Век млекопитающих: ВЕК МЛЕКОПИТАЮЩИХ — Репеномамы

Автор: | 04.07.2021

Содержание

ВЕК МЛЕКОПИТАЮЩИХ — Репеномамы

Репеномамы — Repenomamus 

Клада Млекопитающеобразные (Mammaliaformes)

  Класс Млекопитающие (Mammalia) 

    Подкласс Териеобразные (Theriiformes)

      Отряд †Эвтриконодонты (Eutriconodonta)

        Клада †Гобиконодонты (Gobiconodonta)

          Семейство †Гобиконодонтовые (Gobiconodontidae)

            Род †Репеномамы (Repenomamus)

              Вид †Repenomamus robustus 

              Вид †Repenomamus giganticus 

Репеномамы (Repenomamus Li, Wang, Wang et Li, 2000) — род семейства гобиконодонтовых (Gobiconodontidae Chow et Rich, 1984), происходящий из раннего мела Азии. Установлены 2 вида.

    Реконструкция внешнего облика репеномама (Repenomamus giganticus). Автор — Р. Евсеев.

Родовое наименование образовано словами repens — «ползущий», и mam от mammalia — «млекопитающие», буквально означая «рептиломлекопитающее».

Размеры репеномамов наибольшие среди раннемеловых млекопитающих, представленных приемлемо полными окаменелостями.

Некоторые млекопитающие той поры, например колликодон (Kollikodon ritchiei) из австралосфенид, могли быть и более крупными, но они известны лишь по небольшим фрагментам и поэтому их реальные размеры остаются невыясненными.

Плечевая и бедренная кости отходят от суставов поясов конечностей под широким углом, а сами конечности относительно короткие по отношению к телу. Конечности стопоходящие. Судя по всему, репеномамы не могли быстро бегать. 

Как и у большинства нетериевых млекопитающих, у репеномамов имеются предлобковые кости. Это означает, что репеномамы либо откладывали яйца, либо рождали не вполне развитых детенышей, подобно современным сумчатым и однопроходным.

    Пластическая реконструкция репеномама (Repenomamus giganticus).

Repenomamus robustus Li, Wang, Wang et Li, 2000 (тип) — типовой вид, известный из раннего мела (формация Исянь, низы аптского яруса) провинции Ляонин, Китай. Общая длина составляет порядка 50 см, вес оценивается в 4-6 кг.

    Череп репеномама (Repenomamus robustus).

Обнаружен скелет Repenomamus robustus с костными фрагментами молодой особи пситтакозавра (Psittacosaurus houi) в области желудка. 

    Скелет репеномама (

Repenomamus robustus) с остатками ювенильного пситтакозавра (Psittacosaurus houi) в брюшной полости, его компьютерные модели и прорисовка.

Repenomamus giganticus Hu, Meng, Wang et Li, 2005 — вид, известный из раннего мела (формация Исянь, низы аптского яруса) провинции Ляонин, Китай. Череп составляет около 16 см в длину, длина туловища — 52 см, длина сохранившейся части хвоста — 36 см. Таким образом, общая длина несколько превышает 1 м, а вес оценивается в 12-14 кг. Это животное было более крупным, чем некоторые жившие по соседству оперенные динозавры.

    Скелет репеномама (Repenomamus giganticus) в блоке породы и скелет тупайи (

Tupaia glis) для сравнения. 

    Череп репеномама (Repenomamus giganticus), его прорисовка, небная поверхность и нижняя челюсть.

Своим внешним видом и, вероятно, поведением репеномамы напоминали современного сумчатого дьявола (Sarcophilus harrisii). Особенности строения зубочелюстного аппарата указывают на их плотоядность, а образец Repenomamus robustus с остатками Psittacosaurus houi на месте желудка представляет собой прямое доказательство того, что, по крайней мере, некоторые мезозойские млекопитающие питались позвоночными, в том числе молодыми динозаврами (до этого были известны и другие примеры поедания млекопитающими динозавров — в частности,

Archaeornithoides deinosauriscus). По-видимому, репеномамы также употребляли падаль.

    Репеномам (Repenomamus giganticus) в естественном окружении. Автор — В. Симеоновски.

Находки остатков репеномамов существенно расширили представления об экологической нише, занимаемой млекопитающими во время господства динозавров. До их открытия мезозойские млекопитающие были известны главным образом как мелкие насекомоядные зверьки, подобные современным землеройкам. Полагали, что ниши животных размером около 1 м и более заполняли исключительно динозавры и другие рептилии (крокодилы, черепахи и др.) вплоть до их вымирания на рубеже мелового и палеогенового периодов и широкой диверсификации млекопитающих в кайнозое.

    Охотящиеся Repenomamus. Автор — М. Халлетт.

Род и типовой вид Repenomamus robustus были описаны в 2000 г. Ли, Ваном, Ваном и Ли в составе специально установленного этими же авторами семейства Repenomamidae, включаемого тогда в отряд (или надотряд) триконодонтов (Triconodonta). В 2005 г. Ху, Мэн, Ван и Ли описали второй вид, Repenomamus giganticus. В 2004 г. было высказано мнение, что Repenomamidae является младшим синонимом семейства Gobiconodontidae, с которым не согласилась группа исследователей, описавших второй вид. В 2010 г. синонимию снова подтвердили, одновременно выведя семейство из отряда триконодонтов. В 2015 г. Мартин с коллегами согласились с версией 2003 г. о том, что семейство Gobiconodontidae входит в состав Eutriconodonta — валидного отряда, состоящего из родственных клад невалидной группы триконодонтов, ранее считавшейся отрядом.

Ссылки

Литература

ВЕК МЛЕКОПИТАЮЩИХ — Lophialetes

Лофиалетесы – Lophialetes

Класс Млекопитающие (Mammalia)
   Подкласс Trechnotheria
      Инфракласс Высшие звери (Eutheria) 
          Грандотряд Копытные (Ungulata) 
             Миротряд Альтунгуляты (Altungulata) 

                 Отряд Непарнопалые (Perissodactyla) 
                    Подотряд Тапирообразные (Tapiromоrpha)
                        Надсемейство Тапироидеи (Tapiroidea) 

                           Семейство

†Лофиалетиевые (Lophialetidae)


                              Род †Лофиалетесы (Lophialetes)

                                 Вид

L. expeditus
 

Лофиалетесы (Lophialetes Matthew et Granger, 1925) – род вымерших тапироидов-лофиалетид из среднего – позднего эоцена Центральной и Средней Азии. Род включает единственный достоверно известный вид – Lophialetes
expeditus (Matthew et Granger, 1925).

   Реконструкция внешнего вида  Lophialetes expeditus

Возраст и распространение.

Останки этих животных найдены в отложениях датируемых средним – поздним эоценом в Центральной и Средней Азии. В сборах Совместной советско-монгольской экспедиции (СМПЭ) имеются многочисленные остатки этих тапироидов: черепа, челюсти, фрагменты посткраниального   скелета. Ископаемые останки L. expeditus обильны в эоценовых место­нахождениях Ирдын-Манга, Сычуань, Лулян (Китай), Улан-Ширэ, Хайчин-Ула II и Хайчин-Ула III, Холболджи-Нур I и Кэмп Маргетс (Монголия), а также Тору-Айгыр (Киргизстан).

Таксономическая история

Впервые описание роду было дано Мэттью и Гранджером в 1925 г. по фрагментам челюсти. Некоторое описание черепа и части скелета (в основном кисть и стопа) было дано Л. Радинским (1965а). Наиболее детальное описание черепа и посткраниального скелета Lophialetes expeditus в настоящее время было дано советским палеонтологом В. Ю. Решетовым. На сегодняшний день существование других видов рода, формально описанных как «

L. minutes», «L. tokunagai»  сомнительно. По мнению Л. Радинского  «L. tokunagai», описанный Ф. Такаи (Takai, 1939) по фрагменту верхней челюсти с зубами Р4-М3 из Хасана (Корея) вовсе не является тапироидом, а — какой-то носорог. Вероятно, другому животному принадлежат и останки «L. minutes» из позднего эоцена Хенаня (Китай). Неопределённым является положение «L. yunanensis» (1982), описанного из Луньана (Китай), вероятно, это младший синоним L. expeditus.

Морфология и внешний вид

Лофиалетесы (Lophialetes) были тапироидами средних размеров и лёгкого телосложения, высота в холке достигала 0,5 м. Это были стройные и грациозные животные, не похожие на других тапироидов и отдалённо напоминавшие современных антилоп, с очень длинными ногами, трехпалой кистью и стопой, а также подвижной хоботообразной верхней губой или хоботком.

Череп L. expeditus удлинённой формы, сравнительно низкий и узкий. Его длина 184-190 мм. Передний край орбиты у взрослых экземпляров расположен над М3. Носовые кости сильно укорочены. Мозговой отдел удлиненный, хорошо выражено посторбитальное (височное) сужение. Мозговой отдел превосходит по длине лицевой отдел. Надглазничные отростки хорошо развиты, имеется фронто-париентальное вдавление, глазницы большие, округлой формы. Граница лицевого и мозгового отделов черепа проводится по переднему краю орбиты. Длина лицевого отдела в среднем 90 мм. Носовая по­лость сравнительно широкая и высокая. Носовые вырезки широкие и далеко уходят назад, закругляясь над М2 у взрослых особей. Ростральная часть в области диастемы суживается, резцовая область несколько расширена. Ширина черепа по передним краям орбит – 65 мм, над диастемой – 22 мм, над I3 – 23,5 мм. Высота верхнечелюстной кости над М3 – 58 мм. У ювенильных форм лицевой отдел еще более укорочен по сравнению с мозговым. Верхнечелюстные кости изогнуты в дорзальном направлении, что придает черепу несколько «бульдогообразное» очертание.

Межчелюстная кость (интермаксилла) несросшаяся, низкая, вытянутая, парная. В передней части несет по 3 резца, распространяется назад до уровня Р2 , постепенно сужаясь. Максимальная высота (над Р2) – 14 мм. У молодых особей интермаксилла имеет более округлое очертание. Верхнечелюстная кость относительно высокая. Подглазничное отверстие расположено над передним краем M1, относительно крупное. Височный гребень полого выступает в средней, наиболее высокой части максиллы, он постепенно сходит на нет на уровне М1-М2. Имеется хорошо выраженная предглазничная ямка и намечающаяся продолговатая впадина – дивертикулум, где начинается мышца подниматель верхней губы. Надальвеолярная часть верхнечелюстной кости очень шероховатая, здесь ясно выражены места прикрепления жевательных и губных мышц. Поверхность костного нёба гладкая и плоская. Костное нёбо почти не образует свода. Хоаны открываются на уровне М3. На экземпляре лучшей сохранности (ПИН 3403) передние концы носовой кости обломаны. Однако, видно, что носовые кости сильно укорочены, их передние края, по-видимому, не простирались далее переднего окончания Р2. Носовые вырезки очень крупные, задние края их расположены над М2, носовые кости ориентированы несколько дорзально, что особенно подчеркивается фронто-париетальным вдавлением. Носовая полость обширная, однако, её внутренняя структура не сохранилась. Предглазничная ямка глубокая, слегка вытянутая в дорзо-вентральном направлении, расположена выше переднего края орбиты. По линии шва, разделяющего обе носовые кости, проходит глубокая долинка. Горизонтальная и вертикальная плоскости носовой кости расположены относительно друг друга почти под прямым углом. Слезная кость расположена на границе лицевого и мозгового отделов черепа, занимает довольно обширную область на передней части орбиты. Слёзный отросток относительно крупный трапециевидной формы, прерывает глазницу с передне-дорзальной стороны.

    Слева: череп с нижней челюстью Lophialetes expeditus ПИН 3403-1а,б; вид справа; Монголия, Хайчин-Ула III, свита хайчин, эоцен. Справа: череп с нижней челюстью ювенильного экземпляра Lophialetes expeditus ПИН 3403-5а, б; вид слева; Монголия, Хайчин-Ула III, свита хайчин, эоцен.

Черепная коробка сравнительно низкая, удлиненной формы. Мозговая полость умеренно развита, занимает объем примерно в 1,5 раза меньше, чем у собак такого же размера. Орбиты крупные, сильно развит надглазничный отросток лобной кости, закрывающий орбиту с дорсальной стороны. Череп чрезвычайно узок в посторбитальном сужении (ширина – 30,0 мм). Скуловые дуги неширокие (максимальная ширина между крайними точками – 79 мм). Отношение длины лицевого и мозгового отделов у взрослых экземпляров 88%, у молодых — около 80%. Нижний край скуловой кости образует острый, шероховатый гребень. Скуловой отросток длинный и неширокий. Теменная кость занимает значительное пространство, ограниченное спереди хорошо видимым лобно-теменным швом, латерально-горизонтально проходящим височно-теменным швом и позади окципито-париетальным швом. Место соединения париетальных костей образует сагиттальный гребень, увеличивающийся назад. На задне-дорзальной поверхности теменной кости открывается круглое парное отверстие для сосудов и чётко выраженные борозды и шероховатости для прикрепления височной мышцы. Чешуи височных костей вертикально подняты, но не заходят высоко ввиду сильного развития теменной области. Скуловой отросток височной кости неширокий и относительно короткий; он поднимается круто вверх, образуя с височной областью небольшую, но глубокую ложбину. Нижнечелюстная ямка относительно глубокая и узкая в передне-заднем направлении, слегка поднята дорзально, в латеральной части широкая и крупная. Височный гребень сильно развит и отграничивает вентрально область распространения височной мышцы. В передней части он переходит в скуловой отросток чешуйчатой кости, в задней части сливается с затылочным гребнем. Затылочная кость характеризуется сильно развитым затылочным гребнем, соединяющимся дорзально с сагиттальным гребнем, а латерально с височным. 3атылочный и сагиттальный гребни в профиле наклонены сильно вентрально. Затылочная поверхность черепа в плане напоминает треугольник с острым дорзальным углом. 3атылочныe мыщелки узкие, удлиненной формы, направлены назад и вентрально. Затылочное отверстие крупное. Слуховые кости полукруглые с латеральной стороны плоские. Слуховое отверстие очень крупное.


    Слева: череп Lophialetes expeditus ПИН 3403-1а; вид сверху; Монголия, Хайчин-Ула III, свита хайчин, эоцен. Справа: череп Lophialetes expeditus ПИН 3403-2а; вид снизу; Монголия, Хайчин-Ула III, свита хайчин, эоцен.

Горизонтальная ветвь нижней челюсти сравнительно низкая, постепенно уменьшающаяся от м3 к р1. Диастема сравнительно длинная и узкая с расширенной симфизной частью. Симфиз несколько удлинен. На уровне диастемы и под р2, расположены два маленьких отверстия. Восходящие ветви широкие в основании. Задний угол челюсти округлой формы, плавно выдается назад по отношению к верхней части восходящей ветви. Сочленовный отросток низкий, суставной валик удлинённый, наклонен к внутренней поверхности челюсти. Венечный отросток значительно выше сочленовного, равномерной ширины на всем протяжении и в верхней трети отклонен назад. Нижние челюсти молодых особей имеют относительно более низкие и вздутые горизонтальные ветви.


    Слева: череп ювенильного экземпляра Lophialetes expeditus ПИН N3403 -5а,; а – вид снизу, б – вид сверху, в – вид спереди; Монголия, Хайчин-Ула III, свита хайчин, эоцен. Справа: нижняя челюсть Lophialetes expeditus: а – ювенильного экземпляра, ПИН № 3403-56,; б — взрослого экземпляра, ПИН № З40З-2G,; Монголия, Хайчин-Ула III, свита хайчин, эоцен.

Зубная формула: І3/3, С1/1, Р3-4/4,М3/3. Резцы І1- І3 с расширенными, уплощенными коронками, І3 не увеличен по сравнению с другими резцами. Клык С1 – отделён от резцов небольшой диастемой в 4 -5 мм; он треугольной формы, плоский с острой вершинкой. Р3-Р4 немоляризованы, Р1 – треугольной формы, Р2 – субквадратной. Воротничок хорошо развит на переднекоренных зубах. Протолоф и металоф образуют V-образную фигуру. м1 и м2 – квадратной формы. Эктолоф удлинен. Парастиль ниже паракона, отделен от него глубокой складкой. Метакон слегка смещен лингвально, что придает очертаниям коронки почти квадратную форму. Воротничок хорошо развит на передней стенке на м1 и м2 , а также четко выделяется в области метакона на эктолофе. Протолоф и металоф несколько скошены по отношению к эктолофу, М3 имеет более короткую заднюю стенку сравнительно с М1-М2. Металоф относительно и абсолютно короче, чем у предыдущих. Парастиль некрупный, достаточно чётко обособлен. Метакон хорошо развит и уплощен, і1-і3 с уплощенными расширенными коронками, і3 слегка крупнее, чем і2-і3. Заклыковая диастема не развита. Клык треугольный, округлый в поперечном сечении. р1 – отсутствует на некоторых экземплярах, Коронки р2-р4 прямоугольной формы. М1-м3 обладают относительно высокими и острыми протолофидами и гиполофидами. Паралофиды и металофиды удлинённой формы. На м3 развит гипоконулид.

   Схема верхнего и нижнего зубного ряда Lophialetes expeditus

Морфофункциональные особенности черепа и сравнение  перейти
Морфофункциональные особенности посткраниального скелета  перейти


Образ жизни и поведение

Исходя из особенностей строения скелета L. expeditus, можно предположить, что он обитал в открытых и полуоткрытых пространствах, питаясь наряду с травянистой растительностью по­бегами кустарников, а также веткам и листьями деревьев, причем часть времени при питании животное могло проводить подобно современным жирафовым газелям (Litocranius walleri), опираясь передним конечностями о ствол дерева, либо о нижние его ветви. При этом преимущественное действие получают передние мышцы конечности (Борисяк, 1944), причем голова, поднятая высоко вверх, была очень подвижна при захвате пищи с помощью хоботка. Однако в большей степени у L. expeditus выражена адаптация к бегу, что позволяет рассматривать эту форму как экологический предшественник современных антилоп, населявший эоценовые открытые ландшафты Центральной Азии (Решетов, 1979). Лофиалетесы были наиболее подвижными среди других известных тапироидов. Возможно, что они  образо­вывали группы, близкие к территориальному типу, как у современных зебры Греви (Equus grevyi) и дикого осла (Equus africanus), которые не образуют постоянных прочных групп и их состав может меняться в течении нескольких часов, хотя самцы обладают значительным территориальным участком.  Морфология лицевого отдела черепа лофиалетеса не позволяет предположить наличие у него метящей железы, однако не исключено, что он, подобно современным зебрам и носорогам, использовал другие формы мечения (Кlingel, 1972). По-видимому, лофиалетесы, наряду с позднеэоценовыми жвачными – трагулидами (Tragulidae), были древнейшими из копытных, которые образовывали стад­ные ассоциации в условиях зарождавшихся степей в Центральной Азии.

Причины вымирания

Лофиалетесы жили во второй половине эоцена в условиях усилившейся аридизации климата Центральной Азии. Отдаленность центральных областей материка от морских побережий позволяет предположить, что в то время климат Централь­ной Азии приобретал более континентальные черты с большими сезонными колеба­ниями температуры (Беляева, Трофимов, Решетов, 1974; Решетов, 1974а). По-видимому, тогда начали проявляться более или менее длительные засушливые сезоны. Возможно, что у Lophialetes, как наиболее специализированного рода тапироидов произошли нарушения корреляции организма – развитие цент­ральной нервной системы было еще несовершенно, зубная система также недоста­точно специализировалась по сравнению с крайне специализированными (для группы в целом) конечностями. Подобное несоответствие в строении организма при учёте относительно быстрого (по времени) выхода этих тапироидов из «привычных» для их условий обитания – в зарослях, по побережьям рек в открытые пространства могло сыграть роковую роль в их конкурентной борь­бе с более совершенными жвачными парнопалыми. Наиболее ранние находки жвачных, представленных трагулидами, в Центральной Азии относятся к среднему и самому началу позднего эоцена (Кожамкулова, 1974; Беляева, Трофимов, Решетов, 1974; Matthew, Granger, 1925а). В то время трагулиды были еще немногочисленны. Однако во второй поло­вине позднего эоцена они уже были широко распространены (Беляева, Трофимов, Реше­тов, 1974; Matthew, Granger, 1925). Наиболее остро конкурентная борьба между лофиалетесами и трагулидами начала проявляться в условиях сезонных изменений и нехватки кормов, когда наступают неурожайные периоды (Кова­левский, 1956, т. II). Пресс хищников в вымирании L. expeditus имел, вероятно, второстепенное значение.

Литература

Крамаренко Н.Н. (отв. ред.). Зоогеография палеогена Азии. 1974.

Орлов Ю.А. (глав. ред.). Основы палеонтологии. Т.13. Млекопитающие. 1962. С.   скачать

Решетов В.Ю. Раннетретичные тапирообразные Монголии и СССР // Труды СCМПЭ, 1979. Вып.11.

Radinsky L. B. Early tertiary Tapiroidea of Asia. 1965. Bulletin of the American museum of Natural History. Volume 129. Article 2. New York.

3. Век Млекопитающих. Диковинные звери

3. Век Млекопитающих

Век Млекопитающих начался примерно семьдесят два миллиона лет назад — в ту пору, когда исчезали динозавры. Динозавры — гигантские создания — были пресмыкающимися, а пресмыкающиеся — животные холоднокровные. Динозавры — близкие родичи крокодилов и более отдаленные родичи современных змей и ящериц.

Как раз в ту пору, когда стали исчезать динозавры, появились животные нового типа. То были маленькие существа, величиной не больше крысы. В отличие от динозавров их тело было покрыто шерстью, а в жилах текла теплая кровь. В холод и в зной кровь этих животных имела одну и ту же температуру. Зародыши развивались в утробе матери, и на свет рождались живые детеныши. Мозг у них был больше и лучше развит, чем у глупых динозавров. Эти животные выкармливали своих детенышей молоком и поэтому получили название «млекопитающих».

Различные представители этого класса, как, например, кит и хорек, жираф и летучая мышь, слон и крыса, человек и медведь, резко отличаются друг от друга, и тем не менее все они млекопитающие.

Существуют две большие группы млекопитающих. Те животные, которые едят листья, траву и другую растительную пищу, называются «травоядными». Звери же, которые питаются главным образом мясом, относятся к группе «хищников». Кроме того, есть животные, которые едят и травы и мясо. Их называют «всеядными». Человек всеяден. Медведь тоже всеяден.

Век Млекопитающих подразделяется на семь эпох. Конечно, мы не можем точно сказать, сколько лет длилась каждая из них, и ученые определяют их «возраст» по-разному. Вот какие цифры привел недавно профессор Джордж Симпсон:

Век млекопитающих

На протяжении Века Млекопитающих Землю населяли самые разнообразные животные. Некоторые из них выглядели столь же диковинно, как и динозавры. Одни достигали громадных размеров и были в длину с большой автобус, а по высоте превосходили двухэтажный автобус. Они без труда обрывали листву с самой вершины деревьев. Иные были похожи на огромных волков. Другие хищные звери никогда не достигали таких устрашающих размеров. Существовало животное фантастического облика — у этого зверя была лошадиная голова, а вместо копыт — громадные когти! Как и ныне, в те давние времена жили на Земле львы, тигры и гиены, а в пещерах обитали огромные медведи.

У самой кромки великих ледников водились диковинные мохнатые родичи слонов — мамонты. В тех же снежных краях обитал шерстистый носорог.

Известно, что некоторые млекопитающие, такие, как лошади и носороги, появились пятьдесят или шестьдесят миллионов лет назад. По мере того как изменялись климат и пища, постепенно изменялись и сами животные. Поэтому, хотя потомки древних зверей и сохранились до наших дней, они сильно отличаются от своих прародителей.

Некоторые млекопитающие с каждым поколением становились все крупнее и крупнее. Так, например, произошло с лошадью — животным, которое сперва было очень маленьким. Вообще на первых порах многие млекопитающие были мелкими и лишь со временем некоторые из них достигли такой величины, что им стало трудно передвигаться и добывать себе пищу.

И тогда с каждым поколением эти звери стали уменьшаться в росте и в конце концов достигли такой величины, которая лучше всего соответствовала новым условиям существования.

Некоторые виды млекопитающих существовали на Земле несколько миллионов лет, а затем вымерли. Трудно сказать, почему это произошло.

В Век Пресмыкающихся почти повсеместно на Земле климат был одинаковым. В то время высоких гор было мало и огромные мелкие моря простирались там, где сейчас суша. Динозаврам были неведомы холода, которые пресмыкающиеся не выносят, — ведь на бескрайних равнинах всегда было тепло и сыро. Но вот в мире все изменилось, и наступил Век Млекопитающих. Конечно, перемены эти происходили очень медленно, но с каждым годом, пусть даже незначительно, лик Земли все больше и больше преобразовывался.

Иным становился климат. Кое-где он был таким, как в наши дни где-нибудь в северной Калифорнии. Но почти везде сильно похолодало. На юге, однако, по-прежнему было очень тепло.

Там, где прежде были низменности, появились холмы и безлесые плато. Заросли с пальмами и смоковницами уступили место буковым и дубовым лесам. Огромные внутренние моря высохли. Образовалось много рек и болот.

Там и здесь возникали горные цепи

В начале Века Млекопитающих, в эоценовую и в олигоценовую эпохи, поверхность Земли изменилась еще не очень сильно. Но примерно 20 миллионов лет назад, в миоцене, произошли уже значительные перемены. Там и здесь возникали гигантские горные цепи. Тибет и Гималаи преградили путь влажным южным ветрам. И к северу от этих горных цепей зачахли леса, иссякли реки, высохли травы. Центральная Азия превратилась в пустыню. Она уже не была той благодатной землей, где некогда странствовали и кормились всевозможные звери. И многие из них вымерли. Они попросту не смогли приспособиться к новым условиям.

На протяжении Века Млекопитающих география Земли постепенно менялась. Иногда некоторые континенты соединялись друг с другом, иногда разделялись. Были времена, когда между Азией и Северной Америкой существовал естественный «мост». Мост этот находился на месте современного Берингова пролива, но затем суша погрузилась и он исчез. Впоследствии дно океана снова поднялось, и континенты соединились еще раз. Животные, а возможно и доисторический человек, легко могли переходить из Сибири в Америку и из Америки в Сибирь.

В конце Века Динозавров Северная и Южная Америка соединялись так же, как и теперь. Но затем «мост», который мы теперь называем Панамским перешейком, исчез и почти шестьдесят миллионов лет Южная Америка оставалась островным континентом. Но приблизительно пять или шесть миллионов лет назад оба американских континента снова соединились — связующим звеном явилась Центральная Америка — и уже больше не «разлучались».

Одно время Азия и Австралия были связаны через Малайю и Индонезию. Африка и Европа соединялись во многих местах в районе современного Средиземного моря.

Многие ученые полагают, что в течение последних пятидесяти миллионов лет мосты суши неоднократно связывали те или иные континенты. И доказательством тому, по их мнению, служит тот факт, что одинаковые окаменелости встречаются на разных материках. Судя по этим ископаемым останкам, можно предположить, что на различных континентах обитали сходные или одни и те же звери; такое сходство можно объяснить, лишь допустив, что животные без труда могли переселяться с одного материка на другой, а такие переселения возможны только в том случае, если материки эти связаны между собой перешейками. Следовательно, «мосты», подобные Центрально-американскому перешейку, должны были в ту пору существовать в различных местах.

За последний миллион лет, в плейстоцене, климат Земли очень сильно изменился и наступил Век Великих Оледенений — ледниковый период. Почему это произошло, никто точно не знает. Но нам доподлинно известно, что в большей части земного шара в плейстоценовое время климат стал куда более холодным.

Ледники неоднократно вторгались в Западную Европу и в Северную Америку; не раз Земля покрывалась тысячеметровыми толщами льда, подобными белым шапкам Антарктиды и Гренландии. Трижды или четырежды наступал на юг ледник, и после каждого такого нашествия ему приходилось медленно отступать. Каждое оледенение длилось тысячелетия, а между этими ледовыми штурмами существовали довольно продолжительные передышки — так называемые межледниковья, когда климат становился теплее и мягче. Последнее отступление ледника произошло пятнадцать — двадцать пять тысяч лет назад. И весьма возможно, что мы с вами живем в эпоху одного из межледниковий. Кто знает, может быть, за этим межледниковьем последует еще одно оледенение? Но заглянуть в будущее мы пока еще не можем.

Как возникают ледники — понять нетрудно. Если снег все время накапливается и не успевает таять, то под действием собственной тяжести он превращается в лед. Зимой в пору обильных снегопадов образуются сугробы, и если лето слишком короткое и холодное, сугробы эти не успевают растаять. С каждым годом нарастает толща снега, и, в конце концов затвердевая, она превращается в ледник.

На ровной почве лед образует горизонтальные пласты, а в долинах гор — ледяные реки, глетчеры, медленно сползающие по долинному дну. В полярных областях скорость движения ледников достигает 15–20 метров в сутки. Летом ледники ползут куда быстрее, чем зимой; днем — скорее, чем ночью. В наше время существует много небольших ледников, и мы можем наблюдать за тем, как они живут и развиваются.

Когда колоссальные ледники Великих Оледенений продвигались вперед, даже такие холодолюбивые животные, как северный олень, мамонт и шерстистый носорог, поневоле вынуждены были переселяться далеко на юг. И о путях этих великих переселений мы можем судить по ископаемым костям.

У животных, которые очутились в областях с холодным климатом, появилась густая шерсть — эта «шуба» хранила тепло их тела. Те же звери, которые не смогли приспособиться к изменившимся условиям, очень быстро вымерли.

Спасти русскую выхухоль. 5 млн. лет до н.э. – 21 век?

Русская выхухоль — единственное млекопитающие, имеющее в своем официальном названии слово «русская». Она относится к классу млекопитающих (Mammalia), отряд Землеройкообразные, семейство Кротовые.

Выхухоль — эндемик Европы, встречается только на территории бывшего СССР. С 1975 года зверек занесён в Красную книгу РФ, и в Красный список Всемирного союза охраны природы. Современное состояние популяции русской выхухоли вызывает тревогу.

Она появляется в среднем олигоцене. Тогда как всем известный мамонт только в плиоцене. Палеонтологические данные свидетельствуют о том, что за миллионы лет выхухоль практически не изменилась. Таких животных называют консервативными реликтами или живыми ископаемыми.

Выхухоль — очаровательный зверек, небольшого размера и плотного сложения, весом около 450 г. и длиной тела около 20 см. Имеет длинный подвижный хоботок, темный сверху и серебристый снизу очень густой и пушистый мех. Структура шерсти позволяет удерживать значительное количество воздуха в то время, когда зверёк находится в воде. Это способствует не намоканию меха при плавании, что очень важно для его теплорегуляции.

Лапки небольшие, задние крупнее передних, пальцы соединены плавательными перепонками. На основании хвоста у нее находится железа, выделяющая мускусный секрет со стойким приятным запахом.

Выхухоль ведет полуводный образ жизни, селится в норах по берегам пойменных водоемов и рек, предпочитая озера-старицы с глубиной 2-3 метра и хорошо развитой прибрежной и водной растительностью. Зверек прекрасно плавает, но не любит водоемов с быстрым течением. Наиболее активна выхухоль в сумерки, именно в это время, если повезет, ее можно увидеть на поверхности водоема.

Исторический ареал выхухоли связан с долинами больших полноводных рек. Одна из причин подобного выбора – это регулярные весенние паводки, которые в немалой степени способствует перемешиванию популяции зверька, образованию новых пар, расселению молодняка, а также препятствует заиливанию и зарастанию пригодных для обитания водоемов.

Выхухоль никогда не ограничивается одной норой. И это вполне объяснимо, так как запасы воздуха она чаще пополняет, заходя в норы, а не выныривая на поверхность, что зимой в принципе становится невозможно. Ее основные норы, как правило, имеют сложное строение: несколько входов, сеть ходов и даже несколько гнездовых камер. Запасные норы устроены проще. Они короче, обычно имеют один вход и одну гнездовую камеру.

Выхухоль всеядна. Хотя корм, как правило, добывает под водой, собирая моллюсков, личинок насекомых, обитающих в водоемах. На поверхность поднимается редко, а по суше передвигается только в крайних случаях. Образ жизни зверька составляет определенные трудности для учета и исследований. В настоящее время наиболее устойчивая популяция находится в пойме реки Оки, рядом с которой находится Окский государственный биосферный заповедник.

Во взрослой части популяции русской выхухоли самцы и самки представлены примерно поровну. Семейная группировка русской выхухоли состоит из взрослых самца и самки и молодых зверьков, число которых может быть от одного до пяти. Размножается русская выхухоль, как правило, один раз в год. Но четких сроков размножения нет, т.к. беременных самок можно обнаружить в течение всего года. Естественная продолжительность жизни выхухоли составляет в среднем 5-6 лет.

Следует заметить, что сроки и темпы размножения выхухоли при сравнительно короткой продолжительности жизни препятствуют быстрому восстановлению численности популяции.Источник: сайт «Русская выхухоль» http://русская-выхухоль.рф/report.html — всё о симпатичном, пушистом и носатом сокровище нации.

Если вам интересен этот зверек, и вы хотите подробнее узнать о планируемых экспедициях, принять участие в выездах, посетить семинары посвященные выхухоли, поддержать проекты по её спасению – добро пожаловать в Клуб друзей русской выхухоли.

Что делать при укусах насекомых

Укус комара


Сам по себе укус комара чаще всего не представляет опасности. Но через некоторое время место укуса может сильно покраснеть и чесаться. В таком случае зуд можно снять нанесением противоаллергических гелей (фенистил или псило-бальзам гель (с 6 мес.). Но если укусов много, они красные и отечные, что чаще случается у детей, страдающих аллергическими заболеваниями, то нужно обратится к доктору, который может назначить противоаллергические препараты внутрь (фенистил, супрастин, зиртек или др., в зависимости от возраста).

Укус осы или пчелы


Укусы этих насекомых более опасны, нежели комариные, так как могут вызвать более острую аллергическую реакцию. Если на ребёнка село одно из этих насекомых, ни в коем случае не пытайтесь убить его на ребёнке, иначе укус неизбежен. Можно создать легкий ветерок, и насекомое, скорее всего, улетит.

Если укусила пчела, необходимо обязательно удалить жало, так как еще некоторое время из него в ранку поступает «яд». Оса в ранке жало не оставляет. Затем минут на 10-15 приложить холод, это обезболит и затормозит распространение «яда». Далее все повторить как при укусе комаров. Если вы заметили, что место укуса сильно опухло, отек быстро распространяется или, независимо от места укуса, появился отек век или губ, или всего лица (отек Квинке), и/или ребёнок потерял сознание, то обязательно вызывайте скорую или неотложную помощь. В дальнейшем обязательно проконсультируйтесь у аллерголога для определения объема восстановительных мероприятий и плана действий в случае повторения подобных ситуаций.

Укус клеща

Если Вы обнаружили на ребенке присосавшегося клеща, лучше всего обратится в медицинское учреждение для его удаления. Если такой возможности нет, помощь можно оказать самостоятельно. Не пытайтесь его оторвать или заставить вылезти, налив на него масло. Насекомое надо постараться аккуратно выкрутить (целиком, вращая его против часовой стрелки). Затем ранку обработать антисептиком, например, «зелёнкой», 3% перекисью водорода и др. Клеща (лучше живого) рекомендуется отнести на экспертизу в специализированное учреждение для уточнения, не является ли данное насекомое переносчиком опасных заболеваний (клещевой энцефалит, боррелиоз и др.). Если клещ оказался переносчиком этих болезней, необходима срочная медицинская помощь. Конечно, самая надежная защита от клещевого энцефалита – это своевременная вакцинация, особенно в эндемичных по данному заболеванию районах.

Консультации и приемы педиатра в клинике «Семейный доктор» проводятся по предварительной записи. Мы работаем в выходные и праздничные дни. Запись на прием по телефону контакт-центра +7 (495) 775 75 66, через форму on-line записи и в регистратуре клиники.


WWF сообщил о сокращении численности животных на 60% :: Общество :: РБК

С 1970-х число млекопитающих, птиц, рыб, рептилий и земноводных в мире сократилось на 60%, в Южной и Центральной Америке исчезло 89% животных. Спасти ситуацию, считает WWF, может Парижское соглашение о климате

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

За последние 40 лет, с 1970 по 2014 год, планета потеряла 60% млекопитающих, птиц, рыб, рептилий и земноводных. Об этом говорится в докладе (.pdf) Всемирного фонда дикой природы (WWF).

«Последние данные по Living Planet Index (его подсчитывали на основе наблюдения за 16,7 тыс. популяций 4 тыс. видов позвоночных. — РБК) свидетельствуют о поразительном сокращении популяций диких животных — падение на 60% за какие-то 40 лет. Это мрачный сигнал и, возможно, главный показатель того давления, что мы оказываем на планету», — утверждает гендиректор WWF International Марко Ламбертини.

Наиболее сильный спад численности животных зафиксирован в тропиках Южной и Центральной Америки: по сравнению с 1970 годом она сократилась на 89%. Критически уменьшилась и численность представителей пресноводных видов: так называемый индекс пресной воды (Freshwater Index) показал спад на 83%.

Наибольшую угрозу планете, выяснили во Всемирном фонде дикой природы, представляют действия человека, которые приводят к чрезмерной эксплуатации живой природы и уничтожению среды обитания животных.

«Люди живут за пределами возможностей планеты и уничтожают жизнь на Земле», — подчеркивается в докладе.

Камнеед, лисокот, жук Грета и карманная акула. 11 животных, открытых в 2019 году

  • Николай Воронин
  • Корреспондент по вопросам науки

Ученые открывают новые виды животных и растений практически ежедневно. Чаще всего обнаруживают неизвестных насекомых (этот класс отличается наибольшим биоразнообразием), однако нередко ученым попадаются новые рыбы, рептилии, птицы и даже млекопитающие — особенно из отдаленных и плохо изученных уголков планеты.

Подобные открытия делаются не только в ходе экспедиций, но и за счет изучения музейных коллекций, древних окаменелостей, а иногда и в результате генетических тестов — когда родственные виды сложно отличить друг от друга.

В общей сложности науке известно около 2 миллионов видов живых организмов — животных, растений и грибов. Однако, по подсчетам ученых, еще больше разновидностей (около 6 млн) до сих пор не попадались биологам и только ждут своего открытия.

Русская служба Би-би-си выбрала несколько самых удивительных созданий, впервые обнаруженных или описанных в ушедшем 2019 году.

1. Карманная акула

Автор фото, Mark Doosey

Эта небольшая рыбешка — всего 14 см в длину — немного похожа на кашалота, но на самом деле это так называемая карманная акула. Ее выловили в Мексиканском заливе еще в 2010 году, но только девять лет спустя официально признали новым видом.

Карманной она называется вовсе не из-за своего размера, а из-за двух углублений (карманов), расположенных по обе стороны тела, возле грудных плавников.

2. Рогатая агама

Автор фото, Montri Surmontha (WWF)

На популярном у туристов таиландском острове Пхукет почти не осталось необжитых мест, однако и там иногда находят новые виды животных.

Недавно на дереве в местном лесу обнаружили живописную шипастую ящерицу из семейства агамовых, которую так и назвали — «пхукетская рогатая древесная агама».

3. Лисокот (он же — котолис)

Автор фото, AFP

Такие пушистые красавцы размером примерно 90 см водятся на Корсике. Местные жители давно называют этих диких кошек «котолисами» за массивный полосатый хвост с черным концом.

В ушедшем году ученым наконец-то удалось поймать несколько особей и изучить их ДНК — выяснилось, что это и правда неизвестный науке вид кошачьих. Правда, никакого отношения к лисам корсиканец не имеет: его ближайший родственник — дикий африканский степной кот, предок наших домашних кошек.

4. Гретожук

Автор фото, THE TRUSTEES OF THE NATURAL HISTORY MUSEUM

Этого крошечного жучка-вредителя (всего 1 мм в длину) привезли из Кении еще в конце 1960-х, но больше полувека он хранился в музее естественной истории в Лондоне неизученным. И только в ушедшем году сотрудник музея Майкл Дарви обнаружил, что насекомое принадлежит к ранее неизвестному виду.

Дарви решил назвать его Nelloptodes gretae — в честь шведской экоактивистки Греты Тунберг.

5. Рыба-Ктулху

Автор фото, Jonathan Armbruster

В реках Амазонии ученые обнаружили сразу шесть новых видов сомиков-анцистров, немного напоминающих морское чудовище Ктулху из произведений писателя Роберта Лавкрафта.

Как уточняют биологи, устрашающие щупальца растут только на голове у самцов и служат для привлечения самок.

6. Червь-камнеед

Автор фото, Reuben Shipway; Marvin Altamia

Этот странный моллюск относится к семейству корабельных червей, которые получили такое название за то, что поедают дерево — в особенности корабельный лес, «пробуривая» в нем глубокие дыры.

Однако этот только что открытый вид живет в пресных водоемах на Филиппинах — и, кажется, питается камнями. Как именно это происходит, ученые пока не понимают — возможно, живущие в его пищеварительном тракте бактерии способны расщеплять известняк и производить питательные вещества.

Местные жители кормят этим моллюском молодых матерей, так как считается, что он помогает им кормить грудью.

7. Очковый цветоед

Автор фото, SMITHSONIAN

Эта крошечная птаха живет на Борнео — единственном в мире острове, разделенном между тремя государствами: Индонезией, Малайзией и Брунеем.

Новый вид цветоедов питается преимущественно омелой и получил название «очковый» за счет характерных белых отметин над и под глазами.

8. Радужноголов

Автор фото, Alexandre Teynié

Это не дефект фотоснимка — голова этой змеи действительно покрыта радужными пятнами, за что журналисты уже прозвали ее Зигги Стардаст.

Ее нашли в карстовых скалах на севере Лаоса и поначалу решили, что радужный уж живет только там — однако с тех пор его обнаружили еще в одном месте, что повышает шансы этого вида на выживание.

9.

Шерстистый нетопырь

Автор фото, Nguyen Truong Son

Новый вид летучих мышей, голова и плечи которых покрыты длинной густой шерстью, был обнаружен в районе Центрального плато во Вьетнаме.

Как уже упоминалось раньше, биологам нечасто попадаются неизвестные науке млекопитающие, однако летучие мыши — в некотором смысле исключение. Отряд рукокрылых чрезвычайно разнообразен и насчитывает более 1300 видов.

10. Тритон-клингон

Автор фото, Porrawee Pomchote

А этого живописного черно-красного тритона обнаружили в таиландской провинции Чианграй.

Журналисты тут же сравнили его с расой клингонов из фантастической вселенной киносаги «Звездный путь».

11. Кошачеглазый кардинал

Автор фото, Mark Erdmann

Семейство лучеперых рыб, известное как кардиналовые (апогоновые), также обогатилось в этом году новым видом.

Широкая темная полоса, вертикально проходящая через зрачок, придает глазам этой рыбы сходство с кошачьими.

Кайнозойская эра

Кайнозойская эраOnline экспонирует: Геологическая шкала времени

Кайнозойская эра

Кайнозойская эра — самое недавнее из трех основных подразделений истории животных. Два других — это мезозойская и палеозойская эры. Кайнозой охватывает всего около 65 миллионов лет, от конца мелового периода и исчезновения нептичьих динозавров до наших дней. Кайнозой иногда называют эпохой млекопитающих, потому что в то время самые крупные наземные животные были млекопитающими.Это неправильное название по нескольким причинам. Во-первых, история млекопитающих началась задолго до начала кайнозоя. Во-вторых, разнообразие жизни в кайнозое намного шире, чем у млекопитающих. Кайнозой с такой же точностью можно было бы назвать «Эпохой цветущих растений», «Эпохой насекомых», «Эпохой костистых рыб» или «Эпохой птиц».

Кайнозой (65,5 миллионов лет назад по настоящее время) разделен на три периода: палеоген (от 65,5 до 23,03 миллиона лет назад), неоген (23.03–2,6 миллиона лет назад) и четвертичный период (2,6 миллиона лет назад по настоящее время). Палеоген и неоген — относительно новые термины, которые теперь заменяют устаревший термин третичный. Палеоген подразделяется на три эпохи: палеоцен (от 65,5 до 55,8 миллиона лет назад), эоцен (от 55,8 до 33,9 миллиона лет назад) и олигоцен (от 33,9 до 23,03 миллиона лет назад). Неоген подразделяется на две эпохи: миоцен (23,03–5,332 миллиона лет назад) и плиоцен (5,332–2,588 миллиона лет назад).*

Стратиграфия
У концепций третичного и четвертичного периода интересная история. В 1760-х и 1770-х годах геолог по имени Джованни Ардуино изучал горные породы и минералы в Тоскане. Он классифицировал горы по типу скал, которые он в них нашел. Нефоссильные сланцы, граниты и базальты (все вулканические породы), которые сформировали ядра больших гор, которые он назвал примитивными. Богатые ископаемыми породы из известняка и глины, которые были найдены на склонах гор над примитивными породами, были названы вторичными.Наконец, была еще одна группа ископаемых пород из известняков и песчаников, лежащих над Вторичными породами и образующих предгорья гор, которые Андуино назвал Третичными. Итак, сначала термин «третичный» относился к определенному типу горных пород, найденных в районе Тосканы. Но позже геологи использовали окаменелости, найденные в третичных породах, чтобы распознать породы того же возраста в других местах. Камни с одним и тем же видом окаменелостей были одного возраста.

Обширные породы третичного возраста были обнаружены в Парижском бассейне, который находится в районе Парижа, Франция.В 1820-х и 1830-х годах Чарльз Лайель, известный английский геолог, оказавший большое влияние на Чарльза Дарвина, разделил третичные породы Парижского бассейна по их окаменелостям. Лайеллю пришла в голову гениальная идея. Он заметил, что скалы в верхней части разреза содержат очень высокий процент окаменелостей живых видов моллюсков. Внизу раздела было очень мало живых форм. Он пришел к выводу, что это различие произошло из-за исчезновения более старых форм и эволюции живых форм в то время, когда откладывались породы. Он разделил третичные породы на три эпохи: плиоцен, миоцен и эоцен. 90% ископаемых моллюсков в плиоценовых породах жили сегодня. В породах миоцена только 18% моллюсков были живыми видами, а в породах эоцена только 9,5%.

Эти подразделения третичного периода были сопоставлены по всему миру с использованием ископаемых видов в них. Скалы того же вида, что и эоцен Лайелла, считаются ровесниками пород в Парижском бассейне. То же самое и с другими подразделениями.Некоторое время спустя было отмечено, что в других областях, кроме Парижского бассейна, были скалы, которые, казалось, принадлежали к временным периодам, которые не были представлены в последовательности Лайеля. Это произошло потому, что в те периоды не было отложений в том, что позже станет Парижским бассейном. Эти два периода, позже обозначенные как олигоцен и палеоцен, были вставлены в третичный период на своих местах.

Кайнозойские ископаемые останки

  • Формация Боджонг, Индонезия: Многочисленные глубоководные моллюски из этой местности плиоцена дали нам представление о прошлой тропической морской жизни на территории, которая сегодня является очень богатой видами.

  • Крид Формация : Богатое растительное сообщество из этой олигоценовой местности на юго-западе Колорадо включает сосну, пихту, барбарис и множество других очень хорошо сохранившихся видов.

  • Формация Флориссант : Эта эоценовая местность расположена в Скалистых горах Колорадо. Немногие населенные пункты в США имеют такое замечательное сохранение ископаемых насекомых.

  • Формация Грин-Ривер : эта эоценовая местность, богатая окаменелостями растений, насекомых и рыб, простирается через Юту, Колорадо и Вайоминг на западе США.С.

  • Rancho La Brea Tar Pits : Одно из самых известных мест окаменелостей, Ла Бреа — это асфальтовый выход, содержащий окаменелости плейстоцена, расположенный в Лос-Анджелесе, Калифорния.

  • Формация Монтерей : Обширная область обнаженных обнажений миоцена вдоль прибрежных хребтов Калифорнии. Окаменелости включают макроводоросли, микрофоссилии, ракушки, крабов и морских свиней.

  • Формация Вильявьеха, Колумбия : До недавнего времени единственным надежным источником информации о животных третичного возраста в тропиках Южной Америки было это место в Колумбии.Многие из представленных доклиоценовых групп животных не встречались больше нигде за пределами континента.

Ресурсы

  • Информацию о других кайнозойских местонахождениях см. На наших страницах, посвященных эоцену, олигоцену и миоцену.
  • Совершите экскурсию в крупнейший в мире палео-институт, Палеонтологический институт России, в который входят многие кайнозойские млекопитающие из России.
  • NEOMAP — базы данных MIOMAP и FAUNMAP теперь связаны, обеспечивая данные для всех опубликованных млекопитающих позднего олигоцена — голоцена в U.С.
  • Узнайте больше о кайнозойской палеонтологии и геологии Северной Америки на Палеонтологическом портале.

5.11: Кайнозойская эра — эпоха млекопитающих

Что позволило млекопитающим пережить динозавров?

Млекопитающие не могли выжить, когда вокруг были динозавры. Чтобы избавить планету от динозавров, потребовалось катастрофическое событие. К счастью для млекопитающих, исчезновение динозавров оставило много возможностей для их процветания.

Кайнозойская эра: Эра млекопитающих

Кайнозойская эра буквально означает эпоху «современной жизни». Его еще называют возрастом млекопитающих. Млекопитающие воспользовались исчезновением динозавров. Они процветали и вскоре стали доминирующими животными на Земле. Вы можете узнать больше об эволюции млекопитающих в кайнозое по ссылке ниже. Кайнозой начался 65 миллионов лет назад и продолжается до настоящего времени. Его можно разделить на два периода, описанных ниже на рис. , рис. .http://www.youtube.com/watch?v=H0uTGkCWXwQ

Один из способов разделения кайнозойской эры — это два периода, описанные здесь.

Третичный период : В третичный период (65–1,8 миллиона лет назад) климат Земли в целом был теплым и влажным. Это позволило млекопитающим развиваться дальше и заполнить практически все ниши, освобожденные динозаврами. Многие млекопитающие увеличились в размерах. Млекопитающие, названные приматами, эволюционировали, включая предков человека. Появились современные тропические леса и луга, а цветковые растения и насекомые были многочисленными и широко распространенными.

Четвертичный период : В четвертичный период (1,8 миллиона лет назад — настоящее время) климат Земли похолодал, что привело к серии ледниковых периодов. Уровень моря упал из-за того, что в ледниках замерзло очень много воды. Это создало сухопутные мосты между континентами, позволяя наземным животным перемещаться в новые районы. Некоторые млекопитающие, такие как шерстистые мамонты, приспособились к холоду, образуя очень большой размер и густой мех. Другие животные переместились ближе к экватору или вымерли вместе со многими растениями.

Последний ледниковый период закончился около 12 000 лет назад. К тому времени эволюционировал наш собственный вид, Homo sapiens . После этого мы стали свидетелями развития истории жизни. Хотя мы не знаем всех подробностей недавнего прошлого, это гораздо менее загадка, чем миллиарды лет, которые ему предшествовали.

«Прогулка с пещерными людьми» — превосходное изображение эволюции нашего вида от Люси, первой вертикальной обезьяны, до ее предков миллионы лет спустя.См. Http://www.bbc.co.uk/sn/prehistoric_life/tv_radio/wwcavemen/ для получения дополнительной информации.

KQED: Последний ледниковый период

Представьте себе обширную травяную экосистему, покрытую стадами слонов, бизонов и верблюдов, простирающихся до упора. Африка? Может быть. Но это также относится к Северной Калифорнии в конце последнего ледникового периода. Что случилось со всей этой дикой природой? Были ли они подвергнуты чрезмерной охоте и уничтожению? Уничтожило ли глобальное потепление их население? Ученые не уверены, но эта относительно недавняя гибель людей поднимает много интересных вопросов.См. Ice Age Bay Area на www. kqed.org/quest/television…-age-bay-area2 для получения дополнительной информации.

Резюме

  • Кайнозойская эра — это век млекопитающих. Они эволюционировали, чтобы заполнить практически все ниши, освобожденные динозаврами.
  • Ледниковые периоды четвертичного периода кайнозоя привели ко многим исчезновениям.
  • Последний ледниковый период закончился 12 000 лет назад. К тому времени появилось Homo sapiens .

Узнать больше

Используйте ползунок времени на этом ресурсе, чтобы ответить на следующие вопросы.

  1. Когда началась кайнозойская эра? Какие животные больше не присутствуют в начале этой эры?
  2. Когда начала формироваться постоянная ледяная шапка Антарктиды?
  3. Какая окаменелость ближе всего к предку человека-шимпанзе? Сколько лет этой окаменелости?
  4. Когда впервые начали использовать каменные орудия?
  5. Когда эволюционировал Homo sapiens ?
  6. Когда началась миграция людей? С чего это началось?

Обзор

  1. Чем объясняется, почему млекопитающие могли процветать в кайнозойскую эру?
  2. Создайте график основных эволюционных событий кайнозойской эры.
  3. Обсудите изменения климата в третичный и четвертичный периоды и влияние этих изменений на геологию и растительность.

млекопитающих в эпоху динозавров

Введение

Шестьдесят шесть миллионов лет назад всемирное катастрофическое событие ознаменовало конец мезозойской эры и изменило весь ход жизни на Земле (рис. 1). Это было массовое вымирание в конце мелового периода, и вопрос о том, было ли оно вызвано ударом болида или спровоцировано мощными извержениями вулканов, остается предметом горячих споров.В то время есть геологические свидетельства того и другого. Результат, однако, бесспорен. Динозавры, которые доминировали в фауне наземных позвоночных в течение предыдущих 125 миллионов лет, полностью и внезапно исчезли вместе с соответствующими летающими птерозаврами и большими морскими рептилиями, ихтиозаврами, плезиозаврами и другими. Среди выживших позвоночных были птицы (технически миниатюрные, пернатые, летающие динозавры), а также крокодилы, ящерицы, змеи и черепахи. Все эти группы вскоре начали диверсифицироваться, хотя ни одна из них не претерпела больших эволюционных преобразований в форме тела.Небольшое количество ранее существовавших млекопитающих также пережило вымирание, но их история была совсем другой. В течение следующих 66 миллионов лет кайнозойской эры вскоре появилось удивительное множество совершенно новых видов млекопитающих. Маленькие, ночные предки дали начало многочисленным крупным травоядным животным, таким как антилопы, верблюды, бегемоты, лошади, носороги, кенгуру и слоны, а также хищные кошки, волки, медведи и гиены, которые охотились на них. Появились совершенно новые формы, такие как муравьеды с длинными липкими языками и мощными копающими когтями, а также обезьяны, обезьяны и ленивцы, приспособленные к жизни на деревьях, и всего за 25 миллионов лет в летописи окаменелостей появляются самые специализированные группы млекопитающих: летучие мыши являются такими же опытными летчиками, как и птицы, а киты и дюгони великолепно физиологически и анатомически приспособлены к постоянной жизни в море.

Рисунок 1. Геологическая временная диаграмма для более поздних палеозойских и мезозойских эпох (Изображение предоставлено Томом Кемпом)

Происхождение млекопитающих

Таким образом, современная фауна млекопитающих произошла от нескольких выживших в конце мелового периода и заменила динозавров в качестве доминирующих наземных животных. животные. Менее широко известно, что это впечатляющее излучение млекопитающих за последние 66 миллионов лет было лишь последней третью истории, которую мы можем проследить вплоть до 200 миллионов летних окаменелых млекопитающих самого верхнего триаса.Более того, мезозойские млекопитающие сами были кульминацией долгой эволюционирующей линии более рептилоидных форм, называемых синапсидами, как нам показала чрезвычайно хорошая летопись окаменелостей (рис. 2). Первые синапсиды жили около 320 миллионов лет назад и отличаются лишь несколькими признаками от других быстро меняющихся четвероногих в теплом влажном климате того времени. Но они быстро стали самой распространенной и многочисленной группой.

Возникло множество различных типов — от хищников до травоядных, от крупных до мелких.Дицинодонты, например, были специализированными травоядными животными, у которых зубы были заменены роговым, скрипящим или рубящим клювом. Видов было много, и они часто встречались в большом количестве. На них охотились, среди прочего, горгонопсии, отличающиеся огромными верхними и нижними клыками и огромной разинутой челюстью.

Со временем синапсиды развили характеристики, указывающие на то, что их скорость метаболизма и уровень активности увеличиваются, и к началу триаса, 250 миллионов лет назад, прогрессивная группа, названная цинодонтами (рис.2А и 3) имел зубные ряды, похожие на зубы млекопитающих, с простыми резцами и клыками на передней части челюстей и более крупными зубами с несколькими бугорками сзади. Мышцы, закрывающие челюсти, были больше и располагались так, что большая часть силы укуса была сосредоточена в точках контакта между верхними и нижними зубами. Их грудная клетка показывает, что у них были большие легкие и более длинные и тонкие конечности, поэтому их движения были более быстрыми и проворными. Обоняние и слух обострились, а мозг больше.

Рис. 3. Базальный цинодонт Procynosuchus. Ископаемый образец из верхней перми в Замбии и его модель жизни, созданная Ричардом Хаммондом (Изображение предоставлено Томом Кемпом).

Со временем цинодонты постепенно стали очень млекопитающими по своей биологии. Некоторые из них были травоядными, некоторые — плотоядными, и одна особая ветвь, трителедонты (рис. 2A), эволюционировала в небольшое, типично размером с грызуна, тело.

Именно из этой последней группы окончательно эволюционировали млекопитающие, и к концу триаса, около 200 миллионов лет назад, были обнаружены окаменелости, которые практически во всех отношениях принадлежат млекопитающим (строго говоря, в них отсутствуют некоторые второстепенные признаки живых млекопитающих. и правильно классифицируются как млекопитающие).Например, мегазостродон (рис. 4) был длиной около 10 см без хвоста, с черепом длиной 2 см. Его зубы состояли из резцов, клыка, четырех-пяти премоляриформ с дополнительным бугорком в задней части зуба и трех удлиненных коренных зубов с дополнительными бугорками перед и позади главного бугорка и круга из маленьких бугорков вокруг основания. Три основных бугорка были соединены острыми выступами, и когда нижние и верхние коренные зубы встречались во время укуса, гребни действовали как режущие лезвия, которые мелко измельчали ​​пищу.Скелет мегазостродона показывает нам, что это было очень подвижное маленькое животное с тонкими конечностями и ступнями, расположенными ниже тела. Мозг был увеличен и включал большой мозжечок для тонкого нервно-мышечного контроля тела и большой передний мозг, связанный со сложным поведением. Были хорошо развиты обонятельные доли для обоняния и тонкие слуховые косточки, способные очень чувствительно слышать. По этим косвенным признакам его биологии мы можем сделать вывод, что мегазостродон, как и современные млекопитающие, вел очень энергичный образ жизни и мог поддерживать постоянную температуру своего тела, что позволяло ему оставаться активным в ночное время.Судя по острым, режущим коренным зубам, его основной пищей, несомненно, были насекомые.

Рисунок 4. Реконструкция Мегазостродона в Музее естественной истории в Лондоне (Изображение предоставлено Wikimedia Commons, Теклан)

Открытие мезозойских млекопитающих

Первые открытия мезозойских млекопитающих были сделаны из среднеюрского сланца Стоунсфилд в Оксфордшире, который был добыт для кровли в течение 18-19 веков. Окаменелости были чрезвычайно редки, и в течение примерно 150 лет в тысячах тонн обнаженного сланца было найдено только двенадцать экземпляров, и это были не более чем сломанные челюсти с несколькими зубами плюс пара изолированных костей конечностей. .Со временем в нескольких других местах в Европе и Северной Америке были обнаружены мезозойские млекопитающие, но даже к концу 1920-х годов Джордж Гейлорд Симпсон смог лично изучить всю мировую коллекцию, которая все еще состояла полностью из фрагментов. Согласно имеющимся в то время свидетельствам окаменелостей, в мезозое млекопитающие считались чрезвычайно редкими, имели меньшее экологическое значение по сравнению с динозаврами и претерпевали незначительную эволюцию.

Эта картина стала меняться по мере того, как в нескольких частях света были обнаружены новые и лучше сохранившиеся экземпляры.В 1960-х годах Зофия Киелан-Яворовская возглавила серию польско-монгольских экспедиций в пустыню Гоби и собрала богатую фауну млекопитающих раннего мела, включая несколько полных черепов и скелетов. В 1970-х годах в Великобритании в древних трещинах известняковых карьеров были обнаружены тысячи фрагментов челюстей, зубов, позвонков и костей конечностей. Оказалось, что это останки самых ранних млекопитающих верхнего триаса, которые были смыты в подземные водотоки того времени. Еще более впечатляющими являются китайские коллекции из верхнеюрских отложений Тяоцзишань и раннемеловой формации Исянь.Начиная с 1990-х годов и по сей день, они позволили получить большое количество прекрасно сохранившихся образцов, некоторые из которых даже включают отпечатки шкуры, окружающей скелет (см. Рис. 11).

Излучение мезозойских млекопитающих

Благодаря этим и многим другим новым открытиям во всем мире, теперь у нас есть более трехсот родов мезозойских млекопитающих. Стало ясно, что юрские и меловые леса, холмы и равнины изобиловали млекопитающими, как и сегодня, за исключением того, что все они были мелкотелыми, подавляющее большинство менее 1 кг и очень немногие действительно превышали 5 кг опоссума Вирджинии. или рыжая лисица.Мы также узнали из множества новых образцов, что произошло гораздо больше эволюционных изменений и диверсификации, чем мы думали. Различия в зубном ряду указывают на разнообразие диетических специализаций, а адаптация к нескольким различным средам обитания указывается на скелете.

Фактически, млекопитающие уже начали эволюционное излучение при их первом появлении в позднем триасе. Морганукодонты, такие как мегазостродон, были наименее модифицированными, но по крайней мере две другие группы развили более специализированные коренные зубы.Коренные зубы Kuehneotherium имеют три основных бугорка, образующих треугольник на коронке, и поэтому, когда челюсти смыкаются, нижний и верхний зубные ряды сцепляются более прочно. Мы не знаем ничего о редком Kuehneotherium, кроме его зубов и челюстей, но этот вид треугольного зуба должен был стать очень важным в более поздних группах. Харамийиды были первой группой млекопитающих, у которых развились зубы, приспособленные для жевания высокоэнергетической растительной пищи, такой как семена и клубни для хранения, тема, повторяющаяся на протяжении всей истории млекопитающих и представленная грызунами сегодня.Их коренные зубы были увеличены и имели ряды округлых бугорков, два на нижних и три на верхних, которые сцеплялись друг с другом, образуя шлифовальную поверхность. Вскоре после этого появился четвертый вид мезозойских млекопитающих. Это были докодонты, чьи коренные зубы также были увеличены, но в их случае так, чтобы усилить режущее действие между гребнями. Широкое расширение каждого верхнего коренного зуба между двумя соседними нижними коренными зубами, вызывающее срезание между противоположными зубами. Докодонты подверглись умеренному облучению, которое включало различные способы передвижения.Некоторые из них были искусными обитателями деревьев, а одна замечательная форма, Castorocauda (рис. 5), имела уплощенный хвост, похожий на бобрового, для плавания и, должно быть, вела полуводное существование.

Рис. 5. Плавающий докодонт Castorocauda (из Ji Q et al., 2006, Science 311: 1123-1127).

Мультитуберкуляты, как и предшествующие им харамииды, были сопоставимы с мелкими грызунами. У них был единственный большой резец (рис. 6), который позволял рыться в поисках пищи, например, подземных клубней. За ним был относительно большой зубчатый премоляр, похожий на топорик, который резал верхние зубы.Верхние и нижние коренные зубы были чем-то похожи на коренные зубы харамиидов, с рядами тупых бугорков, которые работали вместе, чтобы измельчить пищу.

Рис. 6. Вверху реконструкция сложной мускулатуры челюсти мультитуберкулеза. В центре, окклюзионный вид (т.е. глядя на жевательную поверхность) верхнего зубного ряда, демонстрирующий несколько рядов бугорков. Ниже нижняя челюсть с увеличенным резцом и рубящим первым премолярным зубом (Изображение предоставлено Томом Кемпом).

Мультитуберкуляты были наиболее успешными из всех групп мезозойских млекопитающих с более чем 150 описанными родами, и они также были одной из групп, которые пережили массовое вымирание в конце мелового периода, продолжавшееся около 35 миллионов лет до кайнозоя.Некоторые образцы были обнаружены с отпечатком волосатой шкуры, что свидетельствует о том, что они обладают эндотермией млекопитающих. Менее ожидаемым является очень узкая тазовая щель, предполагающая, что они вынашивают своих детенышей, а не откладывают яйца. Несмотря на то, что их зубной ряд был довольно консервативным, мультитуберкулезные пациенты обладали разными способами передвижения (рис. 7). Среди них были обычные ходящие по земле виды, похожие на беличьие деревья, прыгуны с более длинными задними ногами, а у некоторых были широкие кости конечностей, что наводит на мысль, что они могли быть роющими норками.Несмотря на разнообразие, мультитуберкулез с размером тела более 0,5 кг не обнаружен.

Эвтриконодонты были важнейшей группой хищных млекопитающих мезозоя (рис. 8). Их коренные зубы имели ряд из трех или четырех остроконечных выступов с гребнями между ними для жевания живой добычи. Большинство видов были маленькими и питались беспозвоночными, но некоторые были крупнее, например Triconodon, который был размером с домашнюю кошку и мог питаться ящерицами и другими мелкими млекопитающими.Самым крупным эвтриконодонтом и фактически самым крупным из всех мезозойских млекопитающих был Repenomamus giganticus (рис. 8). Он был около метра в длину, включая хвост, и, по оценкам, весил 12-14 кг, что примерно соответствует размеру европейского барсука. Если есть какие-либо сомнения относительно его диеты, они развеиваются после обнаружения останков молодого динозавра в полости его тела.

Рисунок 8.Эвтриконодонты. Слева: Gobiconodon с захваченным Jeholodens. Справа — ископаемый череп Repenomamus giganticus (Слева по Kielan-Jaworowska Z et al., 2004, Mammals from the Age of Dinosaurs, Columbia University Press; сразу после Hu et al., 2005, Nature 433: 149-152.

Большинство eutriconodonts были наземными, а некоторые, возможно, были древесными, но они также включают замечательного Volaticotherium.От ископаемых экземпляров этого вида сохранилось отчетливое впечатление скользящей мембраны, сохранившейся вокруг тела, которая очень похожа на таковую у белки-летяги.С другой стороны, Fruitafossor — это базальный триконодонт, обладающий короткими, мощными, похожими на кротовидными передними конечностями для рытья нор.

Рис. 9. Упрощенный филогенетический обзор основных таксонов мезозойских млекопитающих. Однородные, плацентарные и сумчатые животные сохранились до наших дней. Плаценты — безусловно, самая разнообразная группа современных млекопитающих (изменено из Luo Z-X, 2007, Nature 450: 1011-1019).

Появление современных групп млекопитающих

Мы уже встречали Kuehneotherium, самого раннего мезозойского млекопитающего, у которого на коренных зубах был треугольник из выступов.Начиная со средней юры, одна группа млекопитающих, названная Cladotheria, развивала все более сложные версии, добавляя дополнительные бугорки и гребни к коренной короне (рис. 10). Кульминацией этой тенденции стали зубы, известные как трибосфены, в группе млекопитающих, метко названных Tribosphenida, у которых нижние коренные зубы имели впадину на спине, называемую талонидом; верхние моляры соответствовали этому по большой дополнительной области на внутренней стороне, называемой протоконусом. Эффект был двояким. Во-первых, зубья имели более широкую коронку для более эффективного общего дробления между нижними и верхними частями.Во-вторых, увеличилось количество противоположных нижних и верхних режущих гребней для тонкого измельчения пищи.

Рис. 10. Эволюция трибосфенического коренного зуба. Вверху: виды окклюзии четырех степеней эволюции талонида нижнего моляра и протокона верхнего моляра (нижние моляры слева, верхние моляры справа). Звездочка обозначает появление трибосфенид.Соответствующие цвета представляют собой противоположные области верхних и нижних зубов. Нижние коренные зубы метатерия мелового периода, вид сбоку (вверху) и взгляд на жевательную поверхность (внизу), спереди слева в каждом случае (верхняя часть модифицирована из Davis MD, 2011, Journal of Mammalian Evolution 18: 227-244 , Дно модифицировано из Clemens WA, 1966, Калифорнийский университет по геологическим наукам 62: 1-122).

К раннему меловому периоду облучение млекопитающих с помощью этого вида зубов уже происходило, что совпало с началом взрывного излучения цветущих растений, а вместе с ним и множества насекомых, которые питались и жили на них.Обладая небольшими размерами и острыми режущими и измельчающими зубами, эти новые млекопитающие были особенно хорошо приспособлены для эффективного жевания насекомых. Среди окаменелостей нескольких ранних линий трибосфениданов есть два замечательных образца из Китая. Eomaia (рис. 11) — это практически полная эутерия, предковая группа ныне живущих плацентарных млекопитающих. Его современник, Sinodelphys, представляет собой столь же хорошо сохранившуюся метатерию, эквивалентную предковой группе второй основной группы современных млекопитающих, сумчатых.С момента своего первого появления 125 миллионов лет назад эти две группы млекопитающих продолжали развиваться до конца мезозоя и, конечно же, пережили массовое вымирание в конце мелового периода и дали начало почти всем видам млекопитающих, живущих сегодня.

Рис. 11. Eomaia, раннемеловая эутерия, демонстрирующая вдавление шкуры (From Ji Q et al., 2002, Nature 416: 816-22.).

Третья современная группа млекопитающих — монотремы, состоящие исключительно из ехидн и утконоса Австралазии.Хотя в основе своей они такие же, как и у других млекопитающих, они сохранили некоторые наследственные признаки, в частности, привычку откладывать яйца. Но монотремы настолько специализированы в своих зубах и конечностях, а их палеонтологическая летопись настолько скудна, что происхождение группы до сих пор неясно. Несколько фрагментарных окаменелостей раннего мелового периода предполагают, что раннее млекопитающее каким-то образом расселилось по южным континентам, где оно дало начало отдельной новой группе с зубами, внешне напоминающими трибосфены. Монотремы предположительно являются высокоспециализированными живыми потомками этой древней группы.

Обзор мезозойских млекопитающих

Наш взгляд на млекопитающих юрского и мелового периодов радикально изменился за последние три или четыре десятилетия, от рассмотрения их как незначительной группы, живущей в тени динозавров, к той, чье разнообразие и численность была сопоставима с фауной мелких млекопитающих сегодня. Были виды, питавшиеся мелкими беспозвоночными, мелкими рептилиями и другими млекопитающими, а также высокоэнергетической растительной пищей. Были обитатели земли и деревьев, специальные норы и полуводные виды спорта, и даже планеры.Однако одно большое отличие от современной фауны — заметное отсутствие млекопитающих среднего и крупного размера (рис. 12). Предполагается, что это связано с конкуренцией со стороны динозавров. Динозавры и млекопитающие появились примерно в одно время в летописи окаменелостей, поэтому дело не только в том, что динозавры уже заполнили среду обитания крупных наземных животных к тому времени, когда млекопитающие прибыли на место происшествия. Мы должны оглянуться назад и отметить, что план тела млекопитающих эволюционировал в основном для ночной, насекомоядной жизни путем миниатюризации одного из синапсидных клонов.Напротив, план тела динозавра произошел от линии больших архозавров, ведущих дневной образ жизни. Поскольку оба таксона хорошо приспособлены к своему образу жизни, ни один из них не смог успешно преодолеть конкуренцию, чтобы войти в адаптивную зону другого. Нет, то есть до тех пор, пока массовое вымирание в конце мелового периода не уничтожило динозавров, предоставив выжившим млекопитающим возможность развить более крупный размер тела и принять дневной травоядный и связанный с ним образ жизни крупных хищников без конкуренции со стороны существующих существ.

Рис. 12. Реконструкция базального терия Henkelotherium (из Krebs B, 1991, Berlin. Geowiss. Abh. A133: 1-110).

Хотите узнать больше?

  1. Кемп Т.С. (2015) Эволюция высших таксонов: палеобиологические, эволюционные и экологические перспективы Oxford University Press
  2. Luo Z-X (2007) Трансформация и диверсификация в ранней эволюции млекопитающих Nature 450: 1011-1019.
  3. Kemp TS (2005) Происхождение и эволюция млекопитающих Oxford University Press
  4. Kielan-Jaworowska Z, Cifelli RL и Luo ZX (2004) Млекопитающие эпохи динозавров: происхождение, эволюция и структура Columbia University Press
Исследователи показывают, что

млекопитающих и их родственников процветали, разнообразив их во время так называемой «эпохи динозавров».

Исследования | Наука | UW News blog

20 июня 2019

Палеонтологи пытаются развеять миф о том, какой была жизнь, когда динозавры бродили по Земле.Ложное повествование проникло в книги, лекции и даже научные статьи об этой давней эпохе.

Миф не фокусируется на динозаврах. Его главные герои — древние млекопитающие и их родственники, которые вместе известны как млекопитающие. Согласно мифу, в мире, населенном динозаврами, не оставалось места для млекопитающих. В результате млекопитающие и их родственники остались крошечными, мышевидными и примитивными. Миф утверждает, что млекопитающие не эволюционировали в различных формах, диете, поведении и экологических ролях до тех пор, пока массовое вымирание K-Pg 66 миллионов лет назад не уничтожило динозавров и не «освободило» пространство для млекопитающих.

«Это очень старая идея, от которой очень трудно победить», — сказал Дэвид Гроссникль, научный сотрудник кафедры биологии Вашингтонского университета. «Но этот взгляд на млекопитающих просто не соответствует тому, что мы и другие ученые недавно обнаружили в летописи окаменелостей».

Иллюстрация Alphadon , небольшого сумчатого родственника мелового периода. Alphadon является представителем типа мелких предков, питающихся преимущественно насекомыми, трех основных экологических видов излучений млекопитающих, дающих начало клонам с разнообразным питанием и формами передвижения.Мисаки Учида

Гроссникл является ведущим и соответствующим автором обзорной статьи, опубликованной 19 июня в журнале Trends in Ecology & Evolution, в которой суммируются последние ископаемые свидетельства в пользу альтернативной точки зрения: млекопитающие и их родственники фактически подверглись трем значительным «экологическим излучениям» в своей истории. В эволюционной биологии радиация возникает, когда определенная линия вторгается и адаптируется к новым экологическим нишам. В каждом из излучений, обсуждаемых в обзоре, формы млекопитающих, отличавшиеся от грызунов и грызунов-грызунов, адаптировались к различным экологическим нишам.Возникли новые виды, которые, например, могли лазать, скользить или рыть норы — и питались более специализированной диетой из мяса, листьев или моллюсков.

Два из этих трех экологических излучений у млекопитающих произошли в юрский и меловой периоды, когда динозавры процветали, по словам Гроссникла и соавторов Стефани Смит из Полевого музея в Чикаго и Грега Уилсона, доцента биологии UW и куратора позвоночных. палеонтологии в Музее естественной истории и культуры Университета Берка.

Соавторы суммируют три экологических излучения, в каждой из которых участвуют разные группы форм млекопитающих:

  • Древнейшая экологическая радиация, образованная млекопитающими, произошла от 190 до 163 миллионов лет назад в период от раннего до среднего юрского периода — на фоне распада суперконтинента Пангея — и затронула первых настоящих млекопитающих и их ближайших родственников.
  • Вторая экологическая радиация млекопитающих началась 90 миллионов лет назад в позднемеловом периоде, вскоре после появления цветковых растений, и закончилась массовым вымиранием K-Pg 66 миллионов лет назад.
  • Палеоцен-эоценовая радиация началась 66 миллионов лет назад, примерно во время события K-Pg, и закончилась около 34 миллионов лет назад, и привела к созданию всех основных линий плацентарных и сумчатых млекопитающих, живущих сегодня.

Каждое экологическое излучение порождало новые разновидности млекопитающих от более примитивных, питающихся насекомыми и похожих на грызунов предков. Многие из разнообразных форм, возникших в юрском и меловом периодах, напоминают виды, живущие сегодня, например, барсуки, белки-летяги и даже муравьеды.Но эти формы млекопитающих эпохи динозавров не являются прямыми предками своих современных собратьев.

«Эти же экологические приспособления — для скольжения, лазания, разнообразного питания — неоднократно развивались в истории млекопитающих и их близких родственников», — сказал Гроссникл.

Млекопитающие, возникшие во время юрской радиации, включали полуводные, похожие на бобра Castorocauda ; Maiopatagium , который, вероятно, напоминал современных белок-летяг; и лазанье по деревьям Henkelotherium. Эти линии вымерли к середине мелового периода — времени общего упадка ранних млекопитающих и их родственников, вероятно, из-за изменения климата и относительно быстрой смены целых экосистем.

За этим периодом спада последовала экологическая радиация в позднем меловом периоде, когда произошел рост новых форм млекопитающих. К ним относятся Didelphodon размером с барсука, сумчатый родственник с самой высокой силой укуса фунт за фунт среди всех известных млекопитающих, а также Vintana , травоядное животное с некоторыми чертами черепа, похожими на черты ленивцев.Эти разнообразные группы млекопитающих погибли вместе с динозаврами в результате массового вымирания K-Pg.

Иллюстрация Didelphodon , сумчатого родственника из позднего мелового периода с самой сильной силой укуса фунт за фунт среди всех известных млекопитающих.

«Присутствие такого разнообразия форм млекопитающих в юрском и меловом периодах опровергает классическую интерпретацию эволюции млекопитающих», — сказал Уилсон. «Эта новая интерпретация стала возможной благодаря новым открытиям окаменелостей за последние два десятилетия в таких местах, как Китай и Мадагаскар.”

Палеоцен-эоценовая радиация млекопитающих, начавшаяся примерно во время события K-Pg, породила предков современных сумчатых и плацентарных млекопитающих — от кенгуру и зебр до синих китов и людей. По словам Гроссникля, сильная связь этого излучения с современными млекопитающими может объяснить, как возник миф о том, что млекопитающие оставались статичными и примитивными во времена динозавров.

«Но сосредоточение внимания на излучении палеоцена-эоцена дает искаженное представление об истории млекопитающих», — сказал Гроссникль.«Он игнорирует многие другие группы млекопитающих и их родственников, которые диверсифицировались за миллионы лет до того».

Открытия окаменелостей за последнюю четверть века подтверждают точку зрения, резюмированную Гроссниклем и соавторами. Формы млекопитающих эпохи динозавров, которые когда-то были известны только по одному зубу или нескольким фрагментам костей, теперь представлены более полными скелетами, которые демонстрируют разнообразие форм тела, размеров, передвижения и диеты.

«Теперь мы можем увидеть огромное разнообразие млекопитающих и их родственников, которые жили вместе с динозаврами», — сказал Гроссникль.

###

Для получения дополнительной информации свяжитесь с Grossnickle по адресу [email protected]

Теги: Музей естественной истории и культуры Берка • Колледж искусств и наук • Дэвид Гроссникл • Департамент биологии • динозавры • эволюция • Грегори Уилсон Мантилья • палеонтология

Эпоха млекопитающих Mural

Большая фреска Рудольфа Ф. Заллингера « Эпоха млекопитающих, » является центральным элементом Зала эволюции млекопитающих в Йельском музее Пибоди.Хотя основное внимание на фреске уделяется важным эволюционным изменениям, происходящим у теплокровных, волосатых, дающих молоко позвоночных, известных как млекопитающие, картина также изображает поразительные изменения, которые изменили пейзажи, климат и растения. жизнь на западе Северной Америки началась вскоре после исчезновения динозавров, около 66 миллионов лет назад, и завершилась появлением гигантских животных ледникового периода около 8000 лет назад. Эти изменения в окружающей среде и растительности были искусно вплетены в гобелен самой фрески, давая зрителю почувствовать силы, которые сформировали исход этой обширной эволюционной драмы.

Фреска создана по заказу журнала Life для серии The World We Live In. Написана в технике эпохи Возрождения fresco secco и завершена за шестилетний период (с 1961 по 1967 год). Размером около 60 футов (18,3 метра) на 5,5 футов (1,7 метра) он занимает южную стену Зала эволюции млекопитающих в Музее. Если читать слева направо, картина представляет собой единую панораму жизни на суше, которая начинается вскоре после исчезновения динозавров и заканчивается гигантскими животными ледникового периода.Акцент на млекопитающих и покрытосеменных — цветковых растениях — фреска изображает доисторических животных и растений с научной точностью в идеализированном пейзаже — результат тесного сотрудничества художника с наиболее выдающимися учеными того времени.


Плакат и путеводитель по фреске The Age of Mammals можно приобрести в магазине музея.

Эпоха млекопитающих не может быть воспроизведена полностью или частично в любой форме или на любых носителях без письменного разрешения Йельского музея Пибоди.За информацией обращайтесь по адресу [email protected]

Адаптировано из «Путеводитель по возрасту млекопитающих в Музее естественной истории Пибоди», Йельский университет, , 2-е издание, автор: J.H. Остром, Л.Дж. Хики, Д. Schankler, B.H. Тиффни и С. Крыло. © 1993 Музей естественной истории Пибоди, Йельский университет. Все права защищены.

Эпоха млекопитающих , фреска Рудольфа Ф. Заллингера. © 1966, 1975, 1989, 1991, 2000 Музей естественной истории Пибоди, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут, США.Все права защищены.

Статья о восстании млекопитающих, информация об эволюции млекопитающих, факты — National Geographic

С вершины дюны Зыбучих песков на равнине Серенгети в Африке движется миллион млекопитающих. Гну. Зебры. Газели. Равнина с ними черная. Сейчас сезон отела гну, и за многими из этих гигантских бородатых антилоп следуют новорожденные. Другие ходят с раздутым животом от неизбежных родов. Издалека движение кажется безмятежным и постоянным маршем на юго-восток, где недавние дожди сделали пастбища зеленее.Но при более внимательном рассмотрении можно увидеть детали высокой драмы.

Молодая газель Гранта внезапно врывается между скоплениями антилоп гну, за ней следует ее мать. Преследуемая гиена. Мать замедляется и уклончиво движется, чтобы отвлечь голодного хищника. Но неопытный олененок в панике делает поворот. Через несколько секунд он становится жертвой челюстей гиены. В нескольких ярдах от вас, уши дергаются, мать беспомощно стоит. Затем, словно в отчаянии, она атакует двух шакалов в стороне от убийства.

«Она, должно быть, испытывает эмоции, но нет никакого способа это доказать», — говорит Патрисия Мельман, биолог дикой природы, которая привела меня в Зыбучие пески, дюну высотой 12 футов (3,5 метра), которая сама по себе медленно мигрирует по равнине. Мельман продолжает: «Она мать. Ее мозг может работать не так, как наш, но я думаю, что есть боль. Я думаю, что есть страх. И, конечно, стресс. Мы чувствуем связь с ней, потому что она — такое же млекопитающее».

Местные масаи считают дюну священным местом плодородия.Мельман называет это «местом паломничества». Действительно, нет места на Земле более впечатляющего изобилия наших пушных и кормящих грудью собратьев, особенно когда гну идут маршем. Но антилопы гну — это только часть сцены. Мириады видов млекопитающих пасутся, скачут, рыщут и валяются в этой части Африки.

В соседнем кратере Нгоронгоро мать-бегемот уткнулась носом в своего розового новорожденного в грязном пруду, в то время как пара львов неторопливо совокупляется на обочине дороги. В роще акаций группа жирафов, членов семейства млекопитающих, которые до 20 миллионов лет назад были небольшими обитателями леса, грызут верхние ветви.В нескольких милях от нас слоны, которые, как только сейчас начинают понимать ученые, могут происходить от одной из старейших линий современных млекопитающих, неуклюже идут к полуденной ванне в набухшем от дождя потоке. Сообразительные мартышки-верветы кидаются с деревьев, чтобы украсть еду через открытую дверь туристического фургона. Между тем, один из немногих выживших в этом районе черных носорогов украдкой бредет через заросли высокой травы.

Так много млекопитающих — и таких разных форм и поведения — населяют эту землю, что трудно поверить, что какие-то двое могли происходить от одного и того же предка.Тем не менее, гиппопотам-амфибия, диета которого похожа на газонокосилку, составляет до ста фунтов (45 кг) травы за ночь, имеет общее происхождение с трехдюймовым (7,5 сантиметровым) голым землекопом — подземный хот-дог с зубами, поедающий клубни, который, как термит, живет в больших колониях, где доминирует королева.

По своим костям все млекопитающие связаны между собой. Самыми ранними из известных млекопитающих были морганукодонтиды, крошечные существа размером с землеройку, которые жили в тени динозавров 210 миллионов лет назад.Они были одной из нескольких линий млекопитающих, появившихся примерно в то время. Все современные млекопитающие, включая нас, происходят от одной выжившей линии. В течение следующих 145 миллионов лет эволюции доминирование динозавров гарантировало, что наши далекие предки-млекопитающие остались не крупнее кошки. Но когда катастрофический астероид или комета — возможно, несколько комет, как сейчас утверждают некоторые ученые — прикончили динозавров 65 миллионов лет назад, млекопитающие получили самую важную эволюционную возможность, которую они когда-либо имели.С исчезновением динозавров млекопитающие могут сами эксплуатировать ресурсы планеты. В течение нескольких миллионов лет после удара летопись окаменелостей свидетельствует о резком росте разнообразия млекопитающих.

Как эти маленькие существа превратились не только в бегемота и слепыша, но и в сегодняшнюю обширную панораму млекопитающих с мехом, копытами и клыками, а также других, которые без шерсти плавают через глубокие океаны или катаются, как я, в Land Rover через это поле?

Только люди могут задать этот вопрос или надеяться на него ответить.В каком-то смысле мы самые настоящие млекопитающие. Безусловно, мы разделяем определяющие черты с первыми млекопитающими — черты, которые развивались даже тогда, когда морганукодонтиды боролись за пищу среди динозавров: мы теплокровные. У нас есть особые челюсти, шарниры которых собрались вместе на ранних этапах нашей эволюции, чтобы создать кости уха, которые позволяют нам слышать лучше, чем другие животные. У нас сложные зубы, которые позволяют нам измельчать и пережевывать пищу, чтобы мы получали больше питательных веществ. У нас есть волосы. Мы — превосходные матери, которым эволюция дала физические приспособления, такие как грудь и плацентарные роды, которые дают молодым млекопитающим важную фору.Мы, люди, развиваемся совсем недавно, и мы используем большой мозг млекопитающих, чтобы рассуждать, решать проблемы и бороться за цели, выходящие за рамки наших основных потребностей. Мы спрашиваем о нашем прошлом и задаемся вопросом, что оно может рассказать нам о будущем.

От копания в грязи до расшифровки ДНК — как мы добрались отсюда до этого места?

На этот вопрос никогда не было простого ответа, но сегодня новые открытия окаменелостей и новые важные инструменты освещают наше далекое прошлое более ясно, чем когда-либо прежде.Менее полувека назад попытка понять эволюцию млекопитающих была похожа на исследование Вселенной с помощью примитивного телескопа. Но теперь высокоскоростной анализ генетических свидетельств, кропотливая реконструкция прошлого климата и перемещений континентов и упорная работа с зачастую крохотными костями создают идеи, которые бросают вызов некоторым заветным предположениям.

В конце 1960-х годов появились доказательства того, что массивы суши когда-то были собраны в один большой континент, названный Пангеей.Около 225 миллионов лет назад Пангея начала разделяться на северный континент, названный Лавразией, и его южный аналог, Гондвану. На каждом континенте был свой груз животных. Основываясь на известной летописи окаменелостей, ученые полагали, что предки современных млекопитающих появились на севере, а затем мигрировали на юг, вплоть до Антарктиды и Австралии, поскольку между континентами периодически возникали сухопутные мосты.

Андре Висс, палеонтолог из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, говорит, что это известно как «модель эволюции Шервина-Вильямса», отсылка к логотипу компании по производству красок, на котором краска капает на земной шар с севера на юг.

Недавно палеонтологи углубились в летопись окаменелостей южных континентов. Они находят доказательства того, что развитые млекопитающие намного старше всех известных на севере, что, возможно, переворачивает мир Шервина-Вильямса с ног на голову.

С другой стороны, генетики, сравнивая гены живых млекопитающих, обнаружили, что определенные группы, которых считали очень далекими родственниками — скажем, бегемоты и киты — на самом деле являются ближайшими родственниками. Они также нашли доказательства того, что млекопитающие начали диверсифицироваться в 18 современных отрядов намного раньше, чем показывают летописи окаменелостей.Окаменелости предполагают, что большинство современных групп появилось около 60 миллионов лет назад, после того как исчезли динозавры. Молекулярные данные показывают, что они действительно начали диверсификацию около 100 миллионов лет назад.

«Это был полный переворот, — говорит Марк Спрингер, генетик-эволюционист из Калифорнийского университета в Риверсайде. — Мы придумали совершенно другое генеалогическое древо млекопитающих».

Многие палеонтологи сердито отвергают выводы ДНК. утверждая, что что-то не так с молекулярными часами, которые генетики используют для датирования своих открытий.Генетики возражают, что палеонтологи просто еще не нашли нужных окаменелостей.

Ученые, которые доверяют окаменелостям, и те, кто изучает гены, согласны по крайней мере в одном: млекопитающие начали приходить в себя примерно во времена морганукодонтид. Их крошечные челюстные кости — около 2,5 сантиметров в длину — показывают, насколько форма млекопитающих отличалась от мира гигантских рептилий.

Их челюсти начали сливаться в одно целое. «Это сильно отличается от челюстей рептилий, которые состоят из нескольких костей», — говорит палеонтолог Рич Чифелли из Музея естественной истории Сэма Нобла в Оклахоме.«Кости современных млекопитающих мигрировали назад и стали маленькими костями среднего уха. Вот почему млекопитающие слышат намного лучше, чем рептилии».

Разделение челюстей и ушных костей позволило черепам более поздних млекопитающих расширяться в стороны и назад, что позволило млекопитающим развить больший мозг. Зубы морганукодонтид были еще одним важным нововведением, которое улучшили более поздние млекопитающие. Верхние и нижние моляры челюстных костей morganucodontid сцепились, позволяя им разрезать пищу на части.Это высвободило больше калорий и питательных веществ.

«Рептилии не режут еду», — говорит Чифелли. «Они хватают и глотают. Но эти маленькие парни были настолько активны, что им приходилось получать все калории, которые они могли, из того, что они ели. Чем больше они могли переваривать пищу во рту, тем больше энергии им это давало».

Ученые считают, что молочные железы возникли как потовые железы у основания волос. И потовые, и молочные железы производят воду, соли и белки, которые необходимы новорожденному для выживания.

Утиный утконос из Австралии дает нам представление о том, как работали эти примитивные молочные железы. Утконос и колючий муравьед — единственные сохранившиеся образцы подгруппы млекопитающих, называемых монотремами.

«У самки утконоса нет сосков», — объясняет Питер Темпл-Смит, специалист по утконосу из Мельбурнского зоопарка. «Скорее, есть область, где молочные протоки соединяются и выделяют молоко на волосы. Молодые потом лижут или высасывают молоко из волос».

Соски, в которых сконцентрированы молочные протоки, вероятно, возникли у млекопитающих, известных нам как сумчатые, — группы, в которую входят кенгуру, коалы и опоссумы.«Преимущество сосков в том, что они дают молодым людям возможность держаться за них», — говорит Темпл-Смит. «Таким образом, сумчатая мать может продолжать бродить и свободно кормиться, неся своего ребенка, куда бы она ни пошла в сумке».

Вернувшись в Серенгети, мы снова видим, как млекопитающие уделяют особое внимание материнской заботе. Новорожденный антилоп гну стоит между ног матери, его кожа еще влажная от рождения. Вдруг воздух наполняется криками стервятников. Они спускаются вниз и своими свирепыми клювами начинают рвать плаценту, лежащую в нескольких ярдах от них.Мать гну кивает головой. Их прибытие объявило всем мусорщикам на мили вокруг, что здесь есть свежее молодое мясо, и она заставляет своего теленка бежать галопом настолько быстро, насколько могут его шаткие ноги.

«Она хорошая мать», — говорит Мельман, биолог по дикой природе. «Если ты плохая мама, твоя родословная вымрет. Вот в чем суть млекопитающего».

Кровавая плацента антилоп гну, за которую так агрессивно борются птицы-падальщики, иллюстрирует физическое вложение, которое матери продвинутых млекопитающих вкладывают в своих детенышей.С точки зрения метаболизма, содержание плаценты для матери очень дорогое. И все же это бесценно. Он не только питает плод в утробе матери; он также изолирует развивающийся плод от иммунной системы матери. В противном случае ее иммунные клетки атакуют плод как чужеродный объект — в конце концов, половина его генов исходит от отца.

Рептилии и птицы избегают атаки иммунной системы, окружая плод яичной скорлупой и выводя его из организма. Одноножки, такие как утконос, все еще откладывают яйца.А сумчатые решают иммунную проблему, рано рожая эмбрионы.

Недавние исследования ДНК показывают, что плацентарные млекопитающие начали отличаться от сумчатых еще 175 миллионов лет назад. До сих пор летопись окаменелостей этого не показала, возможно потому, что палеонтологи, пытающиеся датировать раскол, имеют только маленькие зубы и челюсти, с которыми можно работать. Основные различия между плацентарными и сумчатыми животными заключаются в репродуктивном тракте, что не оставляет особых свидетельств окаменелостей. Но совершенно новая окаменелость прото-плацентарного вида, найденная в китайской провинции Ляонин, дала конкретный пример, который подтверждает утверждения исследователей ДНК о том, что плаценты начали развиваться намного раньше, чем считалось ранее.

«Это мать всех плацентарных млекопитающих», — говорит Чжэ-Си Луо, палеонтолог из Музея естественной истории Карнеги в Питтсбурге, с гордостью представляя окаменелость чего-то, напоминающего выдавленную мышь с длинной мордой. Он настолько хорошо сохранился, что часть его меха остается видимой. «Мы называем его Eomaia, что по-гречески означает« мать рассвета »».

Луо и его коллеги оценивают возраст окаменелости в 125 миллионов лет и обнаружили анатомические маркеры, которые предполагают, что Eomaia, хотя и не полностью плацентарный, был на пути к этому.То, что развитие плаценты произошло так далеко, 125 миллионов лет назад, позволяет палеонтологам принять генетические свидетельства того, что первые протоплацентарные формы начали развиваться на 50 миллионов лет раньше.

Мышиная внешность Эомаи делает ее довольно скромной наградой по сегодняшним стандартам млекопитающих, но это маленькое существо было передним краем волны эволюции млекопитающих, которая началась с морганукодонтид. Плацентарное потомство Эомайи представляло собой огромный скачок, открывший эволюционные возможности, которые ограничивал подход сумчатых к сумке.Например, у сумчатых рано развиваются передние конечности, чтобы залезть в сумку. Но дополнительное время, проведенное плацентой в утробе матери, позволяет развиваться таким специализациям, как крыло летучей мыши и плавник тюленя. Плацента также переносит питательные вещества гораздо эффективнее, чем молочные протоки. В результате плацентарные младенцы растут быстрее в утробе матери и становятся более зрелыми, когда выходят из матки.

По этим причинам большинство ученых считают стратегию «мешочек» архаичной и, возможно, неполноценной, указывая на то, что плацентарные млекопитающие доминировали в большей части мира в течение последних 65 миллионов лет.

Однако есть и несогласные. Мэрилин Ренфри, специалист по сумчатым животным из Мельбурнского университета, говорит, что с биологической точки зрения «сумчатые ничуть не хуже других млекопитающих, а в некоторых отношениях даже лучше». Сумчатые имеют более низкий уровень метаболизма и поэтому могут выжить в более широком диапазоне условий.

Майк Арчер, директор Австралийского музея, также считает, что у мешочка есть свои преимущества. «Для сумчатых есть такая вещь, как беременность», — говорит он.После оплодотворения двух яиц у матери-кенгуру может полностью развиться только одно яйцо. Если еды или воды становится мало и первенец умирает, резервный эмбрион может имплантироваться после улучшения условий. В засушливых странах, таких как Австралия, условная беременность может быть лучшей стратегией.

Но сумчатые животные по-прежнему встречаются гораздо реже, чем другие млекопитающие. Опоссумы и другие сумчатые животные существуют в Северной и Южной Америке, но Австралия — единственный континент, где все еще правят сумчатые и одинарные.

Кенгуру, коалы, утконосы и вомбаты: почему Австралия сохраняет этих якобы устаревших млекопитающих? Согласно модели Шервина-Вильямса, сумчатые, сами высокоразвитые млекопитающие 100 миллионов лет назад, мигрировали в Гондвану раньше плаценты.

Они просто попали на борт антарктико-австралийского суши, прежде чем он откололся от остальной части Гондваны. Плаценты прибыли слишком поздно — австралийский корабль уже отплыл.

Эта теория имела большой смысл до конца 1990-х годов, когда некоторые обнаруживающие окаменелости начали обнаруживаться в различных частях старой Гондваны — Патагонии, Мадагаскаре и Австралии.

Новое свидетельство, опять же, пришло в виде челюстных костей и зубов — особого типа, известного как трибосфенические коренные зубы. Такие зубы работают как ступка и пестик, что является дальнейшим усовершенствованием резания зубов более ранних млекопитающих.

Предок сумчатых и плацентарных животных имел трибосфенические зубы. Таким образом, открытие в Южном полушарии трибосфеновых зубов возрастом 167 миллионов лет, или на 25 миллионов лет старше, чем любые найденные на севере, усложняет модель север-юг.Некоторые объясняют наличие этих южных трибосфенических зубов тем, что они, должно быть, развились независимо в обоих полушариях. Другие говорят, что нововведение было слишком сложным, чтобы эволюционировать дважды, и что млекопитающие должны были развиваться на юге, а последующие поколения двигались на север.

«Приятно помнить, что доказательств все еще мало, — говорит Рич Чифелли из Оклахомы. «Я люблю говорить, что любой, кто действительно решительно отстаивает ту или иную теорию, либо чокнутый, либо слишком высокого мнения о себе.»

Споры о трибосфене еще более усугубляются в Австралии, где команда мужа и жены Тома Рича из Музея Виктории и Пэт Викерс-Рич из Университета Монаша обнаружила трех разных млекопитающих с трибосфенными зубами, возраст которых насчитывает 110 миллионов лет. Богачи говорят, что эти млекопитающие не просто были на пути к тому, чтобы стать плацентарными, они были плацентарными — фактически, что-то вроде ежей.

Противники теории богатств утверждают, что плацентарные — и, конечно, не относительно продвинутые ежи — были так давно не предполагалось быть где-нибудь рядом с Австралией.Эомайя, один из первых предшественников плаценты, жила в Азии. Если Богатства правы, мы должны переосмыслить то, как плаценты попадали из Азии в Южное полушарие. Вместо того, чтобы путешествовать по Северной и Южной Америке, Эомайя, возможно, нашла кратчайший путь в Австралию с островами. Или, возможно, плаценты были широко распространены намного раньше, чем мы думаем сейчас, и о них просто нет данных. Они могли даже возникнуть в Гондване и распространиться оттуда. Плаценты, как предполагают Богачи, могли даже вымереть вместе с динозаврами в Австралии, освободив место для сумчатых, чтобы переселиться в них позже.

Рич признает: «Самые радикальные идеи ошибочны. Разумно относиться к ним с осторожностью, особенно если они ваши собственные».

Еще более радикальным для многих палеонтологов было объединение доказательств тектоники плит и плацентарного генеалогического древа, предложенного эволюционным генетиком Марком Спрингером и его коллегами. Спрингер принадлежит к новому поколению исследователей, которые исследуют нити ДНК животного, а не соскребают грязь с окаменелостей при раскопках. Эти молекулярные биологи читают последовательности генов в ДНК живого животного, как книгу по истории эволюции.Затем ученые могут определить, насколько тесно эти животные связаны генетически и как давно их предки разошлись.

Как ни тревожит многих палеонтологов, трактовка Спрингером генетической истории млекопитающих замечательно согласуется с тем, что геологи теперь знают о расщеплении и последующем движении древних континентов. Согласно Спрингеру и его коллегам, самая старая группа ныне живущих плацентарных млекопитающих возникла в Африке незадолго до того, как континент закончил отделение от остальной части Гондваны около 110 миллионов лет назад.Спрингер называет этих животных афротерами. К ним относятся слоны, трубкозубы, ламантины и даманы. Когда Африка уплыла, она унесла этих животных, чтобы они эволюционировали самостоятельно в течение десятков миллионов лет.

Летопись окаменелостей Африки этого периода почти пуста. Тем не менее, Эммануэль Гербрант, исследователь Национального центра научных исследований во Франции, предполагает, что Африка «должна была быть лабораторией для некоторых очень необычных животных».

Один вид, который Гербрант обнаружил в этот период в Африке, является самым старым и наиболее примитивным из известных представителей группы слонов, хоботков.В Марокко была обнаружена окаменелость Phosphatherium escuilliei возрастом 55 миллионов лет. Он был размером с лису, и хотя у него не было хобота, у него были многие черты зубов и черепа, поразительно похожие на современных слонов. Палеонтологи долгое время считали слонов одной из молодых современных групп, произошедших от копытных, пришедших из Азии. Но окаменелость Гербранта, как и генетические доказательства, предполагает, что хоботки на самом деле являются одними из самых старых современных копытных млекопитающих.

В одном из немногих регионов Африки, богатых ископаемыми, — в низине Файюм в Египте — обитают не только эти древние слоны, но и странная разновидность даманов.Сегодня даманы напоминают морских свинок. Но 35 миллионов лет назад даманы принимали разные формы. Некоторые были размером с носорогов; у других были длинные ноги, как у газелей.

Большинство млекопитающих африканского ковчега начали исчезать около 20 миллионов лет назад, после того как Африка снова вошла в контакт с остальным миром. Но Африка была не единственным ковчегом. Древний морской путь отделял Южную Америку от Евразии и Северной Америки на миллионы лет, и Южная Америка стала домом для того, что генетик Спрингер называет xenarthrans, еще одной группой плацентарных млекопитающих.Летопись окаменелостей Южной Америки во время ее изоляции намного лучше, чем у Африки, и включает таких ксенартранов, как ленивцы, броненосцы и муравьеды.

Данные Спрингера, другими словами, указывают на то, что самым недавним общим предком плацентарных млекопитающих является гондванец. В отличие от более чем столетнего северного шовинизма, на северных континентах обитают самые молодые плацентарные млекопитающие. Одна группа, лауразиатры, включает тюленей, коров, лошадей, китов и ежей. Другая группа, euarchontoglires, включает грызунов, землероек, обезьян и людей.

Эти генетические открытия показывают больше, чем просто то, что было первым. Они также переопределяют отношения между плацентарными млекопитающими. Во-первых, анатомы всегда предполагали, что летучие мыши принадлежали к тому же отряду, что и землеройки, летающие лемуры и приматы. Но генетические данные ставят летучих мышей вместе со свиньями, коровами, кошками, лошадьми и китами.

Эти данные также показывают, что эти надотряды живых млекопитающих начали диверсифицироваться намного раньше, чем предполагает летопись окаменелостей. То, что остается в окаменелости, — это запись формы животного.Но генетики утверждают, что гены в митохондриях организма, частях клетки, которые используются для отслеживания и датировки родословных, могут быстро развиваться без изменения того, что осталось бы в летописи окаменелостей.

«Форма животного может сильно зависеть от окружающей среды», — говорит Эльфур Эрнасон, генетик из шведского университета Лунда. «Крокодилы не сильно изменились физически за 250 миллионов лет, но у них высокая скорость изменения митохондриальной ДНК. Птицы имеют медленную скорость, но они могут очень быстро развиваться физически.»

Какими бы удивительными ни казались утверждения генетиков на первый взгляд, палеонтологи и исследователи ДНК обнаруживают, что их теории могут дополнять друг друга. Некоторые потрясающие новые окаменелости подтвердили ранее спорное открытие ДНК китов. Большинство палеонтологов долгое время считали, что киты и дельфины — или китообразные — произошли от вымершей линии хищных млекопитающих, которые по неизвестным причинам стали водными между 50 и 45 миллионами лет назад.

Во время открытия этих окаменелостей молекулярные биологи утверждали, что новая работа ДНК показала, что китообразные действительно тесно связаны с парнокопытными, отряд, в который входят копытные с прямыми лапами, такие как свиньи, верблюды, олени и бегемоты.

Палеонтологи сначала отвергли эту маловероятную связь, потому что ничто в летописи окаменелостей не подтверждает ее. Затем, в сентябре 2001 года, две группы охотников за окаменелостями опубликовали находки, подтверждающие утверждения биологов. Группа, возглавляемая Хансом Тевиссеном из Медицинского колледжа Северо-Восточного Университета Огайо, обнаружила два вида самых первых известных китов в отложениях возрастом 50 миллионов лет в Пакистане. У обоих были уши, уникальные для китов, но ноги и лодыжки парнокопытных. «Оказывается, первые киты были полностью наземными и хорошими бегунами», — говорит Тевиссен.

Практически одновременно группа из Мичиганского университета во главе с Филипом Джинджерич объявила об аналогичных окаменелостях из Пакистана с такими же двойными признаками. Эволюционный переход между основными группами млекопитающих редко проиллюстрирован так ясно. И никакие другие открытия не связывали окаменелости с результатами ДНК с такой точностью.

До 65 миллионов лет назад на земле доминировали динозавры. Океаны кишели огромными акулами и прожорливыми морскими рептилиями. Динозавры и другие крупные хищники заняли самые богатые и очевидные эволюционные ниши, оставив млекопитающих на обочине.

Затем произошло событие, масштабы которого все еще трудно понять. Объект диаметром шесть миль (9,5 км) разбился возле современного полуострова Юкатан, пробив кратер диаметром 110 миль (177 км). Это столкновение могло быть одним из многих за следующие несколько сотен тысяч лет, каждое из которых усугубляло разрушения. Но ущерб, нанесенный одним только ударом на Юкатане, впечатляет: цунами высотой 500 футов (150 метров) обрушилось на Северную Америку. В некоторых частях света температура достигла 500 градусов.

«Все имеет большое значение», — говорит Кирк Джонсон из Денверского музея природы и науки. «Ключ к выживанию — быть маленьким». Млекопитающие подходят под этот профиль. Они внезапно оказались в мире без крупных хищников. Ограничения были сняты. В течение 270 000 лет они диверсифицировались и росли.

Тем не менее, большинство млекопитающих не были намного крупнее свиньи до эоценовой эпохи, которая началась около 55 миллионов лет назад. Затем быстрое повышение глобальной температуры стимулировало распространение лесов по всему миру — даже возле обоих полюсов.Это изобилие богатой растительности открыло для млекопитающих еще больше экологических ниш. Разнообразие млекопитающих резко возросло. Одним из новичков в летописи окаменелостей был наш отряд, приматы. Самые ранние приматы принадлежали к ветви лемуров. Сегодня лемуры обитают на острове Мадагаскар, где один вид прибыл из Африки, вероятно, 50 миллионов лет назад, вероятно, на плотах из выброшенных штормом обломков.

Несколько миллионов лет спустя в летописи окаменелостей Восточной Азии появляются более продвинутые приматы.Эти высшие приматы — антропоиды — обезьяны, обезьяны и люди. Крис Бирд, специалист по происхождению приматов из Музея естественной истории Карнеги, обнаружил в Китае, возможно, самый ранний известный пример, названный Eosimias. Эти существа эволюционировали в середине эоцена, когда мир остывал, и сконцентрировались в средних широтах, где леса оставались густыми.

Борода говорит, что они «должны были быть неистовыми зверюшками. Типа кофеина. Они, вероятно, ели все время. Когда ты такой маленький, ты должен.Вероятно, они жили войсками и, возможно, никогда не покидали дерево, на котором родились ». Несмотря на свою примитивную анатомию, Эосимиас уже принял обезьяноподобную привычку ходить по верхушкам ветвей, а не прыгать с дерева на дерево, как раньше приматы. 34 миллиона лет назад появились более умные, крупные и агрессивные обезьяны. Окаменелости из депрессии Файюм, где Элвин Саймонс из Университета Дьюка проводил раскопки с 1961 года, показывают, как менялись антропоиды. Катопитеки, один из многих антропоидов, обнаруженных его командой имеет череп размером с маленькую обезьяну, относительно плоское лицо и костлявую оболочку в задней части глазниц.Это первый антропоид, демонстрирующий то же расположение зубов, что и у людей — два резца, один клык, два премоляра и три коренных зуба — что заставляет Саймонса утверждать: «Это первая глава истории человечества».

В начале длинной миоценовой эпохи — 23,5–5,3 млн лет назад — произошло еще одно крупное изменение климата. В мире снова происходило потепление, и, возможно, появились более сезонные климатические модели. В более высоких широтах леса постепенно во многих местах уступили место лугам и саваннам.Поскольку трава абразивна, у некоторых млекопитающих появились новые зубы. Лошади, например, появились в лесах как маленькие листоеды, но позже у них развились коренные зубы, которые гораздо лучше приспособились к поеданию травы. Короны у лошадей переходят в челюсти. По мере того, как коронка притирается, новая коронка выйдет из челюсти и заменит ее.

В начале миоцена длительная изоляция Африки закончилась, когда она и Аравия снова вошли в контакт с Евразией. Именно тогда сюда прибыли предки многих млекопитающих, которых мы считаем коренными жителями Африки.Первыми появились предки антилоп, кошек, жирафов и носорогов. Позже, около десяти миллионов лет назад, начали прибывать североамериканские млекопитающие — верблюды, лошади и собаки. Почти каждое животное, которое бродит по Серенгети сегодня, является относительным новичком на континенте.

Африка тоже сдала. Обезьяны переселились в Евразию и процветали. Слоны и их родственники расселились по всему земному шару, достигнув самой оконечности Патагонии.

Но геология и климат снова изменили мир для млекопитающих, когда миоцен подходил к концу.Земля становилась все холоднее и суше. Ледяные шапки образовались в Арктике. Сахара начала захватывать Северную Африку, и саванны распространились по большей части континента.

Изменяющийся климат ограничил ареал приматов экваториальной зоной. Выжившие обезьяны стали больше и более специализированными. Затем, около семи миллионов лет назад, по крайней мере, один отросток африканских обезьян начал ходить на двух ногах.

По мере того, как эта двуногая обезьяна эволюционировала в то, что впоследствии стало нами, другие млекопитающие приходили и уходили.Большинству из них пришлось адаптироваться к еще одному глобальному изменению климата около 2,5 миллионов лет назад, отчасти вызванному образованием Панамского перешейка. Его образование блокировало циркуляцию океана с востока на запад и способствовало усилению Гольфстрима. По мере того как Гольфстрим перекачивал больше теплой воды ближе к Северному полюсу, количество осадков увеличивалось. Сильные снегопады превратились в ледники толщиной в две мили (три километра), которые продвигались и отступали в серии более чем 20 ледниковых периодов. Поскольку большие тела лучше сохраняют тепло, многие млекопитающие, такие как шерстистый мамонт, стали больше.Даже в умеренных зонах Австралии животные стали огромными. Вскоре Австралия стала домом для крупных кенгуру-мясоедов, вомбатов размером с грузовик и сумчатого льва, в два раза превышающего размеры леопарда.

«Это был обалденный большой хищник», — говорит палеонтолог Стив Роу из Сиднейского университета, любуясь окаменелым черепом сумчатого льва длиной в фут (0,3 метра), датируемым 40 000 лет назад. «Эти большие срезанные зубы делают его более приспособленным к хищничеству, чем любое другое известное млекопитающее.«Зубы, — объясняет Роу, — предназначены только для бойни». Животное умрет от голода в магазине фруктов и овощей «.

Эти большие млекопитающие, такие как сумчатый лев и кенгуру-убийца, исчезли между 100 000 и 20 000 лет назад. Немногие споры в палеонтологии бушуют сильнее, чем почему исчезла мегафауна — не только в Австралии, но и в Северной Америке, где мамонты, лошади, верблюды и десятки других крупных млекопитающих ледникового периода исчезли примерно 11 000 лет назад. Многие ученые ссылаются на изменение климата.Другие говорят, что это были люди, утверждая, что недавно прибывшие Homo sapiens убили гигантов своими копьями.

Мы, люди, могли убить или не убить гигантских млекопитающих ледникового периода. Но сегодня мы, несомненно, угрожаем бесчисленным видам, поскольку мы неуклонно проникаем во все большее количество их местообитаний. Признаки этого посягательства появляются по всему миру. Ламантинов во Флориде изрубили гребными винтами. Носороги в кратере Нгоронгоро стали жертвами браконьерства. Исчезли обширные тропические леса в Юго-Восточной Азии.Все это делают самые умные из млекопитающих. Эволюция дала нам этот дар интеллекта, но не слишком ли мы умны для нашего же блага? Если бы мы могли каким-то образом перемотать время к рассвету антропоидов, по какому другому пути мы могли бы пойти?

Один ответ находится примерно в 5 000 миль (8 000 км) от яркого зрелища Серенгети, где обитают млекопитающие, в тропических лесах Индонезии, Борнео и Филиппин. Там живет долгопят, которого Борода в Музее Карнеги приводит как пример непроходимой дороги приматов.«Долгопяты довольно странные, — говорит Бирд, — они могут поворачивать голову на 270 градусов. Они — версия совы для приматов. Но они ближайшие живущие родственники высших приматов».

Долгопяты имеют общего предка со всеми антропоидами. Мы знаем это, потому что, как и все высшие приматы, у долгопятов отсутствует tapetum lucidum — отражающий слой в глазах ночных животных. Tapetum lucidum имеет решающее значение для зрения при слабом освещении и заставляет глаза ночных существ светиться, когда на них светит фонарик.

В отличие от большинства своих антропоидных родственников, долгопяты в какой-то момент вернулись к ночному образу жизни и вынуждены были компенсировать это за счет развития огромных жутких глаз. Посветите фонариком в глаза лемуру ночью, и он будет светиться вам в ответ. Долгопят не будет.

Для людей долгопяты олицетворяют то, что могло бы быть. Но из-за нас сегодня их трудно найти. Охота, развитие и уничтожение тропических лесов сузили среду обитания долгопятов.

На Борнео, где долгопяты считаются невезучими, мало кто из сельских жителей беспокоится об этом.«Если я вижу долгопят, я иду домой», — говорит житель деревни Кампунг-Дурас в Сараваке. Другой местный житель, Лимонный Алес, соглашается.

«Они пугают людей своими большими глазами. Кроме того, они могут наброситься на вас и укусить».

Другие жители деревни считают долгопятов тотемами, потому что на рисовых полях иногда можно увидеть маленьких подвижных существ, которые держатся за стебли риса, как бы охраняя их.

Лемон и я направляемся в лес в сумерках. Так выглядел мир в эоцене, когда развивались приматы.Лес полон тех же видов плодовых деревьев, которые помогали приматам процветать в обширных лесах, которые тогда появлялись по всему миру. Тяжелый воздух, кажется, вдавливает влагу в мою кожу, и мои поры сопротивляются потокам пота. С фонариками мы несколько часов спотыкаемся в темноте. Но долгопяты никогда не появляются. А может, и есть: местные предупреждают, что если существа не двинутся с места, вы их не увидите.

Сингапурский зоопарк постарался сделать так, чтобы его посетители не были так разочарованы.Его долгопяты находятся за стеклянной стеной в искусственном лесу. «Только в шести зоопарках в мире есть долгопяты», — говорит К.С. Менон, специалист по управлению животными. «Обычно они выходят из строя и умирают в неволе».

Нетерпеливые, часто напористые посетители болтают на разных языках от голландского до хинди и японского, ожидая сесть на трамвай в зоопарк, который доставит их, чтобы увидеть то, что немногие теперь могут увидеть в дикой природе в ночное время.

Многие выходят из трамвая, останавливаются на мгновение у более долгой выставки и идут дальше. Это потому, что даже здесь, в лучших условиях ночного наблюдения — имитирующем свете полной луны — долгопяты трудно обнаружить.Я стараюсь быть терпеливым.

Наконец, как молния, из ниоткуда вспыхивает, схватить сверчка обеими руками и грациозно приземлиться на тонкую ветку. Он сидит прямо, жует и вращает свою маленькую голову по невероятно широкой дуге. Вы не можете смотреть в большие глаза нашего дальнего родственника, не испытывая благоговения перед тем расстоянием, которое мы прошли друг от друга. Наш интеллект может представлять серьезную опасность для дикой природы и для нас самих, но он также позволяет нам чувствовать удивление. И беспокойство.Жюри еще не решило, куда это нас приведет.

Затем, быстрее, чем мотылек, долгопят исчезает.

Окаменелостей показывает, как млекопитающие процветали после смерти динозавров | Наука

В центре Колорадо, в местечке под названием Коррал-Блафс, находится необычное кладбище. Ряды умерших заполнены не людьми, а животными, которые жили 66 миллионов лет назад. В затвердевших каменных конкрециях сохранились останки черепах, крокодилов и, прежде всего, млекопитающих, которые жили в этом месте в течение первого миллиона лет после ужасного удара, приведшего к вымиранию динозавров.Эти животные составляют часть нашего собственного эволюционного повествования — истории о том, как млекопитающие перешли от суеты у ног более крупных существ к господству над континентами мира, превратившись во множество уникальных существ, включая нас самих.

Млекопитающие появились в мире не недавно, после времен динозавров. Самые древние млекопитающие уходят в прошлое, и вопреки стандартной истории о землеройках, которых держали под контролем чудовищные рептилии, млекопитающие процветали в мезозойскую эру.Удар астероида, повергший «ужасных ящериц», стал также знаменательным событием для млекопитающих, которые уже десятки миллионов лет добивались успеха.

История млекопитающих сложна. Палеонтологи до сих пор не совсем согласны с идентичностью самых первых млекопитающих. Современных млекопитающих легко обнаружить — у них есть молочные железы и они производят молоко, а также обладают такими качествами, как нежные кости внутреннего уха и мех. Благодаря этим характеристикам наша семья получила название «млекопитающее».Но если вернуться в летопись окаменелостей, единственный способ идентифицировать млекопитающее — по костям, зубам и общим анатомическим особенностям.

Коллекция из четырех черепов млекопитающих, собранных в Коррал-Блафс (Слева направо: Loxolophus, Carsioptychus, Taeniolabis, Eoconodon. ) (HHMI Tangled Bank Studios)

В зависимости от того, кого вы спросите, млекопитающих можно рассматривать как широкую группу, называемую млекопитающими, появившуюся в позднем триасе — когда динозавры только начинали диверсифицироваться — около 220 миллионов лет назад.Но млекопитающие — это обширная группа, которая включает в себя полностью исчезнувшие на сегодняшний день линии. Последний общий предок всех современных млекопитающих жил где-то в юрском периоде, более 160 миллионов лет назад. Однако, независимо от того, кто был самым ранним из млекопитающих, животные, очень близкие к млекопитающим, существовали почти столько же, сколько и динозавры, и в мезозое они подверглись эволюционному взрыву.

«Часто люди удивляются, узнав, что млекопитающие вообще существовали в мезозое», — время, которое обычно ассоциируется с динозаврами и другими рептилиями, — говорит палеонтолог из Оксфордского университета Джемма Луиза Беневенто.И даже когда млекопитающие включаются в исследования мезозоя, их часто характеризуют как мелких насекомоядных, похожих на землероек, таких как 205 миллионов лет Morganucodon из Уэльса и Китая. Эта фотография, по словам Беневенто, в первую очередь основана на исследовании ископаемых млекопитающих Северной Америки, проведенном 100 лет назад, где записи крошечных зубов и костей якобы показывают млекопитающих, бегающих в тени пещер до тех пор, пока в конце периода вымирания не произошло исчезновение Меловой период. Но недавние открытия по всему миру изменили историю, показав, что млекопитающие процветали вместе с динозаврами.

Мезозойские звери существовали во многих формах. Castorocauda был юрским эквивалентом бобра с чешуйчатым приплюснутым хвостом. Volaticotherium , примерно в то же время, напоминал белку-летягу. Fruitafossor , напротив, был похож на юрского трубкозуба с мощными конечностями, которые, кажется, хорошо подходили для разрыва открытых гнезд термитов. А Repenomamus размером с барсука был всеядным животным, которое, как мы знаем, благодаря ископаемому содержимому желудка, поедало детенышей динозавров.Каждый год в список добавляется еще несколько предков млекопитающих.

Затем, однажды, 66 миллионов лет назад, катастрофическое столкновение с астероидом вызвало разрушительное массовое вымирание, в результате которого погибли почти все динозавры, остались только птицы, и изменилась эволюционная колода для млекопитающих. Это событие часто интерпретируют как космическую удачу, которая позволила млекопитающим выйти из тени рептилий и расшириться в размерах, форме, поведении и среде обитания. Но по мере того, как палеонтологи продолжают копаться в критическом времени после удара, история становится все более сложной.Рост млекопитающих не обязательно был гарантирован, и восстановление после катастрофы заняло гораздо больше времени, чем ожидалось.

Живописный вид на Коррал-Блафс, недалеко от Колорадо-Спрингс, штат Колорадо. Корал-Блафс представляет собой примерно 300 вертикальных футов скалы и сохраняет исчезновение динозавров в течение первого миллиона лет Эры млекопитающих. (Студия HHMI Tangled Bank)

Окаменелости Коралловых Утесов являются частью этой истории. Описанные палеонтологом Денверского музея природы и науки Тайлером Лайсоном и его коллегами, стопки окаменелостей и горных пород в этом кармане Колорадо документируют приблизительно первый миллион лет палеоцена, периода времени, непосредственно следующего за меловым периодом после массового вымирания.Сопоставляя окаменелости млекопитающих с другими, найденными на этом месте, и тщательно откалиброванную шкалу времени, исследовательская группа смогла составить приблизительный график того, как млекопитающие трансформировались в мире, где больше не бродили такие, как Tyrannosaurus .

Млекопитающие не вышли из исчезновения невредимыми. По словам Лайсона, до столкновения с астероидом самые большие млекопитающие были размером с енота. Сразу после этого самые большие млекопитающие были размером с крысу.Но в мире без высоких динозавров перед млекопитающими открылись новые возможности.

«Через 100 000 лет после вымирания у нас появился другой тип млекопитающих размером с енота», — говорит Лайсон, а дополнительные окаменелости из Коррал-Блаффс показывают, что со временем их размер увеличился. К 300000-летней отметке самые большие млекопитающие были размером с крупного бобра, а те, которые жили через 700000 лет после удара, могли весить более ста фунтов, например, Ectoconus ditrigonus , травоядное животное, в отличие от любого млекопитающего, живущего сегодня.«Это стократное увеличение размера тела по сравнению с млекопитающими, которые пережили вымирание», — говорит Лайсон. Млекопитающие не испытают такого быстрого роста еще 30 миллионов лет.

Вид сверху подготовленных окаменелостей черепа млекопитающих и нижней челюсти, извлеченных из Коррал-Блаффс. (HHMI Tangled Bank Studios)

Перед палеонтологами стоит вопрос, что стимулировало такой быстрый рост. Скорее всего, сыграла роль комбинация факторов. Мало того, что динозавры, поедавшие млекопитающих, исчезли, потепление глобального климата изменило состав лесов и позволило появиться новым растениям.Бобовые — богатые энергией растения и предки фасоли — появились впервые. По словам Лайсона, ботанические изменения, возможно, помогли обеспечить рост млекопитающих, поскольку климат, растения и млекопитающие связаны воедино в истории восстановления после одного из самых разрушительных массовых вымираний в мире.

«Впервые мы можем связать изменения в растениях и животных вместе, и, что более важно, мы можем поместить все эти изменения во временную структуру с высоким разрешением», — говорит Лайсон.

Несмотря на облегчение жизни в мире без хищных динозавров, млекопитающим потребовалось время, чтобы расшириться до дико разнообразного семейства зверей, которое разнообразилось на протяжении всего кайнозоя, от травоядных «громовых зверей» до саблезубых кошек и ходячих китов.

Ранее в этом году Беневенто и его коллеги опубликовали исследование, посвященное челюстям млекопитающих от мезозоя до следующей кайнозойской эры. Исследователей интересовали различные формы челюстей млекопитающих в зависимости от диеты.Они обнаружили, что неравенство челюстей у млекопитающих — и, следовательно, разнообразие травоядных, хищных, всеядных и насекомоядных — резко возросло в мезозое, до удара.

CGI-рендеринг древнего млекопитающего Carsioptychus , взятый из специального выпуска PBS NOVA «Восстание млекопитающих». В этой игре Carsioptychus coarctatus ест растения в недавно появившемся разнообразном лесу, примерно через 300 000 лет после массового вымирания, уничтожившего динозавров. (HHMI Tangled Bank Studios)

Но исчезновение изменило удачу млекопитающих.По словам Беневенто, несмотря на то, что разнообразие форм челюстей осталось неизменным во время вымирания, разные млекопитающие выросли, в то время как старые разновидности вымерли. Вымирание было ужасно для более архаичных млекопитающих, но стало благом для наших дальних родственников и предков, позволив более современным млекопитающим взять на себя экологические роли, которые ранее выполнялись другими видами. «Между меловым периодом и палеоценом наблюдается вымирание и оборот млекопитающих, при этом одна группа сокращается, а другая увеличивается», — говорит Беневенто.

Появление млекопитающих потребовало времени. Только в эоцене, более чем через 10 миллионов лет после столкновения, млекопитающие стали по-настоящему большими и превратились в группу зверей, которые могли соперничать с динозаврами.

«Нет известных млекопитающих, заполняющих нишу крупных травоядных животных в мезозое», — говорит Беневенто, и растительноядным млекопитающим потребовалось около 10 миллионов лет, чтобы вырасти достаточно большими, чтобы походить на современных бизонов и антилоп. Легко принять эволюционный успех млекопитающих как предрешенный вывод, особенно с учетом того, что мы — часть семьи, но новые окаменелости только сейчас раскрывают глубокие и запутанные корни нашего собственного эволюционного древа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *