • Рестораны можно найти в близлежащих поселках Хермон, Де-Калб-Джанкшен, Рассел, Кантон и Потсдам.
  • Жилье можно найти в близлежащих районах Кантона и Потсдама.

Торговая палата округа Св. Лаврентия (уходит с веб-сайта DEC) может предоставить информацию о других местах отдыха, развлечениях и удобствах в этом районе.

Доступны многочисленные путеводители и карты с информацией о землях, водах, тропах и других местах отдыха в этом районе. Их можно приобрести в большинстве розничных продавцов снаряжения для активного отдыха, книжных магазинах и книжных интернет-магазинах.

Дополнительную информацию, снаряжение для активного отдыха, предложения по поездкам, а также экскурсии с гидом или самостоятельно можно получить в компаниях, занимающихся экскурсоводом и экипировкой. Проверьте торговые палаты области, телефонные справочники или поиск в Интернете для списков.

Подумайте о том, чтобы нанять проводника на природе, если у вас мало опыта или навыков работы в лесу. Обратитесь к Ассоциации экскурсоводов штата Нью-Йорк (уходит с веб-сайта DEC) для получения информации о гидах на открытом воздухе.

  • Активный отдых на свежем воздухе
  • Животные, растения, водная жизнь
  • Химический контроль и контроль загрязнения
  • Энергетика и климат
  • Земли и воды
    • Леса
      • Государственные леса
        • Список государственных лесов
          • Государственный лес Вольф-Лейк
  • Образование
  • Разрешения, лицензии и регистрации
  • Участие общественности и новости
  • Правила и правоприменение
  • Публикации, формы, карты
  • О декабрь
  • Ссылки покидают веб-сайт DEC
    • Туризм округа Сент-Лоуренс
  • Справка в формате PDF
  • Если вам нужна помощь с файлами PDF на этой странице, позвоните по телефону 315-265-3090.
  • Контакт для этой страницы
  • NYSDEC
    190 Аутер Мэйн Стрит, офис 103
    Потсдам, Нью-Йорк 13676
    315-265-3090
    Отправьте нам электронное письмо
  • Эта страница охватывает

Хочешь выращивать леса? Берегите волков.

Экология

по Кевин Уэбб |15 декабря 2020 г.

Лесовосстановление — важный инструмент для решения проблемы изменения климата, а такие хищники, как волки, могут помочь лесам восстановиться быстрее и здоровее. Фото: Ханс Вет на Unsplash

В связи с предстоящей инаугурацией президента Байдена и вице-президента Харриса теперь можно представить себе значимые действия по борьбе с изменением климата, которые в еще один необычно жаркий год не могут произойти достаточно быстро.

План Байдена/Харриса на сумму 1,7 триллиона долларов надежен. Он присоединяется к Парижскому соглашению по климату, обязывает США стать углеродно-нейтральными к 2050 году и включает в себя очевидные меры по сокращению выбросов: больше солнечной и возобновляемой энергии, больше обучения для «зеленых» рабочих мест, лучшие энергетические стандарты для зданий и транспортных средств. Он связывает вред от изменения климата с темами справедливости, поскольку во всем мире многие люди, которые уже больше всего пострадали от его последствий, меньше всего ответственны за выбросы. Он также поддерживает ядерную энергию и правильно определяет жилье (плотное, доступное и близкое к транзиту) как климатический приоритет.

Удивительно, но план не останавливается на замедлении выбросов — он описывает способы удаления или сокращения CO2 из атмосферы. Это важно, потому что почти всю человеческую историю содержание CO2 в атмосфере составляло примерно от 190 до 270 частей на миллион (PPM). На более низких уровнях в этом диапазоне у нас были ледниковые периоды; на более высоких уровнях у нас были идеальные условия для развития сельского хозяйства.

В этом году уровень CO2 в атмосфере превысил 415 частей на миллион, в первую очередь благодаря ископаемому топливу, которое мы (в основном жители Запада) сжигали со времен промышленной революции. В последний раз Земля видела такое количество CO2 в атмосфере более трех миллионов лет назад, когда океаны были на 60+ футов выше, а в Антарктиде росли деревья. Если все более частые и сильные пожары, засухи и ураганы являются каким-либо признаком того, что грядет, нам нужно не только прекратить выбросы CO2, нам нужно запустить одометр CO2 в обратном направлении.

Следовательно, просадка. Хотя мне нравятся многие идеи плана Байдена/Харриса (особенно агентство, подобное DARPA, для спонсорства новых безуглеродных технологий и технологий сокращения выбросов), мой личный фаворит — наиболее интуитивный: защитить 30% земель и вод Америки для сохранения биоразнообразия.

Защита и восстановление природных территорий, хотя сами по себе недостаточны для возвращения к историческим уровням выбросов CO2, могут помочь в достижении климатических целей несколькими способами. Во-первых, в природных зонах, таких как леса, есть растения, которые потребляют CO2 и сохраняют его в виде древесины, листьев и корней. Часть из них попадает в почву, где может дольше оставаться вне атмосферы. Во-вторых, растения имеют тенденцию отражать больше солнечного света обратно в атмосферу, что имеет чистый охлаждающий эффект. В-третьих, нетронутые охраняемые районы могут предотвратить промышленное использование и строительство дорог, которые, как правило, ускоряют обезлесение.

Несмотря на то, что мы должны защищать существующие районы с биоразнообразием, чтобы предотвратить дальнейший ущерб, мы можем добиться больших успехов в борьбе с изменением климата путем лесовосстановления . Это можно сделать вручную, например, путем посадки семян или молодых деревьев, или естественным путем, когда мы позволяем экосистемам отрастать самостоятельно. При прочих равных, естественно восстановленные экосистемы, как правило, со временем превосходят свои ручные аналоги.

Тем не менее, мы все еще можем извлечь выгоду из ручной посадки из-за двух основных проблем естественного отрастания. Во-первых, многие ландшафты изменились настолько, что в почве остается мало жизнеспособных местных семян, а те, которые могут появиться, должны будут конкурировать с быстрорастущими сорняками. По прошествии тысячелетий леса и другие экосистемы, вероятно, сами по себе отвоевывают гораздо больше земли, но у нас нет на это времени.

Вторая проблема заключается в том, что во многих местах в США люди уничтожили крупных хищников, таких как горные львы и волки. Без этих хищников крупные травоядные, такие как белохвостый олень, стали чрезмерно многочисленными из-за так называемого «трофического каскада». Обычно Организм А съедает Организм Б, который, в свою очередь, ест Организм С. Уберите Организм А, и внезапно появится гораздо больше Организма Б, который затем поглотит еще Организм С.

Это приводит к оленям, которые часто питаются молодыми, богатыми питательными веществами деревьями. 10-летнее исследование выявило разную плотность оленей в огороженных лесных вольерах. Когда оленей было больше, на вырубленных участках росло меньше деревьев, а те, которые росли, были либо меньше, либо редко принадлежали к таким видам, как черная вишня, которых олени избегали. Примечательно, что «негативное воздействие на растительность стало значительным при уровнях воздействия на оленей, значительно ниже тех, которые наблюдались во многих восточных лесах».

Сила трофических каскадов наиболее ярко проявилась в Йеллоустоуне, где реинтродуцированные волки буквально изменили ландшафт парка. Более недавнее исследование из Стэнфорда установило камеры-ловушки по всему заповеднику Джаспер-Ридж и в течение многих лет задокументировало возвращение горного льва. Олени и койоты быстро изменили свое поведение, разделившись на более мелкие группы, оставаясь в движении и меняя часы бодрствования.

Даже под водой хищники регулируют экосистемы. У берегов Калифорнии морские выдры любят перекусывать пурпурными морскими ежами, которые, в свою очередь, питаются водорослями. Без выдр — поскольку большая часть Тихоокеанского побережья была отловлена ​​меховыми ловушками — эти ежи беспрепятственно размножаются, пока не останется мало водорослей. Пройдя определенный переломный момент, они создают «пустоши ежей», где водоросли больше не могут естественным образом отрастать. Это позор, потому что ламинария показывает необычные перспективы в постоянном улавливании углерода.

По мере того, как мы изучаем политику восстановления лесов на суше и на море, экология становится ясной: наши зеленые зоны будут расти быстрее и здоровее с присутствием хищников.

Однако политическая реальность не так проста. Взгляните на недавнее Предложение 114 Колорадо, где общественность проголосовала за повторное введение некоторых волков в штат не позднее 2023 года. Хотя его принятие было историческим, оно вызвало серьезное сопротивление со стороны владельцев ранчо и жителей сельских районов, которые беспокоились, что волки могут охотиться на домашний скот, или хуже, люди.

Какими бы необоснованными ни были эти опасения — койоты, которых часто отпугивают волки, представляют большую угрозу для фермерского скота, а нападения на людей настолько редки, что их можно отдельно перечислить в Википедии, — они существуют. Мне трудно представить, чтобы кто-то принял законопроект о повторном введении волков и горных львов на всей континентальной части Соединенных Штатов в ближайшее время, даже если это поможет ускорить восстановление лесов.

Вместо этого администрация Байдена должна защищать хищников тремя способами. Во-первых, инфраструктурный план президента Байдена должен включать мандаты или исследовательские гранты для «переходов дикой природы». Привлекательные и политически популярные, эти переходы проходят над или под основными автомагистралями и дорогами, чтобы дикие животные могли безопасно рассеяться в свое время. В то время как многие сельские регионы выступают против реинтродукции, существует более широкая поддержка разрешению животным вернуться за счет расширения естественного ареала. Как было показано в прошлом месяце в штате Юта, пересечение дикой природы могло бы помочь.

Во-вторых, Национальному научному фонду следует выделять больше грантов на экологические исследования для количественного изучения воздействия других видов на рост и здоровье лесов. Я неравнодушен к плотоядным, но есть увлекательные исследования о том, как леса с большим количеством местных редуцентов (грибы, тритоны) растут более здоровыми, чем леса с более инвазивными видами (дождевые черви). Какая часть надбавки за выбросы углерода должна идти на леса с более здоровой динамикой экосистем?

В-третьих, администрации Байдена следует пересмотреть и, возможно, отменить недавнее исключение волков из Федерального закона об исчезающих видах, о котором было бесцеремонно объявлено за неделю до выборов. Поскольку в континентальной части США насчитывается менее 6000 волков, которые в совокупности населяют около 10% их прежнего ареала, эти животные нуждаются в защите, поскольку они продолжают восстанавливаться.

На более локальном уровне одобрение законопроекта № 114 штата Колорадо показывает, что американцы осознают, насколько жизненно важными могут быть хищники для экологических целей. Государства могут ужесточить свою собственную защиту видов, вызывающих озабоченность, а некоторые могут даже рассмотреть возможность их собственного перемещения или реинтродукции. Дополнительные меры по предотвращению нежелательных конфликтов между человеком и дикой природой должны включать компенсацию фермерам, потерявшим скот, стимулы для защиты дикой природы (например, содержание сторожевых собак или, что еще лучше, лам-хранителей) или даже финансирование ошейников для хищников, чтобы предотвратить нежелательные визиты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *