О рассказ зубре: Зубр — Гранин Даниил Александрович » Онлайн библиотека книг читать онлайн бесплатно и полностью

Автор: | 09.03.2021

Содержание

Зубр — Гранин Даниил Александрович » Онлайн библиотека книг читать онлайн бесплатно и полностью

Даниил Гранин

ЗУБР

Глава первая

В день открытия конгресса был дан прием во Дворце съездов. Между длинными накрытыми столами после первых тостов закружился густой разноязычный поток. Переходили с бокалами от одной группы к другой, знакомились и знакомили, за кого-то пили, кому-то передавали приветы, кого-то разыскивали, вглядываясь в карточки, которые блестели у всех на лацканах. Там была эмблема конгресса, фамилия и страна участника. Кружение это, или кипение, с виду беспорядочное, бессмысленное, составляло между тем наибольшее удовольствие и, я бы сказал даже, пользу такого рода международных сборищ. Деловая часть — доклады, сообщения — все это, конечно, тоже было необходимо, хотя большинство лишь делало вид, что что-то в них понимает. Некоторые и не жаждали понимать, но все жаждали общения, возможности поболтать с тем, кого давно знали по публикациям, что-то спросить, рассказать, выяснить. Тут-то и происходило самое нужное, самое дорогое для всех этих людей, разлученных большую часть жизни, разбросанных по университетам, институтам, лабораториям Европы, Америки, Азии и даже Австралии.

Тут были знаменитости прошлого, памятные только пожилым, некогда нашумевшие, обещавшие новые направления; надежды, как водится, не оправдались, от обещаний осталось совсем немного, слава богу, если хоть что-то, хоть одна мутация, одна статейка… Историей своей науки — генетики — молодые, как правило, не интересовались. Для них существовали корифеи сегодняшние, лидеры новых надежд, новых обещаний. Были знаменитости в каких-то своих узких областях — по болезням кукурузы, по выживаемости дуба, были знаменитости всеобщие, которые сумели что-то понять в наследственности, в механизме эволюции. А были такие знаменитости, живые классики, о которых даже я что-то слышал. Между столами, между группами сновали молодые, у которых все было впереди — и громкая слава и горькие неудачи.

Прием был тем замечателен, что знакомства, разговоры происходили в начале конгресса, можно было выяснить, кто — кто, кто присутствует, кого нет…

В этом совершенно хаотическом движении среди возгласов, звона рюмок, смеха, поклонов вдруг что-то произошло, легкое движение, шепот пополз, зашелестел. На рассеянно-улыбчивых лицах, оживленных как бы беспредметно, появилось любопытство. Кое-кто двинулся в дальний угол зала. Одни словно невзначай, другие решительно и удивленно.

В том дальнем углу в кресле сидел Зубр. Могучая его голова была набычена, маленькие глазки сверкали исподлобья колюче и зорко. К нему подходили, кланялись, осторожно пожимали руку. Оттопырив нижнюю губу, он пофыркивал, рычал то одобрительно, то возмущенно. Густая седая грива его лохматилась. Он был, конечно, стар, но годы не источили его, а скорее задубили. Он был тяжел и тверд, как мореный дуб.

Женщина, худенькая, немолодая, обняла его, расцеловала. Женщина была та самая Шарлотта Ауэрбах, чьи книги недавно вышли в переводе на русский, вызвали интерес, ее уже знали в лицо, в то время как Зубра в лицо не знали. Большинство подходили именно затем, чтобы взглянуть на него хотя бы издали. Шарлотта приехала из Англии. Когда-то она бежала туда из гитлеровской Германии. Зубр помог ей устроиться в Англии. Это было давно, в 1933 году, возможно, он забыл об этом, но она помнила малейшие подробности. Легкие женские слезы радости катились по ее щекам. Кроме радости была еще и печаль долгой разлуки. Сорок пять лет прошло с того дня, как они расстались. Миновали эпохи, весь мир изменился, а Зубр оставался для нее прежним, все таким же старшим, хотя они были одногодки.

Подошел американец, лауреат Нобелевской премии, нескладный, длиннорукий. Он обнял Зубра, захлюпал носом. Он вел себя как хотел, вытирал нос рукой, он был корифей и мог позволить себе. За ним подошел грек Канелис, которого Зубр спас лет тридцать пять назад в Берлине, продержав его у себя до конца войны. Древний грек Антоша Канелис, как звал его Зубр, был немногословен, он знал все языки, хотя не говорил ни на одном, он любил молчать, он молчал на всех языках, и тем не менее все убеждались через его молчаливость, какой это прекрасный человек.

Деликатно выждав свою очередь, к Зубру приблизился Майкл Уайт, австралийская звезда, самоуве ренный красавец, но тут он несколько смущенно принялся объяснять, что он тот самый юноша, который сопровождал Зубра и Феодосия Добржанского по Лондону, вернее, должен был водить, а он сопровождал, потому что Зубр и Добржанский разговаривали между собой, теряли его, потом спохватывались, кричали: «Где этот парень?» Зубр одобрительно хмыкал: «Федька Добржанский…» Как ни странно, Уайта он помнил, а Лондон помнился смутно. За Уайтом тянулся голландец, за ним группа немцев, за ней азербайджанский молодой профессор, которого представил его московский соавтор. С Джузеппе Монталенти Зубр перемолвился по-итальянски. Одним из украшений конгресса — ибо на каждом конгрессе, симпозиуме, съезде должно быть свое «высочество» — был швед Густафсон, он тоже протискивался к Зубру. А другое украшение конгресса — президент общества, представитель, уполномоченный, главный редактор, координатор и прочая, — человек светский, тертый, умеющий себя подать, всегда находчиво-острый, тут вдруг оробел и все допытывался у одной из наших молоденьких сотрудниц — удобно ли представить его Зубру.

Молодые теснились поодаль, с любопытством разглядывая и самого Зубра, и этот не предусмотренный программой церемониал — парад знаменитостей, которые подходили к Зубру засвидетельствовать свое почтение. Сам Зубр принимал этот неожиданный парад как должное. Похоже было, что ему нравилась роль маршала или патриарха, он милостиво кивал, выслушивал людей, которые занимались несомненно наилучшей, самой прекрасной и доброй из всех наук — они изучали Природу: как и что растет на земле, все, что движется, летает, ползает, почему все это живое живет и множится, почему развивается, меняется или не меняется, сохраняя свои формы. Поколение за поколением эти люди старались понять то таинственное начало, которое отличает живое от неживого. Как никто другой постигали они душу, что вложена в каждого червяка, в каждую муху, хотя, разумеется, вместо этого ненаучного названия они употребляли длинные труднопроизносимые термины, но тот из них, кто забирался глубоко, невольно замирал перед чудом совершенства ничтожнейших организмов. Даже на уровне клетки, простейшего устройства, оставалась непостижимая сложность поведения, нечто одушевленное. Прикосновение к трепетной этой материи невольно объединяло всю эту разноязычную, разновозрастную, разноликую публику.

Как всегда бывает, тут же возле Зубра вертелся один бойкий профессор, собирая свою мелкую жатву визитных карточек, рукопожатий, он произносил какие-то фразы, вероятно умные, но они пропадали, на них не хватало внимания.

Непосвященные шептались, стараясь не пропустить ничего из происходящего. Потому что чувствовали, что на глазах у них творится событие историческое. О Зубре ходили легенды, множество легенд одна невероятнее другой. Их передавали на ухо. Не верили. Ахали. Было бы странно, если бы подобные россказни подтвердились. Они походили на мифы, которыми пытались объяснить какие-то факты его жизни. О нем существовали анекдоты, ему приписывались изречения, выходки и поступки совершенно невозможные. Были просто сказочные истории, интересно, что не всегда для него лестные, некоторые так прямо зловещие. Но большей частью героические или же плутовские, никак не связанные с наукой.

Теперь, разглядывая его в натуральности, все невольно сличали его с тем образом, который витал в их воображении. И, как ни удивительно, все сходилось. Видно было по его коренастой фигуре, по его ручищам, какой огромной физической силы был этот человек. Лицо его было изрезано морщинами жизни бурной и значительной. Следы минувших схваток, отчаянных схваток, не безобразили, а скорее украшали его сильную, породистую физиономию. И держался он по-иному, чем все, — свободнее, раскованнее. Чувствовалось, что безоглядность присуща его натуре. Он позволял себе быть самим собою. Каким-то образом он сохранял эту привилегию детей. В нем были изысканность и — грубость. И то и другое соответствовало легендам о его аристократических предках и о его драках с уголовниками.

Этимология слова и её значение… ~ Проза (История)

ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                                                                       ЗУБР:
                              
ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА И ЕЁ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ СЛАВЯНСТВА

     
Искать
происхождение слов родного языка – дело весьма увлекательное. И иногда
этимология того или иного слова, казалось бы – совсем обычного, открывает такие
перспективы, что только диву и можно даться. Именно таким словом оказалось и
простое, на первый взгляд, слово зубр.

     
Действительно, не нужно быть большим знатоком русского языка, чтобы
правильно определить: данное слово этимологически связано со словом зуб, следовательно, нужно
проэтимологизировать это слово, чтобы всё окончательно стало ясно.

     
И
именно эта этимология (зубр из зуб, с необходимой оговоркой) и содержится
в словаре М. Фасмера. Он показывал, что слово зубр, диал. зубрь м., изубр (встречается
у протопопа Аввакума), диал. изю́брь
(у Преображенского), амурск. (у Карпова), укр. зубр, др.-русск. зубрь,
ст.-слав. *зѫбръ, (откуда ср.-греч. ζόμβρος, ζοῦμβρος), чеш. zubr, польск. żubr (вероятно, заимств. из
вост.-слав.), кашуб. Zębrzе – местн. н., в.-луж. zubr (существование фрак. ζόμβρος, вопреки Бецценбергеру и
Томашеку, он считает недостоверным), скорее можно принять как прямую связь со
словом зуб, чем вторичное влияние
этого слова[1].

     
Далее, М. Фасмер отвергает связь прасл. *zǫbrъ в значении «болотное животное» и др.-инд. jambālas «болото, тина»[2]. Фонетически здесь нет
ничего невозможного, так как в дополнение к и.-а. (санскр.) जम्बाल jambāla в значении грязь,
болото[3], можно реконструировать
слово *जम्बार *jambāra – в том же значении. Наличие пары: जम्बाल jambāla/*जम्बार *jambāra, – вполне в духе др.-инд.,
где мы имеем не только, например, слово सूर sū́ra в значении солнце[4] и слово सूर्य sūrya (с тем же значением)[5] со звуком [r] вместо [l] (как в русском солнце, или литовском saulė, где мы видим и.-а звуку [r] в слове солнце русское и литовское соответствие:
звук [l]),
но и реальные пары слов, в которых имеется дуализм звуков [r] и [l]: наприме, लिख् likh в
значении царапать, рисовать, писать, трогать[6] и रिख् rikh в том же значении[7]; रॊमन् rómanв значении волоски на теле[8] и लॊमन् lóman волосы (на теле)[9]; रॊमवन्त् romavant в значении покрытый
волосками
, волосатый[10] и लॊमवन्त् lomavant в значении покрытый волосами, волосатый[11].

     
При этом нужно иметь ввиду, что слово जम्बाल jambāla в значении грязь,
болото фонетически близко к
слову जम्भ्य jambhya в значении зуб[12] и जम्भ  jámbhaв значении зуб, глотка,
глотание и имя демона, сражавшегося с
богами и убитого Индрой[13]. Однако, во-первых, зубр, всё-таки, животное отнюдь не
болотное, во-вторых, даже и в этом случае слово зубр, если जम्बाल jambāla через реконструированное слово *जम्बार *jambāra связано с зубр (*zǫbrъ), можно считать
доказанным связь со словами जम्भ jámbha в значении зуб и जम्भ्य jambhya в значении зуб,
а не со словом जम्बाल jambāla в значении грязь, болото; в этом случае название животного могло сблизиться с этим
последним словом.

     
А М. Фасмер, заявив невозможность родства
славянского зубр (ст.-слав. *зѫбръ, прасл. *zǫbrъ) и др.-инд. др.-инд. jambālas «болото, тина», резюмирует: “Можно было бы
признать родство зубр и зуб при условии существования у последнего более
древнего знач. типа «острый предмет». Которое обозначало бы длинные рога этого
животного <…>”[14]. Очевидно, что Фасмер,
приведя множество сведений о слове зубр,
с его этимологией так и не определился, потому что значение «острый предмет»
для слова зуб он не нашёл, рога зубра
– не столь длинны, как рога оленя или лося, а само слово зуб, как показывает О. Н. Трубачёв, имеет другое значение: “Точнее
считать [слово зуб. – В. К.]
восходящим к и.-е. *ĝon-bhos «выступ, выросшее» – от
*ĝеn «рождать(ся)»”[15].

     
Следовательно, слово зуб не вписывается в концепцию, по которой рогатое, животное
отчего-то было названо зубатымзубром. Это не останавливает разного
рода самодеятельных “этимологов” (этимологов-любителей), которые, не имея
нужного значения для слова зуб, ничтоже сумняшеся такое значение для него
выдумывают, баснословя, что слово зуб
нужное им значение “таки” имело в прошлом: “Древнее слово «зуб» имело более
широкий круг значений, чем сейчас, и могло значить «клык, шип, рог» – в общем
всё выступающее и острое [пунктуация сохранена авторская. – В. К.]”[16]. Нетрудно понять, что
такие “объяснения” лишь затемняют рассматриваемое слово, создавая иллюзию
благополучия в деле его этимологизирования.

     
Итак, слово зубр (из зубрь, то есть зубатый зверь) для обозначения животного,
о котором нельзя сказать, что отличительной его особенностью является
зубатость, осталось непрояснённым.

     
Это несоответствие (между связью названия зуб и зубр – для животного, отнюдь не особенно зубатого) остро
почувствовал П. Я. Черных, который о слове зуб написал иначе, чем О. Н.
Трубачёв, объясняя зуб, ст.-слав. зѫбъ, о.-с. *zǫbъ не из и.-е *ĝon-bhos «выступ, выросшее» – от *ĝеn «рождать(ся)», а из и.-е. *gʼombhos «зуб», где корень – *gʼеmbh- – «кусать», «раскусывать», «жалить»[17]. Как видно, несмотря на
то, что П. Я. Черных привёл другую, нежели О. Н. Трубачёв, этимологию слова
зуб, согласившись с этимологией Покорного[18], тем не менее понятно, что
название зубр из зуб не может быть логически обоснованным.

     
И П. Я. Черных решает проблему
несоответствия происхождения названия животного таким образом: “Старшее знач. этого
слова в о.-с. языке было, м. б., и не «зубр». В ст.-польск. языке XV и даже XVI в. ząbrz (и zubr) значило также «тигр» (Brückner, 667[19]). Поэтому не исключено,
что о. -с. *zǫbrъ на начальном этапе
развития этого слова являлось субстантивированным прил. в кр. ф. (ср. с тем же
суф. -r- о.-с. *chytrъ, *bystrъ, *pьstrъ и др.) и образовано от
о.-с. *zǫbъ – «зуб» (: «клык»?) как
наименование какого-то редкого в славянских странах или вымершего хищного з у б
а с т о г о зверя. С течением времени внутренняя форма этого слова была забыта,
и оно получило новое значение”[20].

     
Данная этимология осталась как бы
незамеченной не только, и не столько, филологами, сколько историками. Это и
понятно. Процитируем отрывок из работы современного историка, претендующей на
императивный характер для студентов-историков, изучающих славянские древности,
для формирования их взглядов на изучение проблем славянских древностей: “ Важнейшим аспектом в исследовании славянского
этногенеза следует признать методические ограничения <…> самоограничительная
установка историков, основанная на фиксации самоназвания славян ….
представляется совершенно необходимой, в том числе и для того, чтобы искать
праславян до VI в. [нашей эры. – В. К.]. Именно самоназвание является определённым,
эксплицитно выраженным свидетельством возникновения этнического самосознания,
без которого невозможно существование сложившейся этнической общности”[21]. Другой историк, в учебном пособии для вузов,
отмечает, что цитированный выше императив, является “важным принципом, которого
следует придерживаться при анализе существующих гипотез [происхождения славян.
– В. К.]”[22].

     
Для
научного поиска нет понятия граница.
Граница познанного/непознанного – вре́менная черта,
отграничивающая познанное от (ещё) непознанного. Непознанного, но отнюдь не непознаваемого. Если исследователь,
претендующий на звание профессионального учёного, заранее ограничивает себя
некими рамками, утверждая, что всё, что находится за ними, непознаваемо в
принципе (неважно: не может, или не должно быть познано), то такой
исследователь – кто угодно, но только не учёный.

     
Вывод
П. Я. Черных о том, кого могли изначально называть словом зубр, ст.-слав. зѫбръ, о.-с. *zǫbrъ, подрывает построения тех
исследователей, кто решительно отказывает славянамв том, что у них была древняя история, более
древняя, чем середина Iв. н. э. Ведь если прав П.
Я. Черных и на животное, с лат. названием Bison bonasus (то есть зубр), было
перенесено название какого-то хищного зубатого (зубастого) вымершего животного,
то это, скорее всего, представитель семейства саблезубых кошек (лат. Machairodontinae), которых
по-обывательски принято называть саблезубыми тиграми. А последние представители
подсемейства саблезубых кошек в Евразии вымерли, как принято считать, около
30 000 лет назад – это были гомотерии (лат. Homotherium).

     
Не будем спешить с оценкой правильности
вывода П. Я. Черных, тем более, что конкретного зверя, название которого было
перенесено на животное, которое мы знаем как зубр, этимолог не назвал.
Сначала оценим возможность правильности самого вывода о том, что разные
животные могли называться одним и тем же именем. Здесь нет ничего невозможного.
Так, нам известно, что бобр имеет имя, производное от слова со значением
коричневый (цвет): русское бобр, укр. бiбр, др.-русск. бебръ, бобръ, прил. бебрянъ, цслав.
бебръ, бобръ, болг. бъ́бър, бо́бър, бе́бер, словен. bóbǝr, bébǝr, brébǝr, чеш. bobr, польск. bóbr, в.-луж. bobr, bě́br, н.-луж. bober, bobεr, польск. Biebrza– название
рекилит. bẽbras, bebrùs, вост.-лит. bãbras «бобр», Babrungas– название
реки, лтш. bębrs,
др.-прусск. bebrus, др.-инд. babhrúṣ
«коричневый; крупный ихневмон», авест. bawri-, bawra- «бобр», д.-в.-н. bibar «бобр», др.-англ. beofor, корн. befer, галльск. Bibracte, лат. fiber «бобр» –
из *bhe-bhru-
«коричневый»[23]. Но из этого же произведены названия: лит. bė́ras «коричневый», д.-в.-н.
bëro «медведь», д.-в.-н. brûn «коричневый», греч. φρῡ́νη «жаба»[24].

     
В этом
примере мы видим, что коричневым в
разных и.-е. языках называются: бобр,
крупный ихневмон (не бобр, но
отдалённо схожий с ним), медведь
(имеющий очень мало схожего и с бобром, и с мангустом), жаба. Словом: “Давно убедительно показано, что *bebrъ [форма названия зверя, предшествующая названию в
форме *bobrъ – В. К.] восходит к первонач. цветообозначению в
редуплицированной форме и.-е. *bhe-bhr-u-s. Древнее знач. хорошо сохранено в др.-инд. babhrú- ‘бурый,
коричневый’ <…>”[25].

     
Таким
образом, можно заключить, что вывод П. Я. Черных, без привязки его к
конкретному случаю, правилен, но действительно ли на зубра было
перенесено название какого-то редкого или вымершего хищника – это осталось им недоказанным.

     
Предположение П. Я. Черных, таким образом,
состоит из двух компонентов: на зубра было перенесено название какого-то
хищного животного; на зубра было перенесено название какого-то вымершего
животного. То, что это был именно хищник нам представляется предположением
слишком экстравагантным и недоказанным, а вот то, что на зубра было перенесено
название какого-то вымершего животного – вполне возможным, логически обоснованным.

     
Если же мы зададимся вопросом о том, какое
именно животное могло в древности называться зубром, то нам необходимо
определиться с тем, на кого именно был похож современный зубр (или, что одно и
то же, какое вымершее животное было похоже на современного зубра). И здесь мы
будем искать среди животных крупных, травоядных, покрытых густой шерстью,
очевидно, что являвшихся для человека объектом охоты, и имеющих главное отличие
от других животных – зубы; зубы таких размеров, что именно это их качество
заставило наших предков дать обладающему
такими зубами животному имя, связанное этимологически со словом зуб(ы).
Если мы будем последовательны в своих поисках, то нам придётся отмести животных
рогатых (например, лося, который называется сохатым; слово лось – из о. -слав. *olsь, родственного “др.-исл. elgr «лось» (*algi-), англос. еоlh м. (*еlhа-), д.-в.-н. ёlаhо «лось»,
лат. аlсēs (Цезарь), греч. ἄλκη (Павсаний), далее,
вероятно, др.-инд. ŕ̥c̨уаs «самец антилопы»,
памирск. rus
«каменный баран» и д.-в.-н. еlо «рыжеватый, желтый»”[26];
слово сохатый – из соха: “Различные знач. объединяются общим «кол, дерево с
развилком» и исключают заимствование, поэтому следует говорить о родстве с лит.
šakà «ветвь,
сук, развилина», лтш. saka «разветвление дерева», sаkаs «хомут, ярмо», др.-инд. c̨ā́khā «ветвь, сук», нов.-перс. šāχ «ветвь, сук, рог», арм. c̣аχ «ветвь», гот. hôhа «плуг» и и.-е. kh, русск. *сохатъ : лит.
šakótas «разветвленный»”[27].).

     
Но в
таком случае нам останется животное: большое, травоядное, покрытое густой
шерстью и, главная особенность, очень зубатое. Под это описание идеально
подпадает мамонт: животное крупное, травоядное, с более массивным туловищем,
чем современные слоны, сдлинной шерстью, с
выраженным горбом (ср. : у зубров короткая шея и передняя часть спины сверху образуют
высокий горб) и длинными изогнутыми бивнями. Бивни у слоновых (и у мамонтов) –
это сильно развитые зубы (верхние резцы).

     
Таким
образом, не вызывает сомнений, что именно вымершие порядка 10 000 лет тому
назад мамонты более всего подходят, по описанию, на тех зубатых зверей, которых
наши языковые предки называли именем зубр,
ст.-слав. зѫбръ, о.-с. *zǫbrъ < и.-е. *ĝon-bho-r-os (где *ĝon от *ĝеn «рождать(ся)»), либо из и.-е. *gʼombho-r-os(где корень – *gʼеmbh).

     
В данном выводе самым важным является то,
что уже во времена мамонтов существовали не просто абстрактные индоевропейцы (и.-е.
по языку люди), а что среди этих людей уже были те, кто дал начало славянам,
что древнейшие языковые предки славян (именно славян) существовали до эпохи
вымирания мамонтов. То есть, мы можем проследить древность славян (языковых
предков славян), по данным языка, примерно, до VIII тыс. до н. э. (точнее – до
более ранней эпохи, так как языковые предки славян должны были сосуществовать
какое-то время вместе с мамонтами, охотиться на них, хорошо их знать и иметь
настоятельную необходимость именовать этих животных). Это означает, что 10 000 лет тому назад –
это тот верхний предел на шкале времени, до которого, как свидетельствуют данные языка, мы можем проследить славянские
древности.


[1]См.:
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. М., 2003. Т. 2. С.
107.
[2]См.:
Там же.
[3]См.:
Кочергина В. А. Санскритско-русский словарь. М., 2005. С. 219.
[4]См.:
Там же. С. 745.
[5]См.:
Там же.
[6]См.:
Там же. С. 544.
[7]См.:
Там же. С. 554.
[8]См.:
Там же. С. 549.
[9]См.:
Там же. С. 558.
[10]См.:
Там же. С. 549.
[11]См.:
Там же. С. 558.
[12]См.:
Там же. С. 219.
[13]См.:
Там же.
[14]Фасмер
М. Цит. раб. Т. 2. С. 107.
[15]Трубачёв
О. Н. Зуб // Фасмер М. Цит. раб. Т. 2. С. 106; см. также: Трубачёв О. Н. К
этимологии некоторых древнейших славянских терминов родства // Вопросы
языкознания (ВЯ). 1957. № 2. С. 90.
[16]Кесс И.
Происхождение слов. Название животных. 2004 // Этимологический словарь для
школьников. Екатеринбург, 2003. С. 432.
[17]См.:
Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2
т. М., 2002. Т. 1. С. 330 – 331.
[18]См.: Pokorny J. Indogermanisches
etymologisches Wörterbuch. Bern,1959. Bd. 1. P. 359.
[19]См.: BrücknerA. Słovnik etymologiczny języka polskiego. Kraków, 1927; Idem. Warszawa, 1957. P. 667.
[20]Черных П.
Я. Цит. раб. Т. 1. С. 331.
[21] Петрухин В. Я. Начало этнокультурной истории Руси
IX – XI веков. Смоленск – М.,
1995. С. 9.
[22] Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами
современников и потомков (IX – XVII вв.). М., 2001. С. 27.
[23]См.:
Фасмер М. Цит. раб. Т. С. 180 – 181.
[24]См.:
Там же.
[25]См.:
Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд
(ЭССЯ). Вып. 1. М., 1974. С. 175.
[26]Фасмер
М. Цит. раб. Т. 2. С. 522.
[27]См.:
Там же. Т. 3. С. 729 – 730.

“Зубр” – повесть Гранина о великом ученом 👍

Особенность его таланта состояла в том, что он умел находить главное и заниматься им.

Д. Гранин

Свою повесть “Зубр” Даниил Гранин посвятил знаменитому ученому Н. В. Тимофееву-Ресовскому. Это была личность историческая, яркая и одаренная. Сразу хочется сказать слова благодарности писателю, упорно добивавшемуся восстановления честного имени ученого.

Гранин знал лично своего героя, общался с ним, восхищался его могучим интеллектом, “талантищем”, огромной эрудицией, удивительной памятью, необычным взглядом на происходящее.

В какой-то момент он понял, что об этом человеке надо написать книгу, поэтому и “решил записать его рассказы, сохранить, запрятать в кассеты, в рукописи” как бесценный исторический материал и доказательство невиновности ученого.

Писатель сравнивает Тимофеева-Ресовского с зубром, редким древним животным, подчеркивая это сходство выразительным описанием внешности героя: “Могучая его голова была необычайна, маленькие глазки сверкали исподлобья, колюче и зорко”; “густая седая грива его лохматилась”; “он был тяжел и Тверд, как мореный дуб”. Гранин вспоминает о посещении заповедника,

где видел, как настоящий зубр выходил из чащи. Он был “излишне велик рядом с косулями” и прочей живностью заповедника.

Удачно найденная метафора позволяет автору называть своего героя Зубром, тем самым подчеркивая его исключительность и превосходство над окружающими.

Мы узнаем о генеалогических корнях Тимофеева. Оказывается, он является отпрыском древнего дворянского рода, чье “действо было заполнено пращурами не только девятнадцатого, но и ранних веков” вплоть до Ивана Грозного; ученый хорошо знал своих предков, что говорит о высокой культуре героя, его духовном богатстве.

Красноармеец в годы гражданской войны и одновременно студент Московского университета, Зубр, тем не менее, не имеет определенных политических убеждений. Он полагает, что их могут иметь только коммунисты и “беляки”. Его же убеждения были просто патриотическими: “…стыдно – все воюют, а я как бы отсиживаюсь. Надо воевать!”

Писатель с большим вниманием наблюдает за становлением будущего генетика, за тем, как “…из философствующего отрока Колюша превращался в добросовестного зоолога, готового день и ночь возиться со всякой водной нечистью”.

Гранин отмечает широту и разнообразие интересов ученого: это поэзия Валерия Брюсова и Андрея Белого, лекции Грабаря по истории живописи и Тренева о древнерусском искусстве. Писатель отмечает, что Тимофеев мог сделать карьеру пением, – “голос у него был редкий по красоте”.

Но герой повести стал биологом, хотя “научная работа не давала ни пайков, ни денег, ни славы”. Так начинался великий подвиг ученого, так начиналась его жизненная драма.

В 1925 году Николай Тимофеев-Ресовский был отправлен в Германию для создания лаборатории. Писатель убедительно и точно передает неповторимый дух истории, связанный с бурным развитием естественнонаучной мысли. Перед нами предстают выдающиеся ученые с мировым именем, создавшие блестящие теоретические работы.

На страницах повести мы сталкиваемся со специальной терминологией, узнаем о новых отраслях наук, участвуем в “боровских коллоквиумах”, “международных биотрепах”, – следим за открытиями века. В этом ряду и авторитетнейший научный коллектив, созданный в Германии Зубром. В Европе 30-40-х годов не было другого генетика с такой славой, с таким именем. “Во многом благодаря ему вклад русских ученых в биологию стал вырисовываться перед мировой наукой.

Вклад этот оказался – неожиданно для Запада – велик, а главное, плодоносен: он давал множество новых идей”.

Писатель с дружеской теплотой и сердечностью говорит о бытовой стороне жизни своего героя: непритязательность, скромность, неприхотливость отличали его самого и семью в обыденной жизни. “Не было ни богатства, ни шика, ни художественного вкуса – ничего, что отвлекало бы” от дела, которому беззаветно и преданно служил ученый. Гранин отмечает, что у Зубра так было всегда. “В сущности, он не менялся и называл себя человеком без эволюции”.

Автору удалось донести до читателя обаяние великого ученого. Ему были свойственны взрывы гнева и сарказм, но также веселый смех. Мы живо представляем человека с рокочущим басом, слышим его бесконечные споры с оппонентами. В нем словно горел божественный свет, излучавший какое-то особое нравственное сияние.

Но судьба была безжалостна к этому человеку: она навсегда связала ученого с наукой, которой суждено было умирать на его глазах.

Драматические события, связанные с историей биологической науки в родной стране, приближали и драму самого Тимофеева-Ресовского. Он тосковал по Родине и был готов вернуться, но прислушался к голосу Н. К. Кольцова: “…вы наверняка с вашим характером вляпаетесь в какую-нибудь скандальную историю и угодите на Север”. И он продолжал работать в Германии. “Про Зубра, казалось, забыли, в посольство не вызывали, не предавали анафеме. В Европе он оставался для всех крупной фигурой советской науки…”

Читая книгу, задаешься вопросом: “Неужели такое возможно?!” Такая внутренняя свобода и такое победное противостояние обстоятельствам, такая верность себе и своему делу, решительная отстраненность от политики даже во время войны в самом центре третьего рейха.

Множество людей расскажет писателю о беспримерном подвиге Тимофеева-Ресовского, спасшем ученых разных национальностей от немецкого плена и приютившем их в убежище Буха. Но собственного сына, своего Фому, участника антифашистского Сопротивления, воспитанного отцом в правилах порядочности и человеческого достоинства, спасти он не смог. Сын погиб в нацистском лагере Маутхаузен.

Цена внутренней свободы героя оказалась слишком велика.

Ученому удалось сохранить в целости и сохранности свое детище – лабораторию, которая с победой советских войск перешла в распоряжение нашей страны вместе с интернациональным коллективом научных сотрудников. Зубр был полон идей восстановления советской генетики, но не тут-то было. При встрече не подал ему руки известный физик Л. А.Арцимович. “Это была одна из самых позорных минут в его жизни.

Он был публично оскорблен, и не мог ничем защитить себя”. Даниил Гранин, бывший фронтовик, не осуждает Арцимовича, убеждая себя и читателя, что в тот год “не подавать руки – это было нормально”…

В жизни Зубра начался мрачный период. На него обрушилась волна злых наветов, чудовищных обвинений в сотрудничестве с фашистами. И как возмездие – ужасы сталинских пыток.

Лубянка, Бутырки, Карлаг, “куда ссылали и чистых и нечистых – бывших полицаев, дезертиров, бандитов, власовцев, бендеровцев, мало ли их было тогда”, поглотили собой и Зубра. В тюремной камере, где он сидел, Тимофеев не раз возвращался к мысли о непостыдной смерти: “К этому надо быть готовым всегда, значит, надо стараться держать в чистоте свою совесть”. Это были мучительные раздумья О смысле человеческого существования.

И был подвиг ученого, идеи которого легли в фундамент биологической защиты живого от последствий ядерного распада. Уральская лаборатория Н. В. Тимофеева-Ресовского, которой он станет руководить после лагеря, окажется чуть ли не единственным в стране оплотом генетики в период лысенковского “научного” террора.

Даниил Гранин писал о Н. В. Тимофееве-Ресовском, а сказал о целой эпохе. Такие ученые, такие личности, как Зубр, напоминают человечеству о его огромном потенциале, реализовать который возможно при любых обстоятельствах.

Великий Тимофеев-Ресовский умер, но возродилась из пепла его любимая наука. Что ждет биологию и генетику завтра? Человечество возлагает на нее свои самые сокровенные надежды.

Американцы уже открыли “ген смерти человеке, – его можно будет прижечь лазерным лучом или притормозить. В XXI веке должен быть побежден рак, СПИД, расшифрованы параллельные миры, может быть налажено общение с другими цивилизациями. Для гения работы хватит!

Подтверждением тому является повесть Даниила Гранина и судьба Зубра, перед памятью которого мы склоняем головы.

Преданья старины глубокой, или Записки об охоте на зубра

Но что мне пустые рассказы –

Я ведь своими руками разделывал зубра!

        Николай Гуссовский. «Песня о зубре».

Думаю, сегодня все знают, в том числе и наши школьники, о Николае Гуссовском, поэте-латинисте эпохи Возрождения, который гордо называл себя литвином, и о его поэме «Песня о зубре». Этот его единственный труд вышел в свет в 1523 году. Гуссовский, сын ловчего, по его словам, свежевал туши зубров, и не единожды. Некоторые исследователи считают, что это были не зубры, а туры. Но так это или нет – сказать сейчас трудно: пролетело два с половиной столетия.

Охота в Великом Княжестве Литовском (офорт). Кашкуревич Арлен Михайлович, народный художник Беларуси

Однажды мне в руки попала книга, в которой описывается средневековая охота и то, как некий англичанин ухитрился добыть два зубра на территории России…

ПО РАЗРЕШЕНИЮ ИМПЕРАТОРА

В конце XVIII века, после третьего раздела Польши, Беловежская пуща отошла к Российской империи, и иноземцы стали испрашивать разрешения у царей добыть лесного исполина. В числе прочих был британский майор Элджернон Хебер Перси. Так, российский летописец Беловежской пущи Г.П. Карцов сообщает: «За год перед тем англичанин Persey получил такое же разрешение (императора Александра II – А.Ч.) на отстрел в зверинце 25-летнего старика». Конечно, имеется в виду престарелый зубр, истинный патриарх.

  • Кстати, «Беловежская пуща» Г.П.Карцов (год издания 1903) была переиздана в Минске (изд. «Беларусь», 2007 г., см. на стр. 83).

Американский историк, библиограф и библиофил, и главное, охотник Кеннет Чех упоминает, что Э.Х.Перси (1847-1911) нанес визит в Россию. Офицер Шропширской легкой пехоты, он со своею супругой отправился в охотничий вояж: вначале в прерии Южной Канады, затем на Кольский полуостров, где с лапландцами добыл огромного медведя, а далее в Беловежскую пущу. Записки Э.Х.Перси об этих трофеях были напечатаны в лондонском двухтомнике «Охота на крупного зверя» под редакцией Клайва Филлипса-Уолли, в 1894 году (Библиотека Бадминтона). Этот очерк майора мною переведен без сокращений.

ОХОТА НА «АУРОКСА»

Европейский «бизон», или аурокс (Bison bonasus), обитавший огромными стадами по всей Европе с незапамятных времен, ныне ограничен территорией Беловежья* , в пределах Литвы, где его иногда называют «зубром»** .

Зубра защищают из века в век, охраняют самым суровым, строгим образом, и содержат в Пуще ради царских трофеев, как и ранее во времена польских королей.

Образ жизни зубра отличается от американского лесного бизона; например, он принимает грязевую ванну***, а бизон, неоднократно описанный многими авторами, катается в пыли равнин Северной Америки.

Трофейные головы этих великолепных зверей (зубров) очень высоко ценятся.

Головы зубров, добытые английским майором Э.Х.Перси

Я опишу размеры самца и самки, добытых мною собственноручно. Ныне они хранятся как личные трофеи:

 

самец

самка

Размах рогов ……………………………………….

18½ дюймов[1]

6 дюймов

Основание рога от кончика до закругленного изгиба снаружи …………………………………….

17 дюймов

15¼ дюймов

Основание рога от кончика до закругленного изгиба внутри ………………………………………

13½ дюймов

10 дюймов

Окружность рогов у основания …………………..

10 дюймов

8 дюймов

Ширина лба …………………………………………

13 дюймов

10 дюймов



[1] 1 дюйм (англ.) – 2,54 см (прим. перев.)

В августе 1879 года, благодаря исключительной любезности лорда Дафферина****, я получил разрешение от русского императора Александра II посетить Беловежскую пущу и добыть зубра. Далее мне предстояло нанести визит министру государственных имуществ в Санкт-Петербурге: когда и где состоится положенный отстрел.

Министр М.Валуев оказался весьма вежливым и отзывчивым; право, должен сказать, что не встречал нигде и никогда такого гостеприимства, а также исключительной любезности, как в кругу российских господ во время моего визита.

Вместе с супругой и посыльным я приехал в Гродно и ожидал смотрителя, дабы организовать добычу зубра, но, тем не менее, был немало удивлен, что меня встретили генерал-губернатор де Цеймерн, министр провинциальных государственных имуществ и отряд жандармов.

Когда мы прибыли, была уже ночь, но генерал-губернатор и мадам де Цеймерн принимали нас чрезвычайно тепло, а назавтра мы с министром выехали поездом до станции в зубровую Пущу. После этого покатили к дому лесничего, М.Кампиони, и здесь же отобедали*****.

Я чувствовал, что все эти приготовления идут от чистого сердца, и после ужина мы с четой Кампиони отправились в лес.

Ласковая луна освещала пущу, а бледные лучи пробивались сквозь серебристую листву, оттеняя причудливые древесные стволы. , которая, бедная женщина, стояла, качая люльку с грудным младенцем.

Мы уселись, женщина непрестанно качала колыбельную, я положил на покрывало несколько рублевых банкнот и объяснил мадам де Цеймерн, чтобы она приняла на крестины. Когда госпожа приветливо обратилась к матери, она, к моему ужасу, пала ниц предо мною и пыталась облобызать мои охотничьи сапоги. Я, как наседка, отскочил, а благодарная женщина пыталась на руках и ступнях ползти за мною. По-видимому, всех присутствующих сильно развеселил этот инцидент, реагируя на мои весьма щедрые дары; они твердили любезной госпоже, чтобы она ее остановила. Однако, к счастью или к несчастью, крестьянка чуть-чуть не схватила меня и с удивительным проворством продолжала ползать на руках и коленках…

Вскоре пришел М.Кампиони и сказал, что нам надо встать на засидку, после чего моя жена и я отправились с лесничим, где chasseur сделал мой лабаз, или помост, неподалеку от хаты на большом, подрытом с корнями, дереве. Лес, на мой взгляд, хорошо просматривался. Слева виднелась небольшая полянка; с этого расстояния можно было хорошо разглядеть, что движется в пределах двухсот ярдов (1 ярд –  91,44 см ). Справа, хотя деревья оказались довольно густыми, рос невысокий подлесок.

К фронту поле зрения было точно такое же, однако почва сильно понижалась, где я устроился и наблюдал за обзором до небольшой расчищенной делянки. От неё было ярдов триста, но справа и слева я ничего не видел, кроме одного подлеска. Великое множество кряжистых деревьев, в первую очередь великолепных лесных лип разрослось среди мириадов диких пчел, которых в пуще так много. Бортники собирают улья и пчелиный мед.

М.Кампиони мне шепотом объяснил, что загонщики пытаются выгнать зубров на меня; легкий ветерок – как раз с фронта. В абсолютном безмолвии мы ждали примерно полчаса, и тут я услышал, как сломалась тростинка: стадо галопом приближалось с треском ветвей.

Они появились слева, направляясь к расчищенному участку и полянке. Их было пятнадцать голов; они все были страшно напуганы и чем-то напоминали американских бизонов – с правильной посадкой головы и, таким же манером, с поднятым хвостом. Я увидел их только мельком, и один бык сразу же попался на глаза – он был гораздо крупнее, чем все остальные. Звери пересекали поляну почти гуськом, и я выбрал второго. М.Кампиони шепнул: «Le second c’est le vieux, tirez-le!» — «Бейте этого одинца!» (фр.).

В этот момент они среди кустарников перегруппировались и тут же исчезли. Но я слышал, что зубры мчатся прямо на меня, и сразу же поставил винтовку на боевой взвод. Хоть бы они пересекли поляну как можно левее!

Все громче и громче раздавался треск, и головной зубр в восьмидесяти ярдах прорвался через расчистку. За ним последовал второй и все остальные. Тотчас же я выстрелил во второго, и он покатился через голову. Мгновенно перезарядив винтовку, я и М.Кампиони поспешили к нему, и я убедился, что добыл старую зубрицу; когда они неслись по кустам, бык изменил направление.

«Стойте на месте», – сказал М.Кампиони, – «они вернутся!». Тут раздались страшный шум, крики, гвалт и улюлюканье, потому что рассеянное стадо вновь повернуло к нам.

Они мчались бешеным галопом, справа и слева обтекая нас. «Le voila» («Вот он» — фр.) , — сказал М.Кампиони, и тут ошибиться было нельзя.

Я стоял лицом, поляна просматривалась, и сразу же выбрал громадного зверюгу. Он резко и яростно взмахнул хвостом и дал мне шанс исполнить по корпусу первоклассный выстрел, примерно в шестидесяти ярдах. Не помню другого такого выстрела. Зверь тяжело перекатился навзничь: пуля его прошила навылет в обе лопатки.

М.Кампиони затрубил, возвещая о гибели зверя, и вскоре появилась толпа chasseurs и загонщиков. Меня сразу же усадили и после этого начали поздравлять; эти люди начали осторожно разделывать тушу от плеч до головы так, чтобы оставить бóльшую часть шеи. Они хорошо знали, что эта демонстрация трофейных голов, пусть и неплохих, всецело зависят от неверной посадки шеи. Такую несуразную голову нельзя укрепить и на стенке.

Оказывается, этот самец широко «прославился» и мне о нем не один раз рассказывали еще в Санкт-Петербурге, так chasseurs желали его добыть. Был он страшно свиреп и то ли убил, то ли изувечил несколько человек.

Этот зубр был намного крупнее, чем американские бизоны, которых я добывал или же видел; его шерсть тонкая, длинная и не вьется; окрас зубра оттенка светлого, и у B.americanus******  рога с таким же углом никогда не выступают. Я обратил внимание на сильный ароматный запах – и зубров, и зубриц; он исходил от душистой травы, которую они охотно поедают. Она растет в Пуще и ее называют «зубровкой». Мне сообщили, что зубр ее страшно любит. Я ее собрал и нашел, что она чем-то напоминает вьюнок, но травинки все сплошь зеленые. Как от травы, такой же специфический запах и у замеченных мною зубров.

Рис. англ. худ. Чарлза Уимпера

Вес зубра до холки примерно шесть футов (1 фут – 30,48 см), но, на мой взгляд, несколько более долговязый, чем американский родич.

Я не увидел различий между ним и B.americanus, которые могут быть обусловлены местообитаниями и климатом. Различия между европейским северным оленем и американской тундрой, где обитает лесной карибу, куда бóльше; то же самое касается европейских и американских лосей******* .

Я объяснил генерал-губернатору де Цеймерну, что хотел бы получить разрешение на вывоз головы и шкуры быка. Вот только осталась добытая самка, на которую надо бы мне испросить разрешения у царя. В конце концов, после моего прибытия на родину, в Англию, все-таки голова зубрицы по особому разрешению поступила ко мне. Голову изготовил варшавский таксидермист.

Перевод с английского зоолога Александра ЧЕГОДАЕВА

Пояснения и ссылки:

*Беловежская пуща разделена между Беларусью и Польшей, общей площадью свыше 150 тыс. га

** Автор пользуется русским словом «zubr», неверно называя территории Литвы (прим. перев.)

*** Зоологи утверждают, что зубры «любят кататься в сухой рыхлой земле, но грязевых ванн не принимают» (прим. — Chasseur (фр.) – охотник (прим. перев.)

******  B. (bison) americanus (правильнее B.bison) – американский бизон (прим. перев.)

******* Систематики пользуются одним родом и видом северного оленя (карибу) и лося (прим. перев.).

.

Поделиться в соц. сетях:

Предыдущая
Следующая

В гостях у Зубров. Приокско-террасный заповедник

?

LiveJournal

  • Main
  • Top
  • Interesting
  • 235 ideas
  • Disable ads

Login

  • Login
  • CREATE BLOG

    Join

  • English

    (en)

    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Даниил Гранин — Зубр читать онлайн бесплатно

Адам Джонсон — Сын повелителя сирот

Северная Корея начала ХХI века. В стране, где правит культ личности Ким Чен Ира, процветают нищета, коррупция и жестокость власти по отношению к собственному народу, лишенному элементарных человеческих прав. Публичные казни, концлагеря и тюремные шахты, рабство, похищения японцев и южнокорейцев, круглосуточная пропаганда и запрет на все иностранное – такова реальность существования людей, которых государственная машина превращает в зомби.Главный герой романа, мальчик из сиротского приюта, в 14 лет становится солдатом, которого учат сражаться в темных туннелях, прорытых в демилитаризованной зоне, а через несколько лет – безжалостным похитителем людей. В награду за «успехи» его отправляют радистом на рыболовное судно, которое в действительности шпионит за иностранными кораблями. Впоследствии, после жестокой «проверки», он попадает в Америку как переводчик дипломатической делегации, где его по воле случая принимают за Министра тюремных шахт.Захватывающая история его невероятных, на грани абсурда, приключений полна трагизма и жертвенной любви, слепого подчинения идеологии Чучхе и чувства долга по отношению к близким. Автор намеренно сгущает краски, что делает этот роман сродни «бомбе, разорвавшейся среди ясного неба» в цивилизованном обществе.Некоторые критики сравнивают роман Джонсона, написанный в популярном жанре магического реализма, с произведениями Джорджа Оруэла, автора всемирно известных сатирических произведений, обличающих тоталитаризм – «1984» и «Скотный двор» и Олдоса Хаксли, автора антиутопического сатирического романа «О дивный новый мир».Роман получил Пулитцеровскую премию, которая считается одной из наиболее престижных наград США в области художественной литературы и журналистики. 

Татанка: История зубра

Татанка, Бизон, Бизон …
Что означает Татанка?

Татанка — слово лакота, означающее «Большой зверь». Для жителей северных равнин Татанка означала жизнь. Обряды и повседневная жизнь вращались вокруг священного почитания Татанки. Они полагались на зубров как на пищу, одежду, жилье, инструменты и многое другое.

Откуда произошел буйвол?

Во время ледникового периода большая часть морской воды Земли замерзла, превратившись в ледники, понизив уровень моря и оставив сушу там, где когда-то была вода.Мелкие каналы, разделявшие массивы суши, превратились в травянистые болота. Один такой «сухопутный мост» под названием Берингия соединял Сибирь и Аляску. Археологи предполагают, что первые люди, пришедшие на этот континент, следовали за стадами лошадей, шерстистых мамонтов и древних бизонов через этот сухопутный мост. Когда ледниковые периоды закончились, вода заполнила низкие участки, снова разделив массивы суши. Из животных, которые пересекали сухопутный мост, со временем вымерли шерстистые мамонты и лошади. Только потомки древних бизонов — буйволов, которых мы знаем сегодня, — выжили, чтобы пересечь равнины Северной Америки в наше время.

Чем бизон отличается от буйвола?

Американский бизон — не настоящий бизон в научном смысле слова, но большинство людей используют слово «буйвол» для обозначения этого животного. Популярное использование увековечивает термин «буйвол», хотя «бизон» — это его научное название. Бизон и американский буйвол — это не два отдельных вида. Здесь, в «Татанке: История зубра», мы используем оба термина как синонимы. Единственные настоящие буйволы в мире — это буйволы накидки и буйволы.

Итак, откуда бизон получил название буйвол?

Французские путешественники называли их les boefs, что означает быки. Это также могло произойти от их терминов bufle или buffe, которые относились к хорошему buffe или hide.
Что племена северных равнин сделали из буйволов?
Бизоны были основой жизни индейцев равнин, давая духовное вдохновение, пищу, одежду, кров, предметы домашнего обихода, инструменты, оружие и ритуальные предметы.Равнинные индейцы использовали более 100 различных частей. Ничего не было потрачено зря.

Сколько шкур бизонов понадобилось для изготовления типи?

В зависимости от размера отдельных животных, для изготовления типи для большой семьи могло потребоваться до 18-20 шкурок зубров.

Как народ лакота готовил типи?

Чтобы сделать типи, шкуры буйвола пропитывались мозгом животного в качестве смазки, чтобы волокна шкуры становились гибкими после их высыхания.Это известно как «загар для мозга». Поскольку нити не было, туземцы шили «сухожилиями», или длинными волокнами, из мышц, расположенных близко к позвоночнику, которые разрезались на длинные тонкие полосы.

Как работал прыжок буйвола?

Зрелищным методом охоты было загонять бизонов к пропасти или прыгать на бизонов. Совместная работа охотников могла напугать бизонов, заставив их бежать через скрытый обрыв. Бегущие бизоны без намека на изменение рельефа местности устремились навстречу верной смерти.Люди, ожидавшие у подножия прыжка, зарезали животных после того, как они упали.

Сколько стоит хорошая лошадь буйвола? Как работал прыжок буйвола?

Охотник лакота с самой быстрой, смелой и опытной лошадью мог принести домой больше мяса. Это означало больший престиж в обществе; это также означало, что лошади стали важным средством обмена. Проверенная лошадь буйвола была бесценна для ее владельца и редко продавалась. Если у вас была обычная лошадь, вы могли обменять ее на любой из следующих предметов, которые считаются равноценными:

  • Хороший лук, 20 стрел и колчан
  • Винтовка с кремневым замком
  • Платье с двумя зубами лося
  • Кожаный щит
  • Три набора орлиных хвостовых перьев
Сколько было буйволов?

Трудно точно определить количество зубров, существовавших до 1800 года.В свое время эксперты оценили его в 60 миллионов. Недавние оценки пропускной способности Великих равнин предполагают, что их число, скорее всего, составляет 30 миллионов. В любом случае, популяция была истреблена охотой — выжило менее 1000 животных.

Сколько лет потребовалось для почти полного истребления зубров?

Забой и почти полное истребление бизонов не происходило в несколько жестоких лет. Массовые убийства начались еще в 1820-х годах с появлением рынка шкуры и одежды, но большая часть резни произошла между 1830-ми и 1860-ми годами.Запасы животных казались неисчерпаемыми.

Почему были зарезаны буйволы?

Ради прибыли. Кожа и языки означали деньги. Вдобавок, когда евроамериканцы осознали, что местная культура радикально изменится, если буйволы будут уничтожены, это показалось согласованными усилиями по искоренению животного, чтобы изменить людей. В процессе уничтожения популяции буйволов охотники расчистили путь для экспансии на запад, и старый образ жизни равнинных индейцев исчез.

Неужели туши бизонов только что оставили в прерии?

Охотники на бизонов, забрав те части зубров, которые продавались, оставили останки гнить. В конце концов прерии заполонили тонны бесполезных обесцвеченных костей. В коммерческом мире ничего не стоит очень долго. Кости, копыта и рога, отправленные на восточные нефтеперерабатывающие заводы, стали удобрением из костной золы или ингредиентом при переработке сахара. Поселенцы увеличивали свою жизнь, собирая кости, которые продавались по цене от 4 до 12 долларов за тонну.Когда индейцы Равнин больше не могли доставлять шкуры буйволов, некоторые из них также обратились на костяной рынок. Чтобы сделать тонну костей, понадобилось сто скелетов буйволов.

Как выжили те 100 бизонов?

Некоторые люди понимали, что их ждет впереди, и поймали или купили зубров для своих ранчо. Люди, которые сыграли важную роль в спасении этого вида от исчезновения, включали Сэмюэля Уокинг Койота, Чарльза Алларда, Мишеля Пабло, Чарльза Гуднайта, Баффало Джонс, Пауни Билла, Баффало Билла, Джеймса «Скотти» Филипа и Фреда Дюпри.

Сколько буйволов сегодня?

Сегодня численность зубров в Северной Америке превышает 400 000 особей. Все они находятся в контролируемых национальных парках или выращиваются на частных ранчо.

Разве убийство буйвола незаконно?

Да, вы не можете просто пойти и убить буйвола, но тысячи ранчо выращивают бизонов на мясо.

Можно ли есть мясо буйвола?

Вкус зубра сложно отличить от говяжьего.Он темно-красного цвета и не имеет мраморности говядины. Мясо бизона — здоровая альтернатива другому мясу, с меньшим количеством калорий и меньшим содержанием жира, чем куриная грудка без кожи. Кроме того, в нем больше протеина, чем в другом мясе.

Бизоны вернулись, и это приносит пользу многим другим видам на Великих равнинах

Молодой бизон пасется в заповеднике Таллграсс-Прери, Павхаска, Оклахома. Предоставлено: Мэтью Моран, CC BY-ND.

На машине к северу от Похаски, штат Оклахома, открывается необычный пейзаж.Деревья исчезают, и появляется необъятный пейзаж травы, колышущийся на ветру, как огромный зеленый океан.

Это Флинт-Хиллз. Более века это была страна крупного рогатого скота, место, где коровы толстеют на питательных травах. Совсем недавно часть этого ландшафта была преобразована в 1992 году, когда некоммерческая организация Nature Conservancy купила ранчо Барнарда. Там был создан природный заповедник Tallgrass Prairie Preserve, который сейчас занимает почти 40 000 акров.

Центральным элементом стратегии группы по сохранению была реинтродукция американского зубра ( Bison bison ), который был уничтожен на суше в середине 1800-х годов. Выпуск первого бизона в 1993 году был шагом к восстановлению части экосистемы, которая когда-то простиралась от Техаса до Миннесоты.

Сегодня около 500 000 бизонов восстановлено в более чем 6000 местах, включая государственные земли, частные ранчо и земли коренных американцев. По возвращении исследователи вроде меня начинают понимать их значительную экологическую и природоохранную ценность.

На грани исчезновения

Не всегда было уверенно, что бизон сможет отскочить. Когда-то насчитывая десятки миллионов, они доминировали в ландшафте Великих равнин до конца 1800-х годов, закрепив за собой замечательную экосистему, в которой, возможно, была самая большая концентрация млекопитающих на Земле. Это изобилие было уничтожено, когда поселенцы и правительство США начали жестоко эффективную кампанию по искоренению экосистемы и коренных культур, которые на нее полагались.

Бизонов были убиты миллионами, иногда ради «спорта», иногда ради прибыли и, в конечном итоге, чтобы лишить коренных американцев жизненно важных ресурсов.К 1890 году осталось менее 1000 зубров, и перспективы для них были мрачными. Две небольшие дикие популяции остались в Йеллоустонском национальном парке и на севере Альберты, Канада; и несколько человек выжили в зоопарках и на частных ранчо.

Восстановление

Примечательно, что движение за спасение бизонов, в конечном счете, стало историей успеха в сохранении.Некоторые бывшие охотники на бизонов, в том числе такие выдающиеся личности, как Уильям «Баффало Билл» Коди и будущий президент Теодор Рузвельт, собрали немногочисленных выживших животных, способствовали их разведению в неволе и, в конечном итоге, вернули их в естественный ландшафт.

С созданием дополнительных популяций на государственных и частных землях через Великие равнины вид был спасен от немедленного исчезновения. К 1920 году их было около 12000 человек.

Бизоны оставались вне поля зрения и не оставались вне поля зрения большинства американцев в течение следующих полувека, но в 1960-х годах различные группы начали рассматривать место этого вида на ландшафте.Коренные американцы хотели, чтобы зубры вернулись на свои исконные земли. Защитники природы хотели восстановить части экосистем Равнин. А владельцы ранчо стали рассматривать зубров как альтернативу животноводству.

Другие ранчо начали разводить бизонов, а индейские племена завели собственные стада. Федеральные, государственные, племенные и частные организации создали новые заповедные зоны, частично сосредоточив внимание на восстановлении бизонов, процесс, который продолжается и сегодня в таких местах, как национальный заповедник Таллграсс-Прери в Канзасе и заповедник Форт-Пек в Монтане.

К началу 2000-х годов общая численность населения Северной Америки увеличилась до 500 000 человек, из которых около 90 процентов выращивались как домашний скот, но часто в относительно естественных условиях, а остальные — в общественных парках и заповедниках. Для ученых этот процесс стал возможностью узнать, как зубры взаимодействуют со своей средой обитания.

Владелец 777 Bison Ranch Мими Хилленбранд объясняет, как разведение бизонов помогло ее семье восстановить здоровье их земель в Южной Дакоте.

Самец бизона пасется и ревет в Йеллоустонском национальном парке. NPS / Shan Burson 711 KB (скачать)

Улучшение ландшафтов прерий

Бизоны питаются почти исключительно травами, которые, поскольку они быстро растут, имеют тенденцию превосходить другие растения. Избирательное поведение бизонов при выпасе способствует более высокому биоразнообразию, поскольку помогает сосуществовать растениям, в которых обычно преобладают травы.

Зубры, как правило, интенсивно пасутся на недавно выгоревших участках и оставляют другие участки относительно нетронутыми, поэтому они создают разнообразную мозаику местообитаний.Они также любят двигаться, распространяя свое воздействие на большие площади. Разнообразие, которое они производят, является ключом к выживанию находящихся под угрозой видов, таких как курица прерий ( Tympanuchus cupido ), которые предпочитают использовать разные участки для разного поведения, такого как спаривание и гнездование.

Удары зубров на этом не заканчиваются. Они часто убивают древесную растительность, натирая ее своим телом и рогами. Переваривая растительность и выделяя отходы на больших территориях, они распространяют питательные вещества по ландшафту.Это может дать растительность более высокого качества, которая принесет пользу другим животным.

Исследования, в том числе мои собственные, показали, что вызванные бизонами изменения в составе растительности и качество выпаса могут увеличить численность и разнообразие птиц и насекомых в высокотравных прериях. Бизоны также влияют на окружающую среду, валяясь — многократно катаясь по земле, чтобы избежать укусов насекомых и сбрасывать рыхлый мех. Это создает длительные депрессии, которые еще больше увеличивают разнообразие растений и насекомых, поскольку они являются хорошими средами обитания для видов растений и животных, которые не встречаются на открытых участках прерий.Напротив, крупный рогатый скот не валяется, поэтому они не обеспечивают этих преимуществ.

Трудно определить экологическую роль, которую бизоны играли до того, как европейцы заселили Северную Америку, но имеющиеся данные свидетельствуют о том, что они, возможно, были самым влиятельным животным на равнинах — потенциально ключевой вид, присутствие которого играло уникальную и решающую роль в экология прерий.

Разведение зубров

Возвращение бизонов породило на Равнинах новую индустрию.Национальная ассоциация зубров продвигает этих животных как долгоживущих, выносливых и высококачественных животных. Группа надеется удвоить численность зубров с помощью своей программы Bison 1 Million, направленной на повышение интереса к разведению и потреблению зубров.

Адвокаты приводят аргументы в пользу здоровья, экологии и этики в поддержку разведения зубров. Мясо бизона нежирное и с высоким содержанием белка. Многие владельцы ранчо бизонов придерживаются этических и устойчивых методов животноводства, которые иногда отсутствуют в современном промышленном животноводстве.

«Я люблю природу и хочу защитить ее. Одна из целей моей семьи — восстановить пастбища. Бизон помог нам восстановить землю», — сказала Мими Хилленбранд, владелица и оператор ранчо 777 Bison Ranch недалеко от Рапид-Сити, Южный Дакота сказала мне. Она добавляет: «Я люблю это животное. Нам повезло, что мы вернули его. Я учусь у них каждый день».

Мыслить масштабнее

Будут ли зубры жить в относительно небольших, изолированных стадах, как сейчас, или что-то большее? У Американского заповедника прерий, некоммерческой организации из Монтаны, есть большая и неоднозначная идея: создать экологически функционирующий заповедник площадью 3 миллиона акров частных, государственных и племенных земель на северо-востоке Монтаны со стадом более 10000 бизонов — крупнейшей отдельной популяцией в мир. Хотя это было бы мало по сравнению с миллионами, которые когда-то существовали, все же было бы на что посмотреть.

бизонов были спасены благодаря объединенным усилиям защитников природы, ученых, владельцев ранчо и, в конечном итоге, широкой общественности. По мере того, как их возвращение продолжается, я считаю, что они могут научить нас, как лучше распоряжаться землей и обеспечить будущее равнин, где процветают экосистемы и человеческие культуры.


Бизон переведен в резервацию из Йеллоустоуна


Предоставлено
Разговор

Эта статья переиздана из The Conversation по лицензии Creative Commons. Прочтите оригинальную статью.

Ссылка :
Бизоны вернулись, и это приносит пользу многим другим видам на Великих равнинах (2019, 18 января)
получено 26 января 2021 г.
с https: // физ.org / news / 2019-01-зубров-преимущества-виды-great-plains.html

Этот документ защищен авторским правом. За исключением честных сделок с целью частного изучения или исследования, никакие
часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в информационных целях.

Bison> О компании> История

Компания

Bison Gear and Engineering, основанная в 1960 году, была приобретена отцом и сыном Нормана и Рональда Баллока в 1987 году.В качестве председателя правления Bison Рон Баллок открыл компанию на мировом рынке, расширил линейку продуктов Bison и основал Центр исследований и разработок. С момента приобретения компании Bullock объем продаж Bison увеличился более чем в четыре раза.

Bison поставляет оборудование для передачи электроэнергии на мировой рынок. Наша установленная производственная мощность превышает 500 000 единиц в год, и наша продукция используется на всех 7 континентах. Наши клиенты зависят от надежности и долговечности нашей продукции в сложных условиях эксплуатации.

Как динамичная и инновационная компания Bison осознает важность прислушиваться к потребностям наших клиентов и реагировать на них. Мы стремимся к достижению полной удовлетворенности клиентов. Наш годовой план качества описывает наши усилия по достижению этой цели.

Bison обеспечивает поддержку клиентов! Этот сайт имеет множество функций, разработанных для удовлетворения сегодняшних потребностей рынков OEM и дистрибьюторов, в том числе:

  • Страницы продукта с загружаемыми чертежами САПР в форматах DWG и DXF
  • Онлайн-каталог и поиск доступны для определения выбора двигателя для конкретного применения
  • Полные технические характеристики наших надежных мотор-редукторов, двигателей и редукторов
  • Стандартное наличие мотор-редукторов и моторов мощностью до 3 л.с. / 2.2 кВт.

Обратите внимание на нашу страницу «Контакты», доступ к которой можно получить из любого места на этом сайте. Сообщите нам, если у вас есть комментарии или предложения.

Приобретение двигателя PMDC

Bison Gear and Engineering из Сент-Чарльза, штат Иллинойс, укрепила свое маркетинговое лидерство за счет консолидации компании Bison Electric Company, ранее располагавшейся в Элгине, штат Иллинойс.

Благодаря перемещению и консолидации предприятия в Сент-Чарльзе в 2002 году, мы сократили время доставки нашим клиентам, одновременно исключив отходы из-за избыточной обработки материалов с помощью нашего производственного процесса.Благодаря этому приобретению мы смогли сохранить знания и опыт сотрудников автомобильного подразделения.

Бережливое производство

Программа Total Quality Management (TQM) превратилась в 1999 г. в стратегию бережливого производства с использованием таких инструментов Lean, как 5-S, Kaizen Blitzes, Kanban и Single Minute Exchange of Dies (SMED) в качестве основных средств улучшения. Первоначально Bison занималась обучением своих сотрудников методологиям бережливого производства, а затем внедрила это в работу на производственном предприятии.Компания Bison использовала эти знания для оценки рабочих процессов, чтобы преобразовать производственные процессы, в которых компоненты производились партиями, в однокомпонентное производство ячеек. Кроме того, запасы и календарное планирование производства начали преобразовываться из системы планирования потребности в материалах (MRP) в схемы Канбан.

Карты потока создания ценности

использовались в качестве важного инструмента для выявления любых действий, которые не добавляют ценности процессу (ценность, определяемая заказчиком).Затем десятки мероприятий кайдзен устраняли потери по всему потоку создания ценности, что привело к созданию продуктов с более коротким временем выполнения заказа и меньшим количеством дефектов с меньшими человеческими усилиями, запасами и затратами.

Bison соответствует отраслевым стандартам и помогает устанавливать стандарты

  • Bison является членом Американской ассоциации производителей зубчатых передач (AGMA), и все мотор-редукторы и редукторы Bison сертифицированы в соответствии с высокими стандартами AGMA.
  • Персонал Bison также является членами комитетов по стандартам AGMA и ISO.
  • Bison обладает инженерными и производственными возможностями, соответствующими военным спецификациям, а система обеспечения качества компании сертифицирована по MIL I-45208A.
  • Большинство стандартных двигателей Bison внесены в список Underwriters Laboratories (UL) и сертифицированы Канадской ассоциацией стандартов (CSA), и все они соответствуют стандартам UL и CSA.
  • Имеются списки

  • CE с корпусами IP-54 и электромагнитной совместимостью (EMC) на некоторых моделях нашей линейки продуктов PMDC.
  • Персонал Bison Gear and Engineering входит в состав Промышленного консультативного совета (IAC) по электродвигателям Underwriters Laboratories.

Сертификация ISO 9001: 2015

Компания

Bison Gear and Engineering получила сертификат ISO 9001: 2008 в 2010 году. С тех пор компания Bison разработала выгодные принципы бережливого производства, чтобы исключить потерю времени и брака, а также гарантировать, что мы продолжаем предоставлять нашим клиентам компоненты и продукты самого высокого качества. В 2018 году компания Bison прошла сертификацию ISO 9001: 2015.

Производство гипоидных мотор-редукторов

В 2012 году компания Bison представила свой первый в серии новых гипоидных мотор-редукторов PowerSTAR. Предлагаемый в прямоугольном исполнении мотор-редуктор PowerSTAR использует запатентованную гипоидную передачу, производимую исключительно здесь, в Bison, для обеспечения максимальной эффективности при компактном профиле. PowerSTAR ™ также имеет зубчатую передачу для бесшумной работы и взаимозаменяемые конфигурации крепления для универсальности применения.

Моющие средства из нержавеющей стали

Bison с 2010 года выпускает разнообразные мотор-редукторы, двигатели и редукторы из нержавеющей стали со степенью защиты IP69.Разработанные для работы в оборудовании, которое подвергается воздействию экстремальных температур, постоянно влажной среды и агрессивных чистящих средств, промывочные двигатели и редукторы SaniMOTOR и IHP с параллельным валом Bison обеспечивают надежную работу в самых суровых условиях.

Встроенные редукторы мощности (IHP)

Добавленные в линейку продуктов Bison в 2015 году, наши интегральные редукторы мощности обеспечивают большую мощность с 1/4 до 5 лошадиных сил. Редукторы IHP конфигурируются в соответствии с потребностями заказчика и доступны как в червячной, так и в высокоэффективной гипоидной передаче с универсальными вариантами монтажа.Линия IHP идеально подходит для промышленного оборудования, конвейеров и приложений большого формата.

Двигатели переменного тока с постоянным магнитом VFsync

Последняя инновация от Bison Gear & Engineering была представлена ​​в 2019 году. Синхронные двигатели переменного тока VFsync с постоянным магнитом были разработаны с учетом высокотехнологичных автоматизированных машин. Двигатели VFsync обеспечивают контроль скорости, который инженеры раньше находили только в гораздо более дорогих серводвигателях. Награды Программы за достижения в области инженерных достижений (LEAP) проводятся ежегодно и присуждаются за лучшие инновационные продукты в 12 различных категориях продуктов.В октябре 2020 года моторы Bison VFsync были награждены бронзовой медалью в категории «Механика», обойдя десятки участников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *