Смех у животных: Звери, которые умеют смеяться — Naked Science

Автор: | 16.07.1975

Содержание

Умеют ли смеяться животные? — FoxTime

Между владельцами и домашними питомцами со временем устанавливается эмоциональная связь. А вот ее проявления бывают разными: например, в каких пределах понимают человека животные? Да, они способны испытывать удовольствие, но есть ли у них чувство юмора? Понимают ли они шутку? Способны ли сами пошутить? Или посочувствовать человеку?

Фото / Alicia Jones / unsplash.com

Смех — это одна из реакций человека на юмор или щекотку, проявления которой включают в себя специфические звуки и непроизвольные движения мышц лица и дыхательного аппарата. В некоторых случаях смех может быть реакцией на нервное напряжение (нервный смех) или быть признаком психического расстройства. Совместный смех является действенным фактором социализации, коммуникативности.

Смех заразителен и социален, у древних людей появилось умение смеяться еще до того, как они начали говорить. Причины, по которым люди выработали умение смеяться, во многом остаются загадкой. Каждый человек на нашей планете, независимо от того, на каком языке он говорит, смеется. И все мы делаем это не задумываясь, спонтанно.

Смех как будто прорывается на поверхность откуда-то из глубины, и человек никак не может этому помешать. Он заразителен, он социален, и, судя по всему, древние люди выработали это умение еще до того, как появился язык.

Считается, что смех — это своего рода объединяющий людей элемент. В то же время есть и другая теория: якобы когда-то этот звук служил предупредительным сигналом об опасности — например, о появлении саблезубого тигра.

Фото / Dimitry B / unsplash.com

Некоторые звуки, издаваемые шимпанзе, крайне похожи на человеческий смех. Обезьяны — шимпанзе, гориллы, орангутаны — наши ближайшие родственники, поэтому вполне понятно, что у них выражение удовольствия во время игр или когда их ласково щекочут, очень похоже на человеческое по издаваемым звукам. Смех у них отличается от человеческого, но тем не менее он узнаваем. По большей части это напоминает пыхтение. Также в конце XX века появились данные, что и крысы при щекотке издают определённый ультразвуковой сигнал с частотой 50 кГц.

Именно тот факт, что эти звуки издаются во время стимулирующего воздействия (например, щекотки), заставляет предположить, что умение смеяться развилось у людей раньше, чем речь. Сообщалось, что Коко, знаменитая горилла, пользовавшаяся языком жестов, однажды связала шнурки на обуви смотрителя зоопарка, а потом знаками показывала ему: «а теперь догони меня». Что, возможно, служит подтверждением умения шутить.

Фото / Peter Lloyd / unsplash.com

Вороны и другие птицы семейства врановых не раз бывали замечены в том, что тянут хищника за хвост. Зачем они это делают? Считалось, что они делают это исключительно для того, чтобы отвлечь другое животное и украсть у него пищу. Однако все больше свидетельств, что вороны так себя ведут даже тогда, когда никакой пищи нет. Они просто развлекаются…

Некоторые наиболее одаренные крылатые имитаторы (например, какаду) способны подражать звукам человеческого смеха. Некоторые попугаи даже были замечены за поддразниванием других животных — например, по-хозяйски свистя собаке, вводя ее этим в заблуждение и явно этим забавляясь.

Таким образом, можно предположить, что некоторые птицы обладают чувством юмора и даже способны смеяться — просто люди пока еще не научились идентифицировать их смех.

Фото / Rudney Uezu / unsplash.com

Дельфины издают умиротворяющие звуки, когда понарошку дерутся — чтобы показать, что их поведение не несет угрозы тем, с кем они пытаются играть. Слоны часто трубят во время игр. Однако практически невозможно доказать, соответствует ли такое поведение человеческому смеху или это лишь звуки, которые животному нравится издавать в той или иной ситуации.

Фото / Simona Kidrič / pexels,com

Мяуканье или мурлыканье кошек может означать множество разных оттенков настроения — совсем не обязательно жалобу или удовольствие. Могут ли они смеяться над нами?

Есть доказательства того, что у собак развилась способность, похожая на смех. Звук похож на тяжелое пыхтение, которое по своим звуковым параметрам отличается от обычного тяжелого дыхания, применяемого для управления температурой тела.

Кошки, с другой стороны, как считается, эволюционировали так, чтобы не показывать своих эмоций при жизни в дикой природе. Мурлыканье, конечно, может говорить о том, что кот доволен жизнью, но оно может означать и множество других вещей. Котам нравится участвовать в разных проказах, но это может быть просто попыткой привлечь к себе внимание, а не проявлением чувства юмора. Пока же наука не располагает доказательствами того, что кошки умеют смеяться.

Фото превью / Gilberto Reyes

Смех без причины у людей и животных: зачем это нужно?

  • Софи Скотт
  • Университетский колледж Лондона

Автор фото, Science Photo Library

Смех — это что-то странное, что с нами очень часто происходит.

Одно из проведенных исследований, например, установило, что мы смеемся не менее семи раз за каждые 10 минут разговора.

Мы смеемся безотчетно. Если вы спросите у людей, что заставляет их смеяться, то они назовут шутки, смешные ситуации, но чаще всего мы смеемся в компании других людей и к тому же совсем не над шутками.

Смех — это социальная эмоция и мы пользуемся ею, чтобы завязать и поддержать социальный контакт.

Смеясь, мы также испускаем весьма странные звуки — от сопения и писка до фырканья и хрюканья — и каждый этот звук говорит всего-навсего о том, что мышцы извергают воздух из нашей грудной клетки под сильным давлением.

В этом смысле смех — это очень примитивный способ извлечения звука.

Компьютерная томография показывает, что когда кто-то смеется, то язык, челюсти, заднее нёбо и губы остаются в бездействии, а движется только грудная клетка.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Некоторые эмоции проявляются одинаково у всех

Поскольку смех является невербальным выражением эмоций, то эти сопровождаемые звуки, скорее, похожи на клич животных, а не на обычную человеческую речь.

Мы издаем их очень простым путем (не как речь), и они контролируются с эволюционной точки зрения в более древнем отделе мозга, который отвечает за голосовой аппарат у млекопитающих (опять-таки, не тот, который отвечает за речь).

Именно поэтому люди, перенесшие инсульт, могут потерять речевую способность, но они по-прежнему сохраняют способность смеяться и плакать, поскольку более «древний» участок мозга остается незатронутым.

Эти невербальные проявления часто ассоциируются с так называемыми «базовыми эмоциями», поскольку они присущи всему человеческому роду, а также многим млекопитающим.

Этим объясняется тот факт, что некоторые эмоции проявляются одинаково: например, чувство злобы у человека и у волка.

Что касается смеха, то люди распознают его даже у представителей совершенно незнакомых культур.

Мои коллеги Диза Соутер и Фрэнк Айзнер несколько раз отправлялись в Намибию, чтобы изучить живущее там племя химба, и единственный отклик, который они встретили у этого племени, была как раз реакция на смех.

Подпись к фото,

Эстонский нейрофизиолог профессор Джаак Панксепп щекочет крысу, чтобы заставить ее засмеяться

Другие положительные эмоции, например, чувство победы, ликования, очень по-разному выражается в разных культурах и потому не является базовым.

Мы, конечно, не единственные животные, которые смеются. Смех можно обнаружить у других приматов, например, горилл, шимпанзе и орангутанов.

Было установлено, что крысы тоже смеются, так что вполне возможно, что еще кто-нибудь в царстве животных засмеется нам в ответ.

Что интересно, так это то, что корни смеха одни и те же, как для крыс, так и для человека — это щекотка и игра.

Все животные играют в детстве, однако некоторые животные, включая людей, выдр, крыс и собак, играют всю жизнь.

Может быть, смех эволюционировал как важная часть игры, чтобы показать, что мы развлекаемся, никому ничего не угрожает и все это — всего лишь игра?

Есть даже теория, гласящая, что комедия — это просто шутливый способ человеческого общения друг с другом, так что возможно, что истоки смеха лежат все-таки в социальном взаимодействии.

Животные тоже смеются. Ученые определили 65 видов, которые умеют от души посмеяться

Звуки животных, издаваемые во время игры, очень похожи на человеческий смех.

Смеются ли животные и похожи ли причины их смеха на человеческие? У людей смех может выражать целый ряд эмоций — от положительных, таких как удовольствие, до отрицательных, таких как отвращение. Люди также смеются, когда слышат шутку или видят что-то, что они считают забавным, хотя неизвестно есть ли у животных то, что люди назвали бы чувством юмора, сообщает Livescience

ФОКУС в Google Новостях.

Подпишись — и всегда будь в курсе событий.

Однако многие животные во время игры издают звуки, уникальные для этого социального взаимодействия. Ученые считают такие звуки близким аналогом человеческого смеха. Недавно ученые исследовали игровую вокализацию, чтобы выяснить, насколько она распространена среди животных. Ученые определили 65 видов, которые «смеялись» во время игры. Большинство из них были млекопитающими, но некоторые виды птиц также демонстрировали игривый смех. Это исследование может помочь ученым проследить эволюционное происхождение человеческого смеха.

Поскольку некоторые типы игрового поведения выглядят как драки, животные могут петь или смеяться во время игры, чтобы взаимодействие не обострилось и не стало агрессивным или вредным, говорят ученые. «В отличие от драки, игры обычно повторяются и происходят независимо от других социальных форм поведения, таких как спаривание или поиск пищи», — говорит Саша Винклер, докторант биологической антропологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Когда дело доходит до определения игры, «люди, изучающие приматов, говорят: «Вы узнаете об этом, когда увидите»», — говорит Винклер. Одним из признаков этого является то, что у приматов «игровое лицо», напоминающее выражение лица играющих людей, объяснила она.

Когда Винклер ранее работала с макаками-резусами (Macaca mulatta), она заметила, что обезьяны тихо пыхтели во время игры. По ее словам, многие другие приматы также издают звуки во время игры. Винклер и соавтор исследования Грег Брайант, профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, задались вопросом, может ли смех быть распространенным среди животных. Они рассмотрели десятки предыдущих исследований, «в поисках любых упоминаний у любого животного о голосовых сигналах во время игры», например, о пыхтении макак, говорит Винклер.

Они нашли десятки примеров с сообщениями о голосовых сигналах «во всей литературе о млекопитающих, особенно среди приматов, грызунов, социальных хищников и (в меньшей мере) морских млекопитающих», — говорят ученые.

Многие из этих звуков слышны только во время игры, например, мурлыканье верветки (вид обезьян семейства мартышковых) (Chlorocebus aethiops), ультразвуковая трель крысы (Rattus norvegicus), свист и крик афалины (Tursiops truncatus) и писк Беличьей обезьяны (Saimiri sciureus). Согласно исследованию, большинство видов приматов, в том числе шимпанзе, гориллы, мартышки и павианы, демонстрировали игривый смех: от задыхающегося хихиканья, чмокания губами и хрюканья до кудахтанья, трелей и визгов.

Хотя большинство смеющихся животных были млекопитающими, два вида птиц — австралийская сорока (Gymnorhina tibicen) и попугай кеа (Nestor notabilis) также издавали звуки во время игры, говорят ученые.

Сообщений об игривом смехе в исследованиях, посвященных рыбам, амфибиям и рептилиям не было, возможно, потому, что ученые сомневаются существует ли вообще игры у этих животных животных.

Считается, что человеческий смех зародился во время игры, и эта гипотеза подтверждается игровым задыхающимся смехом у многих видов приматов. Человеческий смех, возможно, произошел от подобного задыхающегося звука, который «с течением времени превратился в обычное «ха-ха-ха», которое мы используем сегодня», — говорит Винклер. Люди по-прежнему смеются во время игры, но мы также мы смеемся, чтобы передать ряд эмоций, которые могут быть положительными или отрицательными, говорят ученые.

Человеческий смех заметно отличается от смеха других животных еще одним важным аспектом — его громкостью. Человек громко смеется, чтобы привлечь внимание многих людей. Но животные смеется тихо, но достаточно громко, чтобы их услышал партнер по игре, говорят ученые.

Почему животные не улыбаются?

Уже не первый раз мне попадается вопрос, который приходится «перевернуть с головы на ноги»: на самом деле животные улыбаются и даже смеются. Поэтому правильнее была бы такая форма вопроса: «Почему животные и люди улыбаются и смеются?». На этот вопрос я и попробую ответить. Должен только предупредить: по поводу природы смеха человека написаны тома. Поэтому на исчерпывающий ответ читателю не стоит рассчитывать. В основном я расскажу о точке зрения сравнительной этологии (науки о поведении животных) на природу улыбки и смеха.

А улыбка ли это?

Очень важный отправной пункт — договориться, что можно считать у животных улыбкой или смехом. За эталон сравнения мы берем человеческую улыбку и человеческий смех. В биологии одинаковыми терминами принято называть гомологичные структуры — например, органы, которые уже имелись у общих предков сравниваемых видов. Скажем, гомологичны друг другу (как передние конечности) крыло птицы и рука человека. Кроме органов, гомологичными могут быть и унаследованные от общих предков гены. Очевидно, что кроме органов и генов могут быть гомологичными и многие формы поведения — они ведь тоже наследуются.

Для органов хорошо разработаны критерии, помогающие установить их гомологию (см., например, соответствующую статью в Википедии). Для генов такой критерий — сходство их нуклеотидных последовательностей. Но как же установить, гомологичны ли улыбка человека и оскал зубов шимпанзе или собаки? Может быть, они только внешне похожи? Даже если они демонстрируются в сходных ситуациях и выполняют похожую роль, они вполне могли возникнуть независимо (биологи называют такие признаки аналогичными). Тогда обезьянью «улыбку», конечно, можно так называть (как мы называем крылом и крыло птицы, и крыло бабочки) — но всё-таки надо помнить, что это нечто совсем другое, чем человеческая улыбка.

Однако некоторые критерии, разработанные для выяснения гомологии органов, годятся и при определении гомологии форм поведения. Так, если, при всём несходстве форм поведения у двух видов, между этими двумя формами можно найти ряд промежуточных форм поведения у других, родственных видов, то это сильный довод в пользу их гомологии (см. Критерий переходных форм). Если за две формы поведения отвечают сходные цепи нейронов мозга — это тоже довод в пользу их гомологии (например, гомологичен чесательный рефлекс у всех наземных позвоночных — от лягушек до собак). Сейчас появились и другие возможности устанавливать гомологию поведенческих актов. Даже не зная точных нейронных цепей, можно установить, какие участки мозга активируются при том или ином поведении (для этого используют, например, позитронно-эмиссионную томографию). Иногда удается даже узнать, какие гены отвечают за конкретную форму поведения — например, какие из них начинают активнее работать и производить белки при определенной форме поведения.

Так вот, с помощью разных методов установлено, что орангутаны, шимпанзе и гориллы точно и улыбаются, и смеются. Вероятно, улыбаются и смеются собаки. Что совсем уж неожиданно — почти наверняка смеются крысы. Когда это открыли, ученые долго не хотели этому верить. Но сейчас это общепризнанный факт.

Покажем друг другу зубы!

Младенцы начинают улыбаться даже в том случае, если родились глухими и слепыми. У нормальных младенцев так называемая «социальная улыбка» появляется к концу первого месяца жизни в ответ на вид человеческого лица (или его нарисованной схемы). Эти данные показывают, что улыбка — врожденная форма поведения (хотя впоследствии и регулируется произвольно).

То же можно сказать и о смехе. Такие врожденные формы поведения человека почти всегда можно найти и у его ближайших родственников, приматов.

И люди, и животные улыбаются, когда хотят продемонстрировать друг другу дружелюбие. При этом улыбка — оскаленные зубы! — вроде бы должна восприниматься как угроза. И действительно, бывает ведь «зловещая улыбка», «издевательский смех» или «торжествующий смех» победителя над побежденным. Но обычная улыбка воспринимается прямо противоположным образом — как «дружелюбный оскал». Показывая зубы, улыбающийся как бы говорит адресату: «Вот как я мог бы с тобой поступить, но не поступлю!» (эту идею высказал великий этолог Конрад Лоренц). Так что улыбка — это ритуализованная угроза, превращенная в приветствие. Еще можно было бы назвать ее «укус без укуса». Между улыбкой и укусом есть и промежуточные формы поведения: например, при «игре со щекоткой» (см. ниже) щенки и многие дети в возрасте 2–3 лет демонстрируют, кроме улыбки и смеха, «игровые» укусы.

Смех животные чаще всего используют при шуточном нападении — например, при игре, когда партнеры щекочут друг друга или один щекочет другого. (Почти всегда в этой ситуации смеются и люди.) Человекообразные обезьяны от щекотки издают звуки, довольно похожие на человеческий смех. В частности, звуки издаются и при вдохе, и при выдохе (у людей звуки обычно издаются на выдохе, а у человекообразных обезьян почти во всех случаях — только на вдохе). Интересно, что при смехе люди не произносят букв и слогов (ученые говорят, что при этом отсутствует артикуляция). Связано это прежде всего с тем, что при смехе работа центров речи у человека подавляется.

А вот смех крыс просто так услышать нельзя. Они смеются слишком тоненько — издают ультразвуки частотой 50 кГц. Обычно смеются крысята — во время игры или когда приглашают друг друга поиграть.

Зачем улыбки и смех нужны животным

Улыбки и смех характерны для социальных (общественных) животных, которые при драках могут нанести друг другу серьезные травмы. Как правило, они тормозят агрессию, служат средством умиротворения. В играх с шуточным нападением смех сигнализирует, что это — игра, что нападающий не будет кусаться по-настоящему. При этом очень важно, чтобы сигнал был понятен — недаром и люди самых разных культур обычно легко отличают искреннюю улыбку от угрожающего оскала. (Доказано, что лучше это получается у «изгоев», которым особенно важно наладить контакт с соплеменниками; см. Чтобы отличить искреннюю улыбку от поддельной, нужно стать изгоем, «Элементы», 27.11.2008.)

Конечно, у людей (а может быть, и у животных) улыбка и смех могут выполнять множество других функций (прочитать о них можно, например, в книге А. Г. Козинцева. Человек и смех). Я упомяну только о нескольких из них.

С часто смеющимися крысами охотнее общаются и играют их сородичи. Яак Панксепп (Jaak Panksepp), открывший смех у крыс, так описывает его возможные функции: «Смех — признак хорошего характера и умения ладить с окружающими; поэтому часто смеющиеся крысы воспринимаются как хорошие партнеры для игр, а такие игры иногда могу кончаться и размножением. Смех — признак психического здоровья, как пышный хвост павлина — признак его физического здоровья». То есть предполагается, что смех играет роль при половом отборе. Кажется вполне правдоподобным, что и юмор у людей развился под действием полового отбора (см., например, Чувство юмора и щедрость — результаты полового отбора?, «Элементы», 18.12.2008).

Показано, что частота смеха у крыс — хороший показатель не только психического, но и физического здоровья. Видимо, связь здесь двусторонняя: «довольные» крысы чаще смеются, но и сам частый смех полезен для здоровья. Человека это тоже касается. И у человека, и у животных в одни и те же, достаточно древние, отделы мозга «впечатаны» основные эмоции. К ним можно отнести и удовольствие. Когда животное получает положительные стимулы (например, ест вкусную пищу), включается «система вознаграждения». Активируются определенные нейроны, выделяющие нейромедиатор дофамин. По-видимому, животные, как и люди, испытывают при этом положительные эмоции. Так вот, эта система включается и у людей, и у животных при смехе (даже от щекотки!). Чтобы их пощекотали, крысы готовы выполнять те же задания, что и для получения пищевой награды, — нажимать на рычаг или проходить лабиринт. При этом, по-видимому, при еде и при смехе в клетках мозга активируются похожие гены.

Недавно было показано, что другая популяция выделяющих дофамин нейронов в подкорковых структурах мозга реагирует не на положительные стимулы, а на новизну или неожиданные события. Интересно, что в таких ситуациях (например, попав в незнакомую клетку или встретившись с незнакомой крысой) крысы часто смеются! Возможно, их смех в таких ситуациях можно сравнить с «нервным смехом» у человека. А нервный смех часто помогает «разрядить эмоции» — например, после испуга или напряжения…Можно предположить, что подобные механизмы задействованы и в восприятии юмора — ведь часто шутки и анекдоты вызывают смех именно из-за неожиданного развития событий! Хотя, конечно, в восприятии юмора участвует и кора мозга.

Интересно, что дофамин выделяется даже тогда, когда мы улыбаемся «нарочно», то есть когда ничего радостного или смешного не происходит. Этот и многие другие примеры показывают, что не только «лицо — зеркало души», но и «душа — зеркало лица». Поразительно, как точно эти научные результаты предвосхитил философ И. Кант:

«Детей, особенно девочек, нужно в раннем возрасте приучать к непринужденному смеху, ибо веселое выражение лица постепенно отражается и на внутреннем мире и вырабатывает расположение к веселости, приветливости и благосклонности ко всем».

Почаще смешите своих детей — и нам всем станет веселее жить, когда они вырастут!

Как смеются крысы, можно посмотреть и послушать здесь.
Как смеется детеныш гориллы  — здесь.
А как щекочут говорящую гориллу по ее просьбе — здесь.

Ответил: Сергей Глаголев

могут ли животные выражать эмоции?

До недавних пор считалось, что смех и чувство радости присущи только людям. Сейчас выяснилось, что животные тоже обладают способностью смеяться. У кого она есть и что смешит животных, телеканалу «МИР 24» рассказал зоопсихолог Мирослав Волков.

— Какие животные умеют смеяться?

Мирослав Волков: Звуки радости присущи не только людям, а многим видам животных, но эти звуки отличаются от нашего смеха, когда смех – это реакция на юмор, или он может быть истерическим – как реакция на нервозную ситуацию. В целом, те звуки, которые мы подразумеваем под смехом, которые слышим у животных, например, шакалов, собак, койотов, могут разделяться на два типа: первый, когда животное воспроизводит звуки, научившись этому у человека. Эти звуки видоспецифичны, они нам просто напоминают по тембру наш смех, но таковым не являются, например, смех гиен. Кажется, что они хохочут, на самом деле, это просто видовая вокализация, которая никак не связана с реакцией на какое-то событие.

Очень известны крики чаек, которые тоже отдаленно напоминают нам о смехе, но это разные типы звуков, общения и вокализации.

— Кто из животных может издавать звуки, которые максимально похожи на человеческий смех?

Мирослав Волков: Птицы, собаки, дикие животные, которые просто издают звуки, которые мы интерпретируем как похожие на человеческий смех. Чаще всего мы сталкиваемся с собаками и с попугаями. Попугаи наслушались от нас звуковых формаций и пытаются их копировать, а собаки видят, что человеку смешно, и стараются максимально воспроизвести похожий звук, который их владельцы называют радостью, хорошим настроением. В природе можно выявить очень много зверей, голосовой аппарат которых может выдавать похожие звуки.

— Крысы во время игры издают писк разной тональности. Такой смех могут различить только их сородичи?

Мирослав Волков: Понятия «весело» у животных нет. Можно сказать, что они радуются, особенно, у крыс, как в вашем примере, но это все равно не смех, не реакция на юмор, на ситуации. Крысы в цирк не ходят. Этот писк, мурлыканье у котов, щенячий лай являются вокализацией, которая говорит о веселом состоянии духа, но, скорее, это означает, что собаке приятно, весело, она расслаблена, ей хорошо. Все равно это не та реакция, как у нас. Трудно сказать, что это схоже с человеческим смехом как реакцией на хорошую шутку или интересный поступок.

— Многие владельцы собак уверены, что их питомцы умеют смеяться. Можно ли назвать лай определенной тональности смехом?

Мирослав Волков: Безусловно, владельцы собак, кошек и других питомцев могут сказать, что их питомец лучше всех смеется, как человек. Ест много таких видео, но нельзя сказать, что это именно смех, как у человека. Это, скорее, пародия на человеческие звуки, когда питомцы хотят их интерпретировать и воспроизвести, потому что они видят, что такое поведение приятно человеку, соответственно, они будут лай специфический издавать только потому, что владельцу радостно, приятно и эмоционально его разгружает. Если у владельца хорошее настроение, значит, собака будет чем-то вознаграждена, например, какой-то вкусняшкой или кормом, или похвалой, активной игрой и вниманием. Но это не смех.

— Птицы могут смеяться?

Мирослав Волков: Попугаи, чайки, вороны могут смеяться. Есть такой тип поведения как подражание. Эти птицы этим прекрасно занимаются. Попугаи пытаются сказать слова и делают это с успехом, нам кажется, что они вкладывают в это смысл. На самом деле – нет. Это просто воспроизведение звуков, природный механизм, который воспроизводится в домашних условиях или в условиях, близких к общению с человеком, например, в городских районах чайка или ворон может подхватить интересный звук.

— Могут ли быть связаны проявления эмоций у животных и более развитый интеллект?

Мирослав Волков: Интеллект и юмор, может быть, связаны. Эти исследования проводились только на человеке. Мы не можем отследить юмор у животных. Можно сказать, что в одних популяциях что-то кажется смешным, в других – неприличным. Внутри страны в разных слоях общества разный юмор принят. Среди животных все гораздо сложнее. Нам трудно сказать, что они могут посчитать забавным. Скорее всего, они ничего не считают смешным и грустным.

Зачем нам нужен смех? Отвечают философы и ученые

Смех — одно из самых загадочных явлений человеческого поведения. И не только человеческого. Он может сопровождать почти любую эмоцию: радость, веселье, удивление, нервозность, грусть, страх, стыд, ненависть, насмешку и злорадство. Есть интеллектуальные шутки, которые не понятны почти никому, а есть понятные всем — независимо от культуры.

Ученые до сих пор не могут до конца объяснить природу смеха. И все же, перефразируя Маяковского, можно сказать: «Если люди смеются — значит, это для чего-нибудь нужно». Предлагаем вам вместе с нами разобраться, что думали о смехе и юморе философы и ученые разных времен.

Смех как оружие

Самая ранняя из дошедших до нас теорий юмора, восходящая еще к древнегреческим философам, утверждает: люди смеются над собой и другими, потому что это дает им чувство превосходства. Главный персонаж комедий Античности — человек, попавший в трудное положение и не способный его преодолеть. Наблюдая за его страданиями, публика испытывает одновременно жалость и удовольствие: да, ему плохо, но мне-то хорошо! Особенно на его фоне.

Много веков спустя Томас Гоббс высказал похожую мысль, но в духе философии Нового времени. Согласно ей, изначальным состоянием человечества была война всех против всех. Потом возникло общество (а позже и государство), которое обуздало агрессивные стремления отдельных людей с помощью законов. Но желание превосходства никуда не делось. По мысли Гоббса, юмор как раз и позволяет возвыситься над другими без борьбы — за счет высмеивания.

В XIX веке Фридрих Ницше тоже будет говорить о превосходстве, но в другом ключе — в социально-критическом. Для него смех — это инструмент борьбы с отжившими нравами. Мораль, вера, обычаи строились на подавлении личности. Чтобы стать подлинно свободной, личность должна сбросить с себя оковы навязанных ценностей. И наиболее удачное средство для этого Ницше усматривает в шутке, в смехе. То, что смешно, уже не имеет власти и не может подчинять.

На эту тему

По-своему эту мысль развивает современный философ Славой Жижек, когда анализирует фильм «Джокер» Тодда Филлипса. Главный герой хочет смешить людей, но внутренне страдает от их непонимания и пренебрежения. Его улыбка — вынужденная и даже болезненная. Когда же он осознает, что его мир целиком построен на абсурде и лжи, он надевает маску шута уже осознанно. «Мне нечего терять, — говорит он, выступая в эфире популярной передачи. — Ничто не может причинить мне вред. Моя жизнь — всего лишь комедия».

В образе Джокера идея ницшеанского смеха — бунтарского, нигилистического, разрушительного — доведена до абсурда. Его шутки опасны уже не тем, что потрясают устои. Они буквально несут смерть и разрушение. Впрочем, как и в древнегреческих комедиях, последствия здесь не выходят за рамки художественной реальности самого Джокера. Но мы можем понять его чувства. А в чем-то и посочувствовать.

Смех как спасение от абсурда

Теория превосходства учитывает только злой смех — сатиру, иронию, сарказм. Она не объясняет, почему нас веселят ситуации, где никто не пострадал и некого считать неудачником. Например, по легенде, древнегреческий философ Хрисипп однажды угостил своего осла вином, а затем умер от смеха, наблюдая, как тот пытается есть инжир. Конечно, пример сам по себе невеселый. Но он хорошо показывает другой механизм рождения смешного — из несоответствия.

Смешное рождается из того, что мы сейчас назвали бы разрывом шаблона. Когда глава государства вдруг начинает дирижировать оркестром — это смешно. Когда из костюмчика с бабочкой выглядывает голова бульдога — это смешно. Нелепость смешна, потому что обманывает ожидания. Современный британский ученый Ричард Уайзман проанализировал десять тысяч шуток и анекдотов и пришел к выводу, что юмор во всех из них строится на несоответствии ожиданий и действий. Например, герой хочет быть умнее, но выставляет себя дураком; супруги живут вместе, но ненавидят друг друга; всемогущий бог допускает глупую ошибку.

© Алексей Дурасов/ТАСС

Согласно объяснениям современных психологов, через смех разрешается напряжение разума — когнитивный диссонанс. Если что-то в окружающем мире противоречит нашим ожиданиям, мы чувствуем себя неуютно (часто не осознавая этого). Наш разум инстинктивно стремится избавиться от противоречия — например, с помощью отрицания и умолчания. Не случайно многие анекдоты и мемы «проходятся» по темам, которые неловко обсуждать: насилие и невинность («маленький мальчик нашел пулемет»), принципы и реальные поступки («я готов плюнуть в морду каждому, кто назовет меня некультурным»), сакральное и бытовое (см. мемы «Страдающего Средневековья»).

Смех позволяет «обезопасить» столкновение противоречий в нашей голове: мы признаем, что ситуация нелепа, но не боремся с ней, а принимаем ее во всей полноте. Британский мыслитель Артур Кестлер удачно назвал этот способ каналом наименьшего сопротивления. Возможно, в этом и кроется разгадка того, почему у людей с развитым интеллектом часто и с чувством юмора все в порядке. Юмор спасает нас от наивности и легковерности, позволяет глубже проникать в суть вещей.

Смех как предохранитель

Помните сцену из «Иронии судьбы», где трезвеющего Лукашина настигает осознание своего положения: «Значит, Галечка сейчас в Москве, а я на полу в Ленинграде»? Он пригласил невесту к себе встречать Новый год, а сам оказался в другом городе, в чужой квартире. Мы физически чувствуем, что в этот момент творится в голове у героя. На пару мгновений он застывает, а затем… выдавливает два коротких нервных смешка.

А вот как Артур Конан Дойл (кстати, дипломированный врач) описывал встречу доктора Ватсона с одним из клиентов Холмса: «Откинувшись на спинку стула, он весь трясся от смеха, и в его смехе звучала какая-то высокая, звенящая нота. Мне, как медику, его смех не понравился. <…> Им овладел один из тех истерических припадков, которые случаются у сильных натур, когда переживания уже позади». Здесь стоит пояснить: клиента только что пытались убить.

Почему люди иногда смеются в самых, казалось бы, неуместных обстоятельствах? Когда впору плакать, забиваться в угол и дрожать? Здесь на помощь приходит физиология. В XIX веке английский философ и натуралист Герберт Спенсер именно так и рассматривал смех — как физиологическую реакцию организма на нервное напряжение и перевозбуждение. Он считал радость и страх родственными эмоциями. Только следствием первой является смех, а второй — дрожь. Другими словами, человек, смеясь, освобождается от эмоционального груза.

© Алексей Дурасов/ТАСС

Позже эту «теорию разрядки» взял на вооружение отец психоанализа Зигмунд Фрейд. В своей книге «Остроумие и его отношение к бессознательному» он писал, что в форме шутки выражаются мысли, обычно подавляемые Сверх-Я (в психоанализе под Сверх-Я понимаются моральные установки, внушаемые человеку обществом). Соответственно, смех — результат высвобождения накопленной психической энергии. С помощью шутки человек обманывает своего внутреннего цензора, запрещающего ему открыто выражать негативные эмоции: досаду, обиду и злость.

Интересно, что современные эмпирические (основанные на наблюдениях) исследования выявили связь между чувством юмора и психологической устойчивостью. Когда человек часто прибегает к юмору в трудных ситуациях, он реже подвержен депрессиям, тревогам и чувству беспомощности. Многие сторонники теории естественного отбора считают, что чувство юмора сохранилось в ходе эволюции именно как полезный механизм, который обеспечивает выживание и мобилизацию ресурсов в опасной ситуации.

Смех как способ завоевать популярность

На эту тему

Кстати, об отборе. Наверняка вы не раз замечали, как человек с чувством юмора притягивает других, становится душой компании. Это наблюдение подтверждается и исследованиями. Психологи из Университета Саймона Фрезера провели эксперимент с сотней студентов, которые должны были участвовать в «быстрых свиданиях». По правилам эксперимента, нужно было составить впечатление о партнере всего за несколько минут общения. Оказалось, шутки участников делали их привлекательнее в глазах других.

В 2005 году биологи Дэвид Слоан Уилсон и Мэтью Жерве предложили свое объяснение эволюционных преимуществ смеха и юмора. По их мнению, в поколениях закрепляются прежде всего те формы поведения, которые способствуют выживанию группы, а не только конкретной особи. И смех оказался важен именно как поведение, которое способствовало сплочению и кооперации внутри сообщества. Но в то же время и как способ завоевать популярность (а значит, и оставить потомство).

Уилсон и Жерве говорят о двух разных типах смеха. Первый — спонтанный, эмоциональный, импульсивный и непроизвольный — это подлинное выражение веселья и радости. Он проявляется в улыбке ребенка, игре, щекотке и называется дюшенновским смехом, в честь ученого Гийома-Бенджамина-Амана Дюшенна, который впервые описал его в середине XIX века. Где-то между четырьмя и двумя миллионами лет назад дюшенновский смех стал своего рода социальным клеем, средством эмоционального сближения между членами группы в периоды безопасности и насыщения.

© Алексей Дурасов/ТАСС

У некоторых наиболее развитых животных дюшенновский смех не только закрепился, но и развился. Например, у дельфинов есть специальные звуки, которые они издают только во время игривых драк, но никогда — при реальной агрессии.  Это уже шаг к настоящему чувству юмора, которое определяет другой тип смеха — недюшенновский. С его помощью высокоразвитые животные тестируют границы допустимого и утверждают свой статус. Может быть, разгадка популярности остряков как раз в этом: их поведение мы подсознательно ассоциируем со статусностью.

Впрочем, вовсе не обязательно считать, что смех сводится к какой-то одной функции. В каждой шутке есть доля любой из них. Кто-то делает мемы про родительские невзгоды, чтобы бросить вызов общественным требованиям — и одновременно справиться со своей тревогой. А кто-то потешается над нелепыми поступками сильных мира сего, чтобы бросить им вызов — и вызвать у сторонников восхищение своей смелостью.

Антон Солдатов

OZON.ru

Москва

  • Ozon для бизнеса
  • Мобильное приложение
  • Реферальная программа
  • Зарабатывай с Ozon
  • Подарочные сертификаты
  • Помощь
  • Пункты выдачи

Каталог

ЭлектроникаОдеждаОбувьДом и садДетские товарыКрасота и здоровьеБытовая техникаСпорт и отдыхСтроительство и ремонтПродукты питанияАптекаТовары для животныхКнигиТуризм, рыбалка, охотаАвтотоварыМебельХобби и творчествоЮвелирные украшенияАксессуарыИгры и консолиКанцелярские товарыТовары для взрослыхАнтиквариат и коллекционированиеЦифровые товарыБытовая химия и гигиенаOzon ExpressМузыка и видеоАлкогольная продукцияАвтомобили и мототехникаOzon УслугиЭлектронные сигареты и товары для куренияOzon PremiumOzon GlobalТовары в РассрочкуПодарочные сертификатыУцененные товарыOzon CardСтрахование ОСАГОРеферальная программаOzon TravelРегулярная доставкаОzon ЗОЖДля меняDисконтOzon MerchOzon для бизнесаOzon КлубOzon LiveМамам и малышамТовары Ozon Везде 0Войти 0Заказы 0Избранное0Корзина
  • TOP Fashion
  • Premium
  • Ozon Travel
  • Ozon Express
  • Ozon Card
  • LIVE
  • Акции
  • Бренды
  • Магазины
  • Электроника
  • Одежда и обувь
  • Детские товары
  • Дом и сад
  • Dисконт

Такой страницы не существует

Вернуться на главную Зарабатывайте с OzonВаши товары на OzonРеферальная программаУстановите постамат Ozon BoxОткройте пункт выдачи OzonСтать Поставщиком OzonЧто продавать на OzonEcommerce Online SchoolSelling on OzonО компанииОб Ozon / About OzonВакансииКонтакты для прессыРеквизитыАрт-проект Ozon BallonБренд OzonГорячая линия комплаенсПомощьКак сделать заказДоставкаОплатаКонтактыБезопасностьOzon для бизнесаДобавить компаниюМои компанииПодарочные сертификаты © 1998 – 2021 ООО «Интернет Решения». Все права защищены. OzonИнтернет-магазинOzon ВакансииРабота в OzonOZON TravelАвиабилетыOzon EducationОбразовательные проектыLITRES.ruЭлектронные книги

Смеются ли животные? | Живая наука

Смех вместе — важный способ общения и сближения людей. И хотя причины смеха могут сильно различаться у разных людей и групп, звук смеха обычно распознается между людьми, принадлежащими к разным культурам.

А как насчет животных, кроме людей? «Смеются» ли они и напоминают ли причины их смеха спусковые механизмы человеческого смеха? У людей смех может выражать целый ряд эмоций — от положительных чувств, таких как удовольствие, до отрицательных, таких как отвращение.Люди также смеются, когда слышат шутку или видят что-то, что они считают забавным, хотя неизвестно, включает ли интеллект животных то, что люди назвали бы чувством юмора.

Однако многие животные во время игры издают звуки, уникальные для этого приятного социального взаимодействия; Исследователи считают такие вокализации близким аналогом человеческого смеха. Недавно ученые исследовали игровую вокализацию, чтобы выяснить, насколько она распространена среди животных. Команда определила 65 видов, которые «смеялись» во время игры; большинство из них были млекопитающими, но некоторые виды птиц также демонстрировали игривый смех.Согласно новому исследованию, этот новый анализ может помочь ученым проследить эволюционное происхождение человеческого смеха.

Связано: Знают ли какие-нибудь животные своих бабушек и дедушек?

Поскольку некоторые типы игрового поведения выглядят как драки, животные могут вокализировать или смеяться во время игры, чтобы взаимодействие не усиливалось и не становилось агрессивным или вредным, сообщили 19 апреля исследователи в журнале Bioacoustics . В отличие от боевых действий, игры обычно повторяются и происходят независимо от других социальных форм поведения, таких как совокупление или поиск пищи, — сказала ведущий автор исследования Саша Винклер, докторант биологической антропологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Когда дело доходит до определения игры, «люди, изучающие приматов, говорят:« Вы узнаете это, когда увидите »», — сказал Винклер Live Science. Одним из признаков является то, что у приматов — наших ближайших родственников — «игровое лицо», напоминающее выражение лица играющих людей, объяснила она.

Когда Винклер ранее работала с макаками резус ( Macaca mulatta ), она заметила, что обезьяны тихо дышат во время игры. По ее словам, многие другие приматы также издают вокал во время игры.Винклер и соавтор исследования Грег Брайант, профессор и заместитель председателя Департамента коммуникаций Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, задались вопросом, может ли смех животных получить еще большее распространение. По словам Винклера, они рассмотрели десятки предыдущих исследований, «ища любые упоминания у любого животного о голосовых сигналах во время игры», таких как задыхание макак.

Их исследование выявило десятки примеров с сообщениями о голосовых сигналах «во всей литературе о млекопитающих, особенно среди приматов, грызунов, социальных хищников и (в меньшей степени) морских млекопитающих», — пишут ученые в исследовании.

Западные низинные гориллы издают тихий, задыхающийся смешок во время игры. (Изображение предоставлено: Zoonar GmbH / Alamy Stock Photo)

Рассмешите их

Многие из этих звуков слышны только во время игры, например, мурлыканье верветки ( Chlorocebus aethiops ), ультразвуковая трель крысы ( Rattus norvegicus ), свист и пронзительный крик афалины ( Tursiops truncatus ) и писк обезьяны-белки ( Saimiri sciureus ).Согласно исследованию, большинство видов приматов, в том числе шимпанзе , горилл , обезьяны и павианы , демонстрировали игривый смех: от задыхающегося хихиканья, причмокивания губ и кряхтения до кудахтанья, трелей и визгов.

Хотя большинство смеющихся животных были млекопитающими, два вида птиц — австралийская сорока ( Gymnorhina tibicen ) и попугай кеа ( Nestor notabilis ) — также звучали во время игры, сообщили исследователи. В исследовании 2017 года попугаев кеа, которые живут в Новой Зеландии, ученые обнаружили, что если бы они записали трели кеа и проиграли его через динамик, другие кеа «спонтанно начали бы играть», — сказал Винклер.Это исследование продемонстрировало, как смех в кеа служит приглашением для других, «особенно для облегчения и начала игры», — сказал Винклер.

Сообщений об игривом смехе в исследованиях, посвященных рыбам, амфибиям и рептилиям, в частности, не было, возможно, потому, что, согласно исследованию, существует некоторый вопрос относительно того, существует ли вообще игра в этих группах животных.

Считается, что человеческий смех зародился во время игры, и эта гипотеза подтверждается игровым задыхающимся смехом многих видов приматов.Человеческий смех, возможно, произошел от подобного задыхающегося звука, который «с течением времени превратился в ритуал в озвученное« ха-ха-ха », которое мы используем сегодня», — сказал Винклер. Люди по-прежнему смеются во время игры, но мы также включаем смех в речь и неигровое поведение, используя смех различными способами, чтобы передать ряд эмоций, которые могут быть положительными или отрицательными, сообщили исследователи.

Смех человека существенно отличается от смеха других животных еще одним важным аспектом: его громкостью.Люди громко транслируют свой смех, часто как способ включения в группу. Для сравнения, когда большинство животных смеются, звук очень тихий — достаточно громкий, чтобы его услышал партнер смеющегося, согласно исследованию.

«Это действительно удивительно, что так много животных имеют схожую функцию вокализации во время игры», — сказал Винклер Live Science. «Но у нас есть эти уникальные части человеческого смеха, которые также являются важной областью для будущих исследований».

Первоначально опубликовано на Live Science.

Смеются ли животные? Эксперименты по щекотанию предполагают, что да

Как киты слышат музыку? Они слушают orca -stras!

Я рассказал эту шутку ящерице и получил сверчков. Это заставило меня задуматься о том же, что и Ид Мухаммад Африди, который задавал субботний вопрос о странных животных за неделю : «Смеются ли животные?»

Going Ape

Пока что обезьяны и крысы — единственные известные животные, которые могут смеяться.

Коко , западная низменная горилла , известная своим искусством с языком жестов, «думает, что я неуклюжая — это забавно», и будет издавать смех, говорит Пенни Паттерсон , президент калифорнийского Фонда горилл. .

У большой обезьяны есть особый смех «хо-хо» для посетителей, которые ей особенно нравятся, — говорит Паттерсон. (По теме: « разговоров с гориллой, » в журнале National Geographic .)

В 2009 году Марина Давила Росс , психолог из Портсмутского университета Великобритании, провела эксперименты, в которых она пощекотала младенцев и подростков. приматы — такие как орангутаны, гориллы и шимпанзе. Обезьяны ответили смехом — это технически называется «вокализацией, вызванной щекоткой».

Росс, изучающая эволюцию смеха, предполагает, что мы унаследовали нашу способность смеяться от последнего общего предка человекообразных обезьян , который жил от 10 до 16 миллионов лет назад.

Теперь опубликовано ее последнее исследование на этой неделе в PLOS ONE идет еще дальше, показывая, что шимпанзе демонстрируют «смеющиеся лица» — улыбаются с оскаленными зубами — со смехом или без него. явные и, следовательно, универсальные способы «, чем мы думали, — говорит она.Это похоже на то, как люди могут беззвучно улыбаться, разговаривая или смеясь, — каждое из них выражает отдельную эмоцию.

Tickled Pink

Крысы также получали лечение от щекотки.

Яак Панскепп , психолог и нейробиолог из Университета штата Вашингтон в Пуллмане, обнаружил, что щекочущие крысы издают радостные звуки. (Также см. « Крысы помнят, кто к ним мил — и вернут им фаво r.»)

Когда ученые щекотали грызунов, животные издавали те же щебечущие звуки, которые они используют во время игры, согласно исследованию, опубликованному в 2000 году. .(Шумы выше досягаемости человеческого слуха.)

Некоторым лабораторным крысам так нравилось, что их щекотали, они следили за рукой, которая их щекотала.

Плененная коричневая крыса сердится. Текущие исследования показывают, что крысы передают множество эмоций, включая звук, похожий на смех.

Фотография Винсента Дж. Муси, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

С тех пор Панскепп и его коллеги показали, что изучение игры — серьезное дело. Например, он, , обнаружил, что цепи мозга, отвечающие за смех у крыс, можно использовать для изучения человеческих эмоций.Он также выделил семь основных эмоциональных систем , расположенных в одних и тех же областях мозга млекопитающих.

Его исследования даже помогли бороться с депрессией у людей. Один антидепрессант в клинических испытаниях, названный GLYX-13 , берет свое начало в исследовании смеха у крыс. (Также см. « Смех — лучшее лекарство, ?»)

Это пример того, «чего можно достичь, если серьезно относиться к эмоциональным переживаниям животных как к целям развития психиатрической медицины», — говорит он.

Игра вызывает смех

Мы думаем о крысах и обезьянах как о умных, но ум не является обязательным условием для смеха, добавляет Панксепп.

«Может быть, стоит посмотреть на [это] с другой стороны», — говорит он, поскольку возможно, «что игра у любого вида может повысить социальный интеллект».

Таким образом, по его словам, идентификация других животных, которые смеются, может заключаться в том, чтобы прислушиваться к звукам, которые они издают, весело проводя время.

Кто знает? Однажды мы можем обнаружить настоящего глупого гуся.

Вопрос недели о странных животных отвечает на ваши вопросы каждую субботу. Если у вас есть вопрос о мире странных и диких животных, напишите мне в Твиттере , оставьте мне заметку или фотографию в комментариях ниже или найдите меня на Facebook .

Смеются ли животные? | HowStuffWorks

Сколько раз вы ловили свою собаку виноватой? Или нашли свою кошку, развалившуюся на солнышке, сияющую от счастья?

Забавно представить — и легко предположить, — что животные разделяют наши человеческие эмоции.Но недавно было задокументировано, что у некоторых животных действительно есть очень человеческая черта: смех. Исследования на собаках, крысах, шимпанзе и других обезьянах показывают, что эти виды издают уникальный звук в ответ на удовольствие.

Размышления о том, могут ли животные смеяться, не новость; эта идея восходит к 1872 году и к работе Чарльза Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных». Он сосредоточился на шимпанзе и других обезьянах, которые, как он заметил, издают смехотворную реакцию на щекотку или игру [источник: Холт].Спустя десятилетия подобное исследование в Ганноверском университете Германии показало, что эти звуки похожи на человеческий смех. Исследование также показало, что приматы потратили последние 10-16 миллионов лет на развитие этой способности [источник: Бухен].

Совсем недавно, в 2001 году специалист по поведению животных Патрисия Симонет выделила звук, который собаки издают исключительно во время игры, который она задокументировала как «принудительный выдох с хрипом». Используя анализ спектрографа, она сравнила этот звук с другими звуками, которые собаки издают во время игры: рычанием, нытьем, пыхтением и лаем.При анализе на спектрографе — устройстве, которое измеряет звуковые волны, — звук, похожий на смех, усиливался, в то время как звук дыхания — наиболее похожий на него собачий звук — оставался плоским [источник: Simonet].

Даже другие собаки, кажется, узнают и ассоциируют «смех» с удовольствием. Когда Симонет проигрывала запись другим собакам, некоторые искали игрушки, а другие «играли с поклонами» в сторону источника. Эти положительные эффекты наблюдались как у щенков, так и у взрослых собак [источник: Simonet].

Не расстраивайтесь, если вы никогда не замечали, что ваша собака — или, если на то пошло, своего собственного шимпанзе — смеется.Звук, приписываемый этим видам смеху, гораздо сильнее дыхания, чем человеческий смех, и больше похож на задыхающийся звук, чем на полноценный хохот.

Даже у крыс есть свой уникальный звук удовольствия. В конце 1990-х нейробиолог из Университета Боулинг-Грин Яак Панксепп заметил, что, когда он щекотал область затылка крысят, крысы издавали отчетливое «чириканье». Панксепп также наблюдал этот звук у играющих крыс. При дальнейшем исследовании было обнаружено, что звук представляет собой высокочастотное ультразвуковое чириканье с частотой 50 килогерц, которое Панксепп назвал отличным от других вокализаций [источники: Морелль, Бейтс].

При таком большом количестве видов животных еще неизвестно, смеются ли другие. Но учёная Марина Давила-Росс из Портсмутского университета изучает эту теорию. Она и группа исследователей систематически изучали кадры с животными на YouTube и заметили, что многие животные шумно реагируют на щекотку. Они не пришли к выводу, что это смех, каким мы его знаем, но Давила-Росс действительно говорит, что звуки, кажется, связаны с радостью [источник: Морелль].

Приятно знать, что у наших пушистых друзей действительно есть способность посмеяться, но, возможно, лучше оставить в тайне то, над кем они смеются.

Первоначально опубликовано: 27 мая 2015 г.

Многие животные смеются во время игры

Когда мы думаем обо всех смеющихся созданиях, на ум приходят, вероятно, только люди и гиены. Но недавно ученые просмотрели литературу и обнаружили, что по крайней мере 65 различных видов животных издают вокализации, которые могут быть аналогичны человеческому смешку.И гиены к их числу не относятся.

Человеческий смех — это вокализация, которая сигнализирует об игре, которая является важным и сложным социальным взаимодействием, согласно недавней статье антропологов и ученых-когнитивистов. Но люди, безусловно, не единственные животные, которые играют, поэтому исследователи проанализировали существующие данные, чтобы увидеть, какие другие животные издают «игровые вокализации» и были ли эти звуки исключительно для воспроизведения.

65 идентифицированных хихикающих видов варьируются от наших близких родственников обезьян, таких как шимпанзе или бонобо, до более удивительных млекопитающих, таких как медленные лори, морские львы и косатки.Но немлекопитающие также попали в список, а именно три птицы: попугаи кеа, попугаи и австралийские сороки. С другой стороны, гиены не попали в цель, потому что их кудахтанье явно не для игры. Хотя 28 видов из 65 имели звуки, предназначенные исключительно для воспроизведения, до сих пор неясно, есть ли у подавляющего большинства хихикающих существ определенные звуки для игровых целей. Результаты были опубликованы в журнале Bioacoustics в апреле.

[Связано: Животные играют разными способами ]

Шестьдесят пять могут показаться большим числом, но возможно, что гораздо больше видов издают смехоподобные звуки.Возможно, «у многих животных есть игровая вокализация [и] они просто очень тихие», — сказал соавтор статьи и аспирант антропологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Саша Винклер в интервью Ars Technica . Пока ученые не попытаются всесторонне задокументировать игровые звуки у всех животных, мы не узнаем, какие существа способны смеяться, а какие — нет.

Игра — сложное и ответственное поведение. «[Воспроизведение вокализации] помогает сигнализировать во время этого взаимодействия, что« на самом деле я не собираюсь укусить вас за шею ».Это будет просто фиктивный укус », — сказал Винклер в интервью Ars Technica . «Это помогает взаимодействию не перерасти в настоящую агрессию». Как и при общении с людьми, смех становится деэскалатором, способом избежать недопонимания, которое может привести к травмам.

Но игра различается у разных видов, и игровые вокализации могут различаться по целям и причинам. Для нас, людей, например, смех может сигнализировать об удовольствии или способствовать снятию напряжения, и все, от щекотки до стенда, может вызвать смех — к тому же этот смех не обязательно звучит одинаково.Выявление звуков игры у животных полезно, поскольку позволяет исследователям взглянуть на социальное поведение животных.

Смех у животных трудно задокументировать, но исследователи отмечают в документе, что по мере совершенствования акустических технологий появится больше возможностей для улавливания этих звуков в действии. Возможно, в животном мире больше шутников, чем мы все думали.

Мы не единственные животные, которые смеются

Независимо от того, сколько мемов о смеющихся кошках угрожает затопить Интернет, сколько бы видео с улыбающимися собаками вы ни смеялись, ученым еще предстоит доказать, что кошки или собаки действительно могут смеяться.

Теперь смеются шимпанзе и крысы. Это было научно доказано — или настолько близко к научному доказано, насколько это позволяют ученые.

Но кошки и собаки? Или, скажем, смеющихся гиен или смеющихся чаек? Кто-нибудь из животных (кроме тебя, меня, этих беспечных крыс и шимпанзе) безумно смеется?

Еще лучше: есть ли у животных вообще чувство юмора?

Изучение смеха животных

Пока ответы туманны. В начале 2000-х гг. Специалист по поведению животных Патрисия Симонет обнаружила то, что было названо «собачьим смехом», «выраженным принудительным выдохом с придыханием», который собаки использовали, чтобы инициировать игру, и который, как было показано в одном исследовании, успокаивал других собак.

Это действительно смех? Или просто тяжело дышать?

Что касается кошек, легко сказать, что мурлыкающая кошка счастлива и довольна, но описать это мурлыканье как «кошачий смех» — большой шаг вперед. Фактически, было показано, что кошки мурлыкают по множеству явно не смешных причин.

«Хотя соблазнительно заявить, что кошки мурлыкают, потому что они счастливы, — сказал в 2006 году журнал Scientific American Лесли А. Лайонс, ныне профессор Колледжа ветеринарной медицины Университета Миссури, — более вероятно, что кошачье мурлыканье это средство общения и потенциальный источник самоисцеления.»

Итак, собаки и кошки могут делать что-то, что, возможно, можно истолковать как смех. Но сделать этот, казалось бы, простой прыжок непросто. Любая попытка приписать человеческие черты чему-то, кроме человека — это называется антропоморфизмом — по своей сути рискованна.

Потому что животные, не будем забывать, … разные.

Собаки выполняют «выраженный принудительный выдох с хрипом», который может быть формой смеха, но также может быть просто тяжелым дыханием. Аллен Скай / flickr

В поисках забавной кости

За последние 10-15 лет исследования на крысах и шимпанзе убедили многих экспертов в том, что некоторые животные — в основном крысы и шимпанзе — действительно могут время от времени издавать хороший хохот.

Исследование 2000 года пришло к выводу, что крысы, когда их щекочут, издают пронзительный «чириканье» и будут следовать за доставляющей удовольствие рукой, которая щекочет, и даже преследует ее. В 2009 году в статье, озаглавленной «Реконструкция эволюции смеха у больших обезьян и людей», исследователи обнаружили, что молодые приматы, такие как орангутаны и шимпанзе, когда их щекочут, издают «вызываемые щекоткой вокализации».

Другими словами, смеются и крысы, и шимпанзе.

Буквально в прошлом месяце в другом исследовании ученые пришли к выводу, что шимпанзе используют тот же тип приветливого «смеющегося лица», когда их не щекочут, как когда они это делают, предполагая, что эти лица «могут предоставить обезьянам возможность общаться со своими социальными людьми». партнеров более явными и разносторонними способами.«Так же, как и люди, — говорится в исследовании.

Исследователи сделали еще один шаг: «Основываясь на текущих открытиях, мы прогнозируем, что способность людей гибко сочетать мимику с вокализацией возникла непосредственно из такой способности древних обезьян».

Некоторые говорят, что легко вызвать реакцию, которую мы можем вызвать у животных, просто щекоткой или грубым обращением. Но помните, что такие игры — и такой смех — распространены и у молодых людей, даже у младенцев, что предполагает глубокую связь между людьми и другими животными.

«[Н] евральные схемы для смеха существуют в очень древних областях мозга, а предковые формы игры и смеха существовали у других животных в эпоху до того, как мы, люди, пришли с нашим« ха-ха-хас »и словесным ответом», — Яак Панксепп , нейробиолог из штата Вашингтон и автор знаменательного исследования 2000 года, сообщил NBCNews.com в 2005 году.

Более сложный вопрос заключается в том, достаточно ли развиты животные — даже эти беспечные шимпанзе и крысы, чтобы иметь «чувство» юмора.Могут ли они смеяться над чем-то, кроме физических раздражителей. Это было труднее определить.

Тем не менее, простая идея, что животные могут смеяться, должна вызвать улыбку на лице любого сварливого человека.

«Сила распознавания того, что другой вид радостно реагирует или явно чем-то наслаждается … мы видим себя в этом», — сказал Huffington Post биолог Джонатан Балкомб. «Мы видим, что это существо … испытывает что-то похожее на то, что есть у нас».

Щекочущие крысы и хихикающие дельфины: есть ли у животных чувство юмора? | Поведение животных

На YouTube (вверху) есть видео, которое набрало более трех с половиной миллионов просмотров, в котором девушка, кажется, заставляет хихикать дельфина, повторяя колеса телеги и стойку на руках перед своим резервуаром в центре морского мира.

Мы все еще относительно мало понимаем, в какой степени эмоции присутствуют у животных, но может ли дельфин в этом ролике испытывать одну из наиболее отчетливо человеческих форм выражения — юмор?

«Я бы определил юмор, как мы его знаем, как видение невероятных связей в верхнем сознании», — говорит психолог Яак Панксепп. «Вот что такое шутка. Вы этого не ожидаете, а потом вдруг … бац! Это происходит от способности соединять очень странные, часто нелогичные вещи, вызывая положительные эмоции.

В то время как изощренность человеческого юмора требует языка, Панксепп говорит, что не удивится, если у некоторых животных могут возникнуть положительные эмоции при просмотре фарса, который они находят поразительным или удивительным.

Дельфины давно заинтриговали исследователей животных из-за сложности их общения: богатого разнообразия щелчков, гудков, свистов и визгов разного ритма, частоты и продолжительности, а также их способности к самопознанию.

Они относятся к небольшой группе видов (в которую также входят шимпанзе, косатки и сороки, но не гориллы, собаки или гигантские панды), которые могут пройти тест на зеркало. Краска используется, чтобы поставить точку над одним из глаз дельфина перед тем, как поместить зеркало в его аквариум. Цель эксперимента — увидеть, может ли дельфин распознавать отражение как самого себя или воспринимает дельфина в зеркале как отдельного представителя своего вида.

Люди не способны на это до достижения возраста примерно 15-18 месяцев, жизненно важной стадии развития, которой не достигают большинство видов.Однако похоже, что у дельфинов это так. Столкнувшись с зеркалом, они несколько раз кружат головой и подходят ближе, чтобы наблюдать за отмеченным глазом.

Дельфин снимается, взаимодействуя со своим отражением в тесте с зеркалом, описанном выше.

Умственное самопознание и способность помещать себя в контекст ситуации имеют решающее значение для юмора. Вопрос о том, способны ли дельфины делать это в той или иной форме, остается открытым, но мы знаем, что у них есть способ общения, похожий на смех.

Десять лет назад исследователи, изучающие дельфинов в парке дикой природы Кольморден в Швеции, заметили особый набор звуков, которые они никогда раньше не слышали — короткие импульсы, за которыми следует свист. Присмотревшись к ним внимательнее, они поняли, что дельфины подавали эти сигналы только во время игрового боя, а не во время более агрессивных столкновений. Они пришли к выводу, что цель звука состояла в том, чтобы указать, что ситуация была приятной или не угрожающей, и предотвратить ее перерастание в настоящую драку.Для психологов это причина того, что смех вообще существовал.

«Игровые драки и щекотка, которые мы наблюдаем у животных, — это безобидные атаки, которые выполняют очень социальную функцию», — говорит Питер МакГроу, психолог из Университета Колорадо. «Некоторые из них связаны друг с другом, а некоторые могут быть связаны с обучением воевать. Но вы всегда видите, что животное, на которое нападают, издает эти звуки, которые мы интерпретируем как смех. Я считаю, что в процессе эволюции смех развился как способ показать, что то, что в противном случае было бы неправильным, на самом деле нормально.

В нашем мире смех выполняет множество функций, от очень положительных до отрицательных и даже зловещих. Но эта сложность по-настоящему возникла только за последние 50 000 лет, с эволюцией языка, взаимозависимых обществ и культуры. «Наличие языка означало, что мир вещей, которые могли показаться странными, нелогичными или причудливыми, увеличивался в геометрической прогрессии», — говорит МакГроу. «И вы смеетесь не только для того, чтобы сказать:« Я понимаю, это нормально », но чтобы выразить целый ряд чувств, от превосходства до приспособления к социальной группе до заполнения пробелов в разговоре.

Чтобы составить карту того, в какой степени смех используется в животном мире, Марина Давила-Росс, психолог из Портсмутского университета, нашла его среди наших ближайших родственников: человекообразных обезьян. Она записала вокализации, издаваемые в царстве приматов во время игровых боев, и, сравнив акустику звуков с нашим собственным смехом, построила древо эволюции, уходящее в прошлое на 60 миллионов лет.

К ее удивлению, это оказалось идентичным установленному генетическому дереву с хрипловатыми, спектрально сложными звуками шимпанзе и бонобо, наиболее похожими на людей.«В общем, человеческий смех более мелодичен», — говорит она. «В нем больше голоса, потому что мы приспособились воспроизводить гласные и эти четкие звуки в нашей речи. Но с шимпанзе у вас случаются более сильные приступы хрипа. Это позволяет нам делать выводы о том, как смех наших предков звучал бы как пиязык ».

Чем дальше вы удаляетесь от людей на эволюционном древе, тем более неузнаваемым становится смех приматов. К тому времени, когда вы дойдете до орангутангов, от которых наш путь разошелся около 13 миллионов лет назад, звуки будут больше похожи на звуки, издаваемые гиббонами, обезьянами и остальными низшими обезьянами.В отличие от людей и шимпанзе, эти приматы могут издавать два разных типа вокализации для обозначения смеха: от высоких писков до более гортанных, похожих на хрюканье звуков.

Однако Давила-Росс видел мало доказательств того, что обезьяны демонстрируют юмор, просто наблюдая за ситуацией, как это часто делают люди. «Я думаю, что именно здесь мы так сильно отличаемся от остальных приматов», — говорит она. «Третья обезьяна, наблюдающая, как двое других играют друг с другом, никогда не ответит смехом.Они всегда должны быть физически вовлечены в это сами ».

Но если происхождение человеческого смеха можно проследить через семью приматов, то свидетельства этого можно найти еще дальше в эволюционной истории. Могут ли пульсации и свистки дельфинов во время игры быть как-то связаны с нашим собственным смехом?

В конце 1990-х Панксепп и его коллеги из Вашингтонского государственного университета исследовали, насколько лабораторные крысы могут демонстрировать радость. Они обнаружили, что крысы во время игры издают щебетание с частотой 50 кГц, звуки, которые выходят далеко за пределы нашего собственного слышимого диапазона, но могут быть измерены ультразвуковыми датчиками.И они оказались звуками удовольствия.

Крысы щебечут во время игры и их щекочут. Психолог Яак Панксепп пришел к выводу, что это звуки удовольствия.

Панксепп решил поискать дальше. Глубокая стимуляция мозга показала, что когда крысы чирикали, в глубине мозга активировались области, связанные с положительными чувствами. Эти чувства не ограничивались игрой с другими крысами. Когда исследователи пощекотали крыс, было обнаружено похожее щебетание. А когда щекотка прекращалась, крысы «играли в кусочки» и еще больше щебетали — модель поведения похожа на поведение маленьких детей, приставших к своим родителям, требуя внимания.

«Теперь мы знаем, что животные могут позитивно общаться друг с другом очень сложными способами», — говорит Давила-Росс. «Способность крыс выражать себя таким образом чрезвычайно важна. Но хотя это, безусловно, радость, я не уверен, что мы знаем достаточно, чтобы назвать это смехом. Есть опасность проецирования человеческих эмоций на эти характеристики ».

Чарльз Дарвин однажды написал, что «нет фундаментальной разницы между человеком и высшими млекопитающими в их умственных способностях», и хотя психологи все еще много спорят по этому поводу, Панксепп считает, что способность чувствовать и радость, и грусть — это одно. основных инструментов жизни, которые, вероятно, существуют во всем животном царстве.

«Мозг состоит из эволюционных слоев, начиная с этих чувств, которые мы называем первичными процессами», — говорит он. «Обучение, юмор; эти более продвинутые возможности известны как вторичные процессы, но первичные процессы встроены в эволюцию как часть инстинктов к жизни в основании мозга. И они усиливаются или уменьшаются в зависимости от потребностей вида. Вы можете увидеть это у птиц. Хотя мы не изучали, издают ли они вокализации удовольствия, мы знаем, что они, безусловно, могут издавать вокализации печали.Если взять птенца и изолировать его от остальной стаи, он плачет как сумасшедший часами ».

Панксепп даже видел в раках свидетельства первобытного веселья. Когда им дают небольшое количество наркотиков, таких как кокаин, кетамин или морфин, в определенном месте, они, кажется, навсегда связывают это место с удовольствием. «Если у них есть шанс, они всегда будут возвращаться в это место, предположительно в надежде получить больше», — говорит он. «Я бы не сказал, что это та же гедоническая система, вызванная лекарствами, которую получают млекопитающие и люди, но она может относиться к одной и той же эволюционной категории.

Итак, поймем ли мы когда-нибудь, действительно ли «хихикающий дельфин» испытывает чувство юмора и способны ли крысы «смеяться» в гораздо более сложных ситуациях, чем мы считаем возможными? Как ни странно, ответы могут прийти через наше собственное желание излечить психиатрические заболевания.

Эксперименты Панксеппа по щекотке могут вскоре привести к созданию совершенно нового антидепрессанта, который действует, стимулируя древние проводящие пути в мозгу, лежащие в основе положительных эмоций и радости. В настоящее время он тестирует три потенциальных лекарства, основанных на механизмах, которые заставляют крыс «чирикать».

Возможно, однажды крайности удовольствия в животном мире помогут разрешить самые крайности отчаяния в нашем собственном виде.

BBC — Земля — ​​Почему люди, шимпанзе и крысы любят, когда их щекочут

« Щекотка — один из самых обширных и глубоких предметов в науке».

Так говорит Роберт Провайн, нейробиолог из Университета Мэриленда в Балтиморе. Его карьера включала в себя исследование различных «любопытных форм поведения», включая икоту, зевоту и пукание, так чем же это выделяется?

Короче говоря, щекотка — это гораздо больше, чем вы могли бы подумать.«Это касается всего, от защиты тела и неврологической программы игры до формирования чувства собственного достоинства и других», — говорит Провайн.

Как и многие другие сложные формы человеческого поведения, наши родственники-животные могут помочь нам понять, что такое щекотка.

Есть два типа щекотки, и у обоих есть великие названия: книсмезис и гаргалезис.

Это единственная шутка, которую можно рассказать и человеческим младенцам, и шимпанзе

Книсмезис — это примитивная реакция, слегка раздражающее ощущение, вызываемое легким движением по коже, и оно широко распространено.«Я думаю, что ящерицы, насекомые и практически все существа имеют какое-то поведение, связанное с защитой поверхности тела», — говорит Провин. Животные должны защищать свое тело от укусов насекомых и паразитов, будь то быстрая царапина или щелчок уха, и книжмезис описывает такую ​​реакцию.

Gargalesis, с другой стороны, является необычным явлением среди млекопитающих. Это более сложное щекотание, которое вызывает смех и связано с игрой — отличительной чертой млекопитающих.

На базовом уровне щекотание — это ощущение с участием нервных волокон, связанное как с прикосновением, так и с болью. Но это еще не все. «Щекотание, связанное со смехом, лучше всего рассматривать как социальное поведение, а не рефлекс», — пишет дерматолог Сэмюэл Т. Селден в обзоре на эту тему 2004 года. Где-то в истории эволюции щекотка стала забавной.

«Щекотка — главный стимул для смеха», — говорит Провин. «Фактически,« притвориться щекоткой »- мой кандидат на самую древнюю шутку в мире.«Я тебя достану…», угрожающее пощекотанием поведение. Это единственная шутка, которую можно рассказать и человеческим младенцам, и шимпанзе ».

Это то, что может засвидетельствовать Марина Давила-Росс, психолог из Портсмутского университета, Великобритания. Она уже имела дело с хихикающими шимпанзе.

Привлекая смотрителей зоопарка и матерей, чтобы они щекотали своих обезьян и детенышей, соответственно, она исследовала связь между смехом у человеческих и нечеловеческих обезьян.

Чтобы обезьяна могла найти что-то забавное, они должны активно играть

«Мы использовали акустические данные [смех] подобно тому, как генетики используют генетические данные для восстановления эволюционных отношений», — говорит она.

Эта работа, опубликованная в 2009 году, по всей видимости, подтверждает, что человеческий смех возник в результате вокализации общих предков, общих с обезьянами.

В то время как гориллы и бонобо в исследовании Давила-Росс издавали звуки, более похожие на человеческие, обезьяны с более отдаленным родством издавали звуки, которые вне контекста нельзя было распознать как смех. Однако, построив родословную этих звуков, она продемонстрировала переход от короткого ворчания к хихиканью и хохоту, издаваемым людьми.

Это исследование прослеживает эволюционную историю не только смеха, но и щекотки. «Обезьяна не станет смотреть, как другие обезьяны играют или делают что-то смешное, и смеяться», — говорит Давила-Росс. «Они не производят вокализацию, свободную от поведенческого контекста».

Чтобы обезьяна нашла что-нибудь забавное, она должна активно играть со своими собратьями. Щекотка — это часть жестокой игры, которую проводят все молодые обезьяны, в том числе и люди. Такая игра может вызвать у вас затаившее дыхание, и именно эта одышка вылилась в смех в том виде, в каком мы его знаем.

«Ха-ха» смеха — это то, что я называю ритуализацией звука затрудненного дыхания из-за грубой игры. Если вы пощекотите шимпанзе, его смех станет задыхающимся звуком », — говорит Провайн, тяжело дыша. шумит по телефону, чтобы подчеркнуть свою точку зрения. «Это способ для шимпанзе показать, что« это игра, я не атакую ​​вас ». Это один из самых ярких случаев, когда исходит вокализация».

Для социальных животных, таких как приматы, щекотка — отличный способ подкрепить дружеские отношения контролируемым образом.Хотя человеческий смех гораздо сложнее, Провина считает, что именно здесь он и возник.

Люди отделились от человекообразных обезьян 10–16 миллионов лет назад. Присутствие той же динамики смеха и щекотки в семье говорит о том, что она существует, по крайней мере, так долго — а может быть, даже дольше. Хотя смех и щекотка не являются главными темами большинства исследований, ограниченные исследования, похоже, показывают некоторое сходство с более отдаленными родственными млекопитающими.

Слоны, кажется, щекочут друг друга и щекочут

Однажды этолог Патриция Симонет наблюдала, как ее собака Гудолл (названная в честь приматолога Джейн Гудолл) вращала офисный стул и издавала звуки, которые указывали на то, что она находит это занятие забавным .Она задавалась вопросом, будет ли «смех» точным описанием этого поведения. Затем, во время конференции настоящая Джейн Гудолл предложила Симонет проверить это явление. Так она и сделала.

Как и в случае с шимпанзе, Симонет обнаружил, что смехоподобный «выраженный принудительный выдох с хрипом» был связан с игрой. Записи этого можно даже использовать для уменьшения стресса у других собак.

За несколько лет до этого Симонет сообщил, что азиатские слоны в неволе издают «тихие хриплые звуки» во время игры.Хотя в то время она не описывала эти звуки как смех, она, тем не менее, обнаружила связь, рассматривая свой недавно обнаруженный «собачий смех».

«Кажется, что слоны щекочут друг друга и их щекочут», — говорит Провайн, цитируя показания кенийского эксперта по слонам Джойс Пул.

Тем не менее, нелегко проверить, аналогичны ли щекотка и смех, демонстрируемые этими существами, нашим собственным. «Требуется смелый исследователь, чтобы погрузиться в груду плывущих толстокожих и стимулировать их», — говорит Провин.«Вероятно, это было бы совершенно опасно».

Для изучения сложного поведения, такого как щекотка, полезно работать в чуть меньшем масштабе.

Крысы — это млекопитающие, к которым можно стремиться практически во всем, и щекотка не исключение. Щекотка крыс во имя науки продолжается уже два десятилетия, начиная с противоречивой статьи 2010 года психобиолога Яака Панксеппа и его тогдашнего студента Джеффри Бургдорфа.

Уже определив высокочастотные шумы, издаваемые играющими крысами, которые не слышны человеческому уху, Панксепп был поражен идеей, что они могут быть отдаленно связаны со звуками, издаваемыми играющими людьми.Имея это в виду, он подошел к Бургдорфу с предложением, от которого не мог отказаться: «Пойдемте, пощекочите со мной несколько крыс».

В то время мир был не готов к смеху крыс, и научное сообщество оказывало значительное сопротивление. Однако с тех пор было проведено множество исследований с использованием «гетероспецифической игры руками» (щекотки) для изучения положительных эмоций у этих грызунов.

Можно предположить, что радостный аффект возник намного раньше в эволюции мозга млекопитающих, чем принято считать

«Идентификация конкретных сигналов, издаваемых только во время щекотки и других положительных ситуаций (например.грамм. игра, секс), а сходство процедуры щекотки с щекоткой человека привело к значительному количеству исследований, — говорит Лука Мелотти из Бернского университета, Швейцария, который изучал влияние на мимику у крыс после хорошего «Это [исследование] продемонстрировало, что щекотка активирует те же области мозга и нейронные пути, которые участвуют в переживании положительного аффекта (радости, счастья) у людей».

Когда Давила-Росс проводила свое исследование, она отметила, что молодой человек больше всего любили пощекотать обезьяны.«Молодую обезьяну легко пощекотать», — смеется она. «Они просто не хотят останавливаться. От них очень трудно избавиться».

То же самое и с крысами. Мелотти и многие другие исследователи отметили, что именно молодые крысы получают больше удовольствия от процедуры и часто преследуют экспериментаторов в надежде получить больше щекотки. Трудно не сравнить такое поведение с игривым малышом.

«Если более примитивные млекопитающие также проявляют такие эмоциональные реакции, — пишут Панксепп и Бургдорф, — это предполагает, что радостный аффект возник гораздо раньше в эволюции мозга млекопитающих, чем это обычно считается.»

Если бы у общих предков людей и грызунов присутствовали щекотка и смех, это означало бы их происхождение примерно 80 миллионов лет назад. Но Давила-Росс по-прежнему считает, что мы должны быть осторожны, говоря о смеющихся крысах и собаках. , или любых других животных, кроме человека.

«Я был бы осторожен с подобными утверждениями, — говорит Давила-Росс. — Чтобы сделать эти утверждения, необходим филогенетический анализ.« Вместо этого она предпочитает термин ». позитивные вокализации », из которых смех — лишь одна из них, даже у людей.

Лори не получают удовольствия от щекотки

«Я предполагаю, что, как и у шимпанзе, смех — это затрудненное дыхание грубой игры», — говорит Провайн. «Это может быть верно и в отношении грызунов, но я не думаю, что кто-то еще исследовал это». Трудно изучать ультразвуковые вокализации крыс, не говоря уже о создании семейных деревьев, которые Давила-Росс смог построить для обезьян. «Чем дальше мы отдаляемся от людей, тем труднее уравнять все его свойства», — добавляет он.

Хотя ученые с осторожностью применяют человеческие характеристики к животным, широкая публика — нет. Видео с милыми животными — основная валюта Интернета, в том числе животные, которых щекочут. «На YouTube есть множество анекдотических рассказов о щекотке сов, пингвинов, сурикатов и даже рыб», — говорит Мелотти. «Хотя более чем возможно, что некоторые из этих рассказов соответствуют щекотке и возникающему в результате счастья, я как ученый рекомендую проявлять осторожность с этими интерпретациями.

Поучительная история из кампании Международного спасения животных «Щекотка — это пытка». Вирусные видеоролики о медленных лори — очаровательных приматах, обитающих в Юго-Восточной Азии, — которых щекочут, собрали миллионы просмотров в Интернете. Но эти видеоролики не только поощряют незаконную торговлю. у этих находящихся под угрозой исчезновения животных лори не получают удовольствия от щекотки: их симпатичная реакция на самом деле — страх.

«Когда дело доходит до видео, на которых животные, очевидно, охотно и с радостью делают необычные или неестественные вещи, часто все оказывается не так. кажется », — говорит Фили Кеннингтон, возглавлявшая кампанию.«Мы все должны проявить критическое суждение, чтобы подвергнуть сомнению целостность того, что мы видим, прежде чем увлечься миловидностью».

Дело в том, что трудно точно оценить чувства животных.

Даже наши любимые кошки и собаки могут не получать столько удовольствия от щекотки, сколько мы думаем. В конце концов, щекотка у людей — это не совсем простое поведение. В зависимости от того, кого вы спрашиваете, щекотка может быть приятной или болезненной; оно может быть эротическим или использоваться как форма пытки.

Понимание счастья животных также может улучшить жизнь животных, особенно условия их содержания в неволе

Изучая людей, такие ученые, как Провайн, могут, по крайней мере, задавать своим испытуемым обширные вопросы о том, как они чувствуют себя при щекотке, как им нравится, когда их щекочут и т. Д. и далее, но с животными все не так просто.Тем не менее, исследователи все больше сосредотачиваются на поисках счастья животных.

«В последнее десятилетие наблюдается тенденция к изучению положительной стороны эмоций у животных», — говорит Мелотти. Исторически исследования в этой области были ограниченными, и те, которые проводились, были сосредоточены на небольшом количестве исследуемых видов: в основном на крысах, а также на собаках и человекообразных обезьянах.

Изучение такого поведения, как щекотка и смех, может показаться немного эзотерическим, но оно имеет практическое применение.Со времен щекотки крыс со своим научным руководителем Бургдорф использовал полученные знания для разработки методов лечения психических расстройств. Понимание счастья животных также может улучшить жизнь животных, особенно условия их содержания в неволе.

Но помимо этого, главный урок исследования щекотки состоит в том, что животные — сложные существа, способные к положительным эмоциям, сравнимым с нашими. Понимание этого может рассказать нам о наших отношениях с ними и о том, что значит быть человеком.

Подписаться на Джоша Габбатисса в Twitter @Josh_Gabbatiss

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *