Какаду кричит в кружечку: This browser is no longer supported.

Автор: | 31.07.1976

Содержание

Пожелания for — праздники и поздравления

Для маленькой принцессы каждый день рождения – это самый любимый праздник в году. Важно продумать каждую мелочь, чтобы угодить ей и сделать торжество незабываемым, волшебным, красивым и ярким. Поздравления с днем рождения 6 лет девочке всегда очень позитивные и оригинальные. Малышке понравятся стихи и говорящие игрушки, песенки, видео, теплые слова от родных и близких. Каждой… Читать далее Поздравления с днем рождения 6 лет мальчику девочке

От всей души и чистого сердца поздравляю мужчину с днем рождения. Пусть прожито уже много лет и года молодости уже позади, но это не значит, что надо унывать. У вас много времени для плодотворной жизни, для осуществления своих идей и планов. Будь те же всегда веселы и молоды душой. Вам желаем успехов И в любви,… Читать далее Поздравления с днем рождения на 67 лет

Пусть все также замираетСердце сладостно в груди.Поздравляю с днем рождения,Нынче вам 63. Вам здоровья непременноПожелать сейчас хочу.Пусть любые переменыБудут в радость, по плечу. Тебе всего шестьдесят три,Ты расцветаешь день за днем!Мир так прекрасен, посмотри,Ведь столько радости есть в нем! Желаю крепкого здоровья,Улыбок, много позитива,Наполни каждый миг любовью,Шагай вперед легко, красиво! Пускай мечты, желания, целиОсуществятся в… Читать далее Поздравления с днем рождения на 63 года

У вашего любимого ребенка Сегодня день рожденья наступил, Родители, примите поздравленья, Пускай на все всегда вам хватит сил! Пять лет назад случилось это чудо, И стала больше дружная семья, На радость вам растет пускай ребенок, Грустить, болеть ему никак нельзя. Пять лет уже вы папа с мамой, И с этим поздравляем вас! Все эти пять… Читать далее Поздравления для родителей с днем рождения 5 лет мальчику/девочке

Праздники, как известно, время для веселья и радости, поздравлений и теплых слов, особенно, если этот праздник День рождения! Улыбки, внимание, добрые пожелания и подарки — все это является неотъемлемой частью такого замечательного праздника. Однако, не всегда удается подобрать нужные слова, которые подчеркнут яркость и достоинства той или иной даты, связанной с возрастом. Для каждого периода… Читать далее Поздравления с днем рождения 59 лет

Читать онлайн «Невыдуманные рассказы» — автор Сергей Рубцов

И было утро…

И было утро…

Утро. Понедельник. Зима. Димка ещё не проснулся. Во сне всё как-то странно перемешалось: вроде зима на дворе, у сараев кучами навалены дрова, а кусты сирени и акации покрыты белым, лиловым и жёлтым цветом. На клумбе распустились анютины глазки. Сестра Аня взлетает на качелях, срывается и уносится высоко в облака, помахивая своими тонкими косичками. Медленно падают большие пушистые снежинки. Старая высокая берёза стоит в осенних золотых листьях. Под нею за деревянным столом, покрытым снежной скатертью, гомонят соседи-картёжники, среди них сидит Димкин папа в майке, в старых тренировочных штанах с пузырями на коленях. Он весело спорит, смеётся. Димка пытается катать по заснеженному двору своего друга и вечного соперника Саньку Семёнова в детской железной коляске. Санька тяжёлый, да и коляска нелёгкая: застревает колёсами в рытвинах и лужах. Санька развалился, как фон-барон, довольный. Димка тянет изо всех сил. Вспотел. Ему тяжело и жарко. Он оборачивается, хочет прогнать этого оболтуса, но вместо Саньки видит его мамашу, стодвадцатикилограммовую Мотю. Мотя, выставив пузо, улыбается всеми тремя подбородками и говорит папиным голосом:

— Жалко… бу-бу… Димку, Надя… бу-бу-бу… может… бу-бу… ну её, эту пятидневку?

Санька появляется из воздуха, щерится так же, как его мамаша, тычет пальцем в Димку и голосом Димкиной мамы произносит:

— Ага, ты, что ли… бу-бу-бу… с ним сидеть.. бу-бу… будешь?! А на работу… бу-бу-бу… Пушкин пойдёт?

— Гоголь! — зло парирует Мотя голосом папы.

— Щас мы его, — продолжает она маминым голосом, тяжело вздыхая, выбирается из коляски, подходит к Димке и хватает его за воротник шубейки.

Димка от страха приоткрывает глаза — видит перед собой мамино лицо и чувствует прикосновение её тёплых рук.

— Да ты совсем мокрый! — взволнованно говорит мама.

Она пытается поставить малыша на ножки, но они у него разъезжаются в разные стороны.

— Ну-ка встань сейчас же! Нашёл время, — строго командует мама.

Димка обиженно сопит, но делать нечего — приходится подчиниться.

Мама обряжает полусонного малыша в тёплое: колготы, вязаную кофту, валенки. Она торопится и, застёгивая верхнюю пуговицу мутоновой шубки, прихватывает кожу на Димкиной шее. Малыш плачет: шейка болит, и спать хочется. Домой он вернётся теперь не скоро. Правда, его повезут на салазках. Это здорово! А пока Димка краешком глаза поглядывает на папку, который около печки скачет вприсядку, засовывает в топку светлые чурочки, куски шуршащей газеты, чиркает спичкой, глубоко вдыхает, смешно надувает щёки и с шумом выпускает из себя воздух на едва занявшийся огонёк. Потом он прикрывает печную дверцу, окрашенную алюминиевой краской и треснувшую с одного края. Димка не хочет, чтобы его увозили от весело горящего огня из домашнего тепла в темень и в холод.

Печка постреливает и гудит. По потолку и по стенам скачут огненно-рыжие кролики или зайцы — а вот и не зайцы, а воробьи! — и воздух в комнате пахнет костром, лесом и ещё чем-то, Димке не знакомым.

Ему становится жарко, и мама торопит отца. Тот вяло огрызается, быстро натягивает ботинки, накидывает драповое тёмно-синее пальто, шарф, шапку-ушанку, одной рукой подхватывает Димку, другой — салазки и выходит, поднимаясь по ступенькам лестницы, в снежную пустоту двора.

Ветра нет. Тихо. Крупные снежинки медленно опускаются почти вертикально, ложась на землю, на шапку и папины плечи, на Димкины щёчки. Мальчик знает, что это снег и, что если бы не надо было рано вставать — жизнь была бы прекрасной.

Отец усаживает сынишку в санки. Накидывает на него байковое голубое в белую полоску одеяльце, подтыкает со всех сторон, прикуривает сигарету — и вот уже санки легко скользят, подпрыгивают и стучат на бугорках. Впереди маячит тёмная спина отца. Снег слегка поскрипывает под его ботинками.

Отец с сыном быстро пробегают через тёмный сонный двор и выезжают на улицу. Воронка света. Фонарь на длинной тонкой ноге. Деревья, дом и тротуар застыли. Стволы берёз, чугунная решётка ограды, дровяные сараи стоят, позолоченные, в песцовых шапках и горностаевых мантиях. Снежные пушинки ложатся на Димкино лицо, губы, залетают в рот.

Теперь чуть прямо по улице и налево вниз. Крутой спуск по Уборявичуса к Колхозному рынку. Тут санки катятся сами, и отец притормаживает, не даёт им набрать скорость. Скоро «баба-няня» будет кормить Димку застывшей кашей и поить чаем или молоком, которые пахнут вонючим котлом и казённым алюминиевым чайником. Б-р-р-р-р-р!!! Димка мотает головой и мычит. Правда, есть одна хорошая тётя, которая нежно относится к нему, и за это он поёт ей разные песенки. Они выпрыгивают из большой чёрной тарелки, что висит над родительским диваном, а Димка ловит их на лету ушами и запоминает. Хорошая тётя называет его «певунчиком», ласково гладит по головке и говорит, что Димка точно станет артистом. Это, наверное, очень приятно — быть артистом!

Нечто похожее происходит, когда папа снимает со шкафа длинный кожаный чемоданчик и достаёт сверкающее поворотами и изгибами скрученное медное змеиное тело. Папа называет его трубой. Он приделывает к его попке такую короткую трубочку, потом присасывается к ней, и тогда из широкой круглой дырки раздаются разные красивые — то громкие и резкие, то нежные и протяжные — звуки. Здорово! Но мама почему-то всегда морщится, как будто у неё болит зуб, и говорит, что если папа не перестанет, то она уйдёт на улицу. Странная она, эта мама!

Днём в яслях ещё терпимо: игрушки, прогулки, какие-то замысловатые хороводы под звуки, что слышатся из чёрного большого ящика. Хорошая тётя иногда садится на круглый вертлявый стульчик, открывает длинную крышку ящика, нажимает пальцами на белые и чёрные блестящие палочки и туфельками давит на металлические ножки, торчащие снизу. Димке кажется, что под этой крышкой, наверное, сидят какие-то дяди и тёти и поют на разные голоса.

Ящик стоит в большой комнате, которая называется странно — «группа продлённого дня». Зато в «группе продлённой ночи» детям не до веселья: они плачут и вякают — хотят домой к мамам и папам, но почему-то в спальню вбегает сонная нянька и, шипя от злости, принимается укладывать «малых горемык» на спину и требовать тишины.

Димка ревёт вместе с товарищами по несчастью. Но каким бы безграничным ни было горе, оно всё равно заканчивается. Нянька гасит свет и уходит. Крадучись, на мягких лапах приближается сон, и малыш начинает слышать, как падают за окнами лёгкие белые пёрышки, как прыгают по снегу и разговаривают между собой большие чёрные птицы и плывут по ночному зимнему небу тёмно-серые облака. Сонному Димке чудится, что хорошая красивая тётя тихо присаживается на кроватку и гладит его по головке, приговаривая: «Милый певунчик, не бойся, будешь ты артистом!» Он улыбается и засыпает.

Завтра вторник. Жизнь продолжается.

Маэстро

Димка, конечно, слышал о смерти. Люди умирают — это ему было известно: иногда отец играл на похоронах в духовом оркестре и брал его с собой. Вид покойников был неприятен, но не больно-то пугал Димку. Умершие вели себя тихо, в отличие от родни, которая суетилась вокруг них, рыдала под марш Шопена, таскала венки. Димку всё это не трогало. Он больше наблюдал за оркестром и музыкантами, а особенно за батей, который увлечённо дул в трубу. Покойного, наконец, благополучно закапывали в подготовленную ямку, бросали по очереди горсть земли, платили музыкантам по червонцу на брата и уезжали на поминки.

Играть Димке было не с кем: никто из музыкантов детей с собой не брал. Он бродил среди могил, разглядывал фотографии, надгробные плиты, гранитные и мраморные памятники, кресты и звёзды.

Оркестранты прятали разогретые трубы, альты, тромбоны, тубы в чехлы и футляры. Сбрасывались по рублю, покупали в ближайшем магазине выпивку и закуску, и если позволяла погода, устраивали где-нибудь в тени на лужайке пикник. Клали на траву большой барабан, накрывали его газетами — вот тебе и стол. Рассаживались кружком. Крупными, смачными кусками нарезали свежий ржаной хлеб, розовую докторскую колбаску, лучок, открывали банки с килькой в томате, кто-нибудь вытаскивал прихваченный из дома шмат сала, свежие огурчики и помидоры. Разливали по гранёным стаканам белую прозрачную пахучую водичку. Выпивая, крякали, морщились, закусывали.

Димка с интересом наблюдал, как главный в оркестре по фамилии Буздыганов — старик с костлявым серым лицом (музыканты звали его «маэстро»), — запрокинув голову, жадно пил из гранёного стакана и как на его изрезанной сеткой морщин жилистой шее, словно острый локоть, дёргался кадык.

Буздыганов опорожнил стакан. Вернул голову в прежнее положение, при этом длинные седые волосы, прежде откинутые назад, упали на его лицо. Сквозь редкие пряди на Димку глянул полный безумия и злости глаз.

— Вот, жмоты, ети их… жалко им для музыкантов выпивки с закуской! — хрипло прокаркал маэстро, накладывая перочинным ножом кильку на хлеб.

— А вдова-то ничё бабёнка? Её ещё лет десять можно эксплотировать! Правда, маэстро? — плотоядно ощерившись, шутливо заметил полноватый весёлый барабанщик.

— Можно! Только жадна больно, боюсь, голодом заморит, и года не протянешь, — хмуро ответил Буздыганов, подмигнул половиной лица и потянулся за колбасой. — Ладно, наливай ещё по одной, чего её греть — не у Проньки за столом.

Димка не знал, кто это, Пронька, дядя или тётя?

***

Отец любил рассказывать про Буздыганова.

Маэстро воевал, попал в плен к фашистам и угодил в Бухенвальд. Батя объяснил, что Бухенвальд — это лагерь, и мальчишка представил себе лагерь, где он отдыхал летом. Но тогда батя сказал, что там наших пленных солдат травили газом и сжигали в больших печках.

«Н-е-е, это не пионерский лагерь!» — подумал Димка.

Маэстро уже стоял в очереди в газовую камеру, а немецкий офицер, эсэсовец, ходил и спрашивал: нет ли музыкантов среди пленных? (Фашисты, оказывается, очень любили мучить и убивать людей под музыку.) Маэстро ещё до войны научился играть на трубе и, когда немец подошёл к нему, вышел из строя и сказал, что он трубач и знает ноты. Так Буздыганов спасся и до конца войны играл в лагерном духовом оркестре. Вернулся он домой очень нервным, потому и щека у него всё время дёргается, и бояться стал много чего: не любит, когда громко кричат и собаки лают, ещё ненавидит композитора Вагнера, потом, когда слышит немецкую речь и когда труба дымит, костёр не любит и дым от костра.

— Мы при нём никогда костёр не разводим, — подытожил батя.

— Почему?

Но батя уже прикурил сигарету и вышел из комнаты.

***

Димка видел фильмы про войну. Там наши солдаты всегда фашистов побеждали или брали в плен, за это получали ордена — вот это герои! А тут перед ним седой, нервный старик, худой, небритый, в помятом пиджаке без единой медали, который всего боится. Неувязочка!

Димка сидел около отца, ел вместе с музыкантами и слушал взрослые мужские разговоры. Жизнь была рядом и вокруг, а смерть казалась далёкой, непонятной и его не касалась.

В город возвращались весёлые. Музыканты хором пели какие-то незнакомые Димке дикие мелодии, выделывали губами всякие звуки, стучали себя по коленкам. И когда Димка спросил у отца, что это за музыка такая, тот сказал, что это джаз. Димке джаз очень понравился! Он долго думал, что джаз только так и играют на губах. Но потом он увидел кинофильм «Весёлые ребята», и вопрос с джазом для него несколько прояснился.

Время от времени отец рассказывал о том, что происходит в оркестре. Он иногда после работы шёл в заводской клуб на репетиции и домой приходил позже, чем обычно. Смеясь, рассказывал, что маэстро опять чудил: что-то у них там не получалось правильно сыграть, кто-то постоянно фальшивил. Буздыганов плевался, матерно орал на музыкантов, в гневе сломал все дирижёрские палочки и, наконец, убежал, прокричав напоследок, что он не намерен тратить время на бездарей и лоботрясов, и больше ноги его не будет в клубе.

Месяца три о маэстро отец ничего не рассказывал, и Димка уже начал забывать о существовании седого нервного старика. Но как-то вечером батя опять поздно вернулся домой. Мама начала ругать его за то, что он опять выпивал с друзьями-музыкантами и что «надо покончить с этими репетициями, которые превращаются в пьянки».

Димка уже лежал в постели, но ещё не спал и всё слышал, хоть родители и старались говорить тихо.

Отец рявкнул: репетиции и так уже прекратились, потому что Буздыганов сегодня ночью повесился. Мама заохала: где, да как, да отчего, да почему? Отец пробурчал, что сам толком ничего не знает. Сказал только, что маэстро последнее время совсем запился, а потом и вовсе куда-то пропал, и его никто не видел.

— Ясное дело, лагерь, — выдохнул отец, — и место ведь для самоубийства какое выбрал. На улице, напротив бани. Знаешь, где передовики Ленинского района висят?

— Угу, — ответила мама.

— Прямо на железной трубе…

— Ох, беда-то, вот беда!

— Так что, мать, не переживай, нет больше маэстро — не будет теперь ни репетиций… ни концертов… ни халтуры… ни танцев… ни похорон…

Последние слова отец бормотал себе уже под нос. Немного поскрипел пружинами дивана. А потом засопел. Заснул.

— Ох, горе горькое, — прошептала мать, щёлкнула выключателем и ушла на кухню.

Димка лежал в темноте с открытыми глазами. Он хотел поговорить с кем-нибудь, но сестра Аня уже спала. Маэстро умер — это было понятно, но почему он повесился и как выглядит человек, который повесился, — мальчишка не знал.

«Наверное, это очень страшно, — подумал он и накрыл голову одеялом. Ему стало жарко. — Как в бане… а напротив маэстро…»

Димка представил, как идёт от своего дома до бани. Он вышел из двора, повернул направо и, сделав около ста шагов, заснул, но не заметил этого и во сне продолжал идти.

На улице было пусто, но со стороны бани слышался шум и доносились звуки духового оркестра — осталось только обогнуть большой угловой дом. Неожиданно откуда-то выскочила немецкая овчарка и скрылась за поворотом. На перекрёстке Димка увидел трёх фрицев в чёрной фашисткой форме около мотоцикла, они о чём-то мирно беседовали с нашими танкистами и кормили большую красивую собаку любимыми Димкиными конфетами — ирисками «Золотой ключик». Тут же стоял советский танк Т-34. «Здорово, — подумал во сне Димка, — неужели кино снимают?!» Военные, заметив мальчишку, обрадовались, словно ждали именно его. Стали махать и показывать руками, куда ему идти, как будто он был глухонемой. Последнюю часть пути Димка пролетел неожиданно быстро.

У входа в баню играл духовой оркестр. Только играл он как-то странно: то похоронный марш, то джазовую мелодию, а временами и то и другое вперемешку. Среди музыкантов Димка узнал отца и удивился: он же вроде бы должен спать дома! К входным дверям вереницей тянулась очередь из пленных немцев. Немцы были какие-то серые, унылые и все как будто на одно лицо. «Ага, попались, гады, — обрадовался во сне мальчишка и погрозил фрицам кулачком, — щас вас, чертей, прожарят веничками в парилке!»

Высокая кирпичная труба пронзала нежную бирюзовую мякоть неба. По раненому небу растекалась чёрная кровь. Тут он увидел маэстро Буздыганова — ещё минуту назад его здесь не было. «Вот же, он — живой! Батя, наверное, что-то напутал!» Маэстро — в чёрном фраке и в белоснежной манишке — дирижировал оркестром. Лицо его было спокойным и молодым, седые волосы аккуратно причёсаны. Он больше ничего не боялся.

Маэстро обернулся, весело подмигнул Димке — и на его груди на мгновение ярко сверкнула золотая звезда Героя.

Крыса

Димке лет шесть или семь. Лето. Тепло.

Неожиданно в гости к Филумовым приехал родной брат матери, дядя Степан. Дядю Димка видел только на фотографиях. Знал, что тот работает взрывником на шахте: то ли где-то на Урале, то ли в Сибири. И вот он приехал.

Мать тогда была на работе. Дядя Степан подъехал к заводу и вызвал её на проходную, но себя не назвал: решил сделать сюрприз. Мать узнала брата, — и просто обомлела. Они не виделась больше пятнадцати лет!

Степан, как и его сестра Надежда, был невысокого росточка, худой телом и лицом — немного азиатским и скуластым. Спал он на полу, рядом с постелью родителей, так как другой постели в однокомнатной полуподвальной квартирке Филумовых не было. Раздеваясь на ночь, клал верхнюю одежду на табурет.

Имелся у дядьки чудесный складной перочинный ножик, с полированной малахитовой ручкой, с разной длины лезвиями, штопором, шильцем и даже маленькими ножницами. У Димки, конечно, такой вещицы никогда и в помине не бывало. Да и у других пацанов тоже. В общем, не ножик, а мечта. Дядя Степан носил его в кармане брюк.

И вот Димка, когда дядя Степан, устав с дороги, ещё спал, залез к нему в карман, стащил нож и удрал во двор. Честно говоря, он не видел в своем поступке ничего постыдного. Подумаешь, а почему бы и не взять на время ножик, а потом вернуть его на место? Тем более что мальчишка просил дядьку подарить ему заветную вещицу, но тот отказал: мол, это чей-то подарок. Так что, можно сказать, сам «толкнул» племяша «на преступление».

Радостный Димка выбежал на улицу и стал кидать ножик, пытаясь всадить его в старый тополь, стоящий у дороги. Здесь его и застукал дядя. Ясное дело, он рассвирепел, обнаружив пропажу, и сделал племяшу выговор: мол, нечего шарить по чужим карманам. Димка же решительно не понимал: почему карман чужой, если дядя ему родной? — и проделал подобную «операцию» ещё несколько раз.

Дядя терпел-терпел, а потом ка-а-ак оттаскал озорника за ухо! Больно, да и от мамы может влететь! Димка тихонько подкрался к окну — разведать обстановку. И услышал голоса.

— Чёрт знает что! — возмущённо кричал дядя. — Совсем ты, Надя, его распустила! Кем он у тебя вырастет?! Крыса! Мы таким в детдоме «тёмную» устраивали.

— Ну, Стёпушка, — виновато отвечала мама, — он же ещё совсем глупый.

Димку больно кольнуло дядино словечко «крыса, но еще больше ненависть и презрение, с которыми он его произнес.

«Неужели это я… крыса?» — И Димка залился краской. А дядька продолжал кричать.

— Думаешь, мне жалко?! Это ж Сашки Цыпляева подарок — у меня ж больше ничего нет! Память!

— А где он сам-то!

— В забое остался, единственный друг мой детдомовский, закадычный. Лежит. Взрывом завалило. Тело так и не нашли.

Димка слышал, как дядя Степан тяжело вздохнул.

— Ладно, братка, поговорю я с ним. Ему ж всё объяснять надо. Он же ничегошеньки про нашу жизнь не знает. Прости ты его и меня прости. Трудно мне, Стёпа, трудно. Я ведь и сама ещё как слепая. Ничего-то толком не умею. Что мы в детдоме-то видели?..

Послышались женские всхлипы, плач, и у Димки почему-то зачесались и стали мокрыми глаза.

На следующее утро мальчишка проснулся и услышал знакомый повторяющийся звук — это мама стирала на кухне бельё. Пахло хозяйственным мылом, горячей мокрой тканью, в комнату через приоткрытую дверь тяжким облаком заплывал пар. Ни отца, ни Степана дома не было. Димкина мордочка просунулась в дверную щель.

— А где дядя Степан?

— Уехал. — Мама поправила сбившуюся косынку и смахнула пот с лица, но капли всё равно текли по её щекам. — На вот, возьми. От него это. — Она обтёрла руку о передник, сунула её в карман…

На красной размокшей маминой ладони, подмигивая Димке весёлым изумрудным бочком, лежал перочинный ножик дяди Степана.

Мотя

Лето. Воскресенье — и пёстрое население покидает душные квартиры, таборится, занимая земное пространство. Двор общий на два дома. Старушки, древние, седенькие, с внучатами рядком сидят, нянчатся, переговариваются. Димка с соседскими пацанами и девчонками затевают пряталки, казаков-разбойников, словно воробьи, скачут по деревьям, крышам дровяных сараев, чердакам и подвалам.

Деревянный стол и лавки с утра уж оккупировали картёжники. Димкин отец, Сергей Иванович, одним из первых бежит, чтобы занять место, сметает со стола берёзовые серёжки, аккуратно застилает его газетами. Тут же из подъезда выскакивает длинный облезлый чёрт — старик Хайкин и прыгает на лавку. Прибегает запыхавшийся капитан Гришка Семёнов. Последним вылезает из своего подвала маленький, с длинными мужскими руками, горбун Юзеф Крулевич, которого все во дворе называют Юзиком. Грудь Юзика, если смотреть на неё в профиль, походит на молоток.

За столом шумно. Слышатся резкие, будто щелчки хлыста, удары карт о стол, хохот, крики «ты чем бьёшь, дядя?», «объявляю 220», «а я вот так, видал я твою хвалёнку!», «и ваши не пляшут», радостный вопль победителя и звон мелкой монеты.

И тут «средь шумного бала», но явно не «случайно» из дверей подъезда, занимая всю площадку парадной лестницы, является она — Матильда Константиновна Семёнова, в девичестве Куклите, в миру просто Мотя. И все взгляды невольно обращаются в её сторону. В одной руке у неё эмалированный бидончик литра на три, в другой — Семёнов-младший, наследник. Лицо и все три подбородка Моти лоснятся и блестят, ноздри раздуваются, а ситцевое платье, недавно сшитое Димкиной мамой, того и гляди, лопнет на тугом животе и мощных бёдрах. Кажется, и рост в ней невелик, откуда что взялось! Твёрдой поступью, по-царски ступая и играя могучими икрами, Мотя спускается по лестнице и — прямиком к столу.

Тем временем супруг её — Гришка Семёнов, армейский капитан — увлечён игрой. Завидев супругу, капитан отворачивается. Мотя приближается к игрокам, здоровается, ставит бидончик на край стола и заходит в тыл Григорию.

— Ну-ка, корош, подъём! — командует Матильда и слегка шлёпает Семёнова-старшего по загривку, от чего капитан резко падает вперёд, роняет карты и едва не бьётся лбом об стол. Гришка пытается скромно возражать: мол, дай хоть партию доиграю.

— И без тебя справлюсь, на-ка держи! — И Мотя одной рукой вытащила супруга за шиворот из-за стола, другой сунула ему в руки младенца, а сама уселась на мужнее место и, сладострастно потерев руки, продолжила прерванный кон. Лицо её выражало высшую степень удовольствия. Гришка стоял сзади, бережно держа отпрыска, виновато переминался с ноги на ногу и заглядывал в карты жены.

Играли в «тысячу».

Мотя с азартом саданула тузом взятку, за которой уже потянулся Сергей Иванович, объявила свои «шестьдесят», зайдя с пиковой дамы, и показала короля. Сергей Иванович только крякнул и почесал в затылке.

— Что, Иваныч, плакали твои хвалёные двести двадцать! — злорадно прошипел сосед из дома напротив Хайкин — худой высокий старик с остатками седых вьющихся волос на загорелой веснушчатой лысине.

— Вот, тебе шпигу, а не двести двадцать! Мóмэнт! — И Матильда царственным жестом подозвала к себе Вовку Гурли, известного пакостника и тихушника, сунула ему в руки бидончик и велела сбегать к колонке принести водицы, при этом строго наказала, чтоб непременно холодной.

У Вовки в глазах застыла грусть. Дома нелады. Родители вечно грызутся. Скандалы обычно заканчиваются тем, что его отец, майор Гурли, бросает на пол свой походный фибровый чемодан, сваливает в него из шкафа барахлишко и, громко хлопнув дверью, отчаливает. Вовка не знает, вернётся отец или нет.

Пацан вяло протянул руку, взял бидон и, еле перебирая ногами, поплёлся в сторону колонки.

Частенько и Димке приходилось бегать за водицей. И тогда он нажимал на железный рычаг и, пока сливал воду, пил сам. Наклонялся, подставлял голову, ощущая, как мощная струя кипит во рту, бьёт по языку и раздувает щёки. Потом наполнял Мотин бидон и мчался обратно. Благо, колонка была недалеко.

Мотя радостно, обеими руками, принимала живительную влагу, которая мгновенно исчезала в её бездонной утробе. Пыхтела, дула в вырез декольте, потела. После чего по воду отправлялся очередной гонец. И так раза три–четыре за игру.

Незаметно приблизился вечер, и как-то неожиданно стемнело. Картёжники стали уже слабо различать масти и ставки. Но бросать игру не хотелось, и тогда, как уже не раз прежде, вытащили длинный электрический провод с большой лампой на конце, подвесили его над столом на ветку берёзы, что росла рядом, и продолжили резаться в картишки до поздней ночи.

А ребятишкам-то раздолье: пока взрослые на улице, и они могут не ложиться спать, сидеть на самом краю крыши, болтать ногами; разглядывать звёзды над головой и застывшие облака, причудливо освещённые луной, кажущиеся то морскими волнами, то сказочными горами; вдыхать ароматы акации и сирени, смешанные с запахом дров, угольной пыли и разогретого за день рубероида; и следить за тем, как своими серебряными иглами чертят и бесследно исчезают в бездонной небесной черноте падающие кометы.

А у Эйнгорнов опять крутят Робертино Лоретти. Мальчишка поёт про солнце, про маму и какого-то неведомого Димке весёлого попугая. Илюха Эйнгорн стоит на балконе и дурным голосом подпевает итальянскому вундеркинду: «Папагял, папагял, папагялло!» Илюха и сам похож на попугая: нос, как клюв, торчащие во все стороны рыжие вихры и голос — точно крик испуганного какаду.

— О Деве мано! — воскликнула Мотя и как заорёт благим матом: — Роза, заткни своего Карузу!

Илюха притих на своём балконе.

Матильда нервничала: партия, так хорошо начавшаяся, пошла не по её хотению. Она в очередной раз завысила ставку, переоценила свои возможности и ушла в минус. Поняв, что в этот раз ей не выиграть, она и вовсе окрысилась. И когда Гришка-капитан начал подсказывать следующий ход, Мотя накинулась на мужа:

— А ты чего тут? Лучше б за дитёй следил! Деве ту мано! Вон он у тебя весь обделался! Стоишь, трясёшь тут. Поди, ползунки смени.

Партия закончилась. Победил Юзик. Мотя, красная, ещё не отошедшая от карточной битвы, с завистью наблюдала, как горбун своими длинными клешнями загребает к себе выигрыш — кучку монет и несколько денежных бумажек.

На балконе у Эйнгорнов было тихо. Роза сидела на высоком стуле, облокотившись на перила и положив голову на руки, грустно смотрела во двор.

— Роза, — вдруг неожиданно крикнула Матильда, — а ну-ка поставь нам этого «папагялу», да погромче!

— Щас! — просипела Роза, кряхтя, слезла со стула, исчезла в дверном проёме.

Послышалось шипение пластинки, и в летнее ночное небо, проникая во все закоулки, подвалы и чердаки, полетел уже знакомый голос Робертино.

Мотя протянула вверх свои толстенные руки и, как могла, выгнула спину, выпятив вперёд свой внушительный бюст. Потом неожиданно подскочила с лавки и на удивление легко плавно поплыла, дробно перебирая мощными ступнями, обутыми в домашние стоптанные шлёпанцы, и шевеля необъятными бёдрами:

— Папагял, папагял, папагялло! — по-девичьи звонко и чисто пропела она.

И тут не выдержал, подскочил со своего места седым длинным бесом старик Хайкин, подхватил Матильду за мясистые бока и закружил её, смешно приседая и вывёртывая коленки. Сергей Иванович галантно встал и поклонился перед сухой седенькой старушкой, мамой военного хирурга Вайнтрауба, вызывая её на танец. Старушка смущённо отказывалась, а потом махнула рукой и пошла плясать. Услышав музыку и шум, во двор стали выходить и присоединяться к общему веселью остальные жильцы — и вот уже кружились в танце Капкины и Эйгорны, отплясывали Нестеренки и Ликёры, вертелись Флейши и Найдёновы.

Ребятишки, забыв свои игры, спрыгнули с деревьев, прибежали из углов и подвалов и вовсю скакали и визжали вокруг взрослых. Даже горбун Юзик, который вообще никогда не танцевал, кружился на одном месте, блаженно закрыв глаза и широко растопырив длинные руки.

— Папагял, папагял, папагялло! Та-ра-ри-ра та-ри-ра ра-ра! — хором орал весь дворовый люд. На шум распахивались окна домов напротив, выглядывали недоумённые лица и спрашивали друг у друга, что это там за веселье в соседнем дворе, свадьба, что ли?

Среди кутерьмы никто не заметил, как из дверей своей квартиры выскочил хмурый и расхристанный майор Гурли со своим дежурным чемоданом в руке: он в очередной раз ушёл от жены. Сделав несколько шагов, он в недоумении остановился. Несколько минут ошалело таращил глаза. Тяжёлое лицо его просветлело, и мясистые пухлые губы растянулись в глуповатой детской улыбке. Майор выронил чемодан и, выкрикивая что-то дикое и ни на что не похожее, ринулся в толпу пляшущих и орущих соседей.

В чёрной вышине над городом снисходительно и царственно улыбалась Луна, а среди разгорячённых и скачущих голов мелькало победно сияющее круглое лицо Моти.

«Мой милый Августин»

В гостях у бабушки Хавроши

Бабка Февронья Васильевна потешная была. Родные и соседи звали её просто Хаврошей. Жила она в тамбовской деревне Токарёвке. Небогато жила: и то, изба неказиста, крыта соломой.

Маленькая, с большими тёмными ступнями (пол-то в избе земляной!), ногти на ногах нестриженые, длинные. Увидит, что Димка на её ногти удивлённо смотрит, шутит: «Что, длинные ногти у бабули отросли? Всё не досуг постричь. Теперь ножнями не возьмёшь — придётся топориком обрубать».

Димке года четыре было или около того. Взрослые своими делами занялись, про него забыли. Опомнились, только когда он из дверей, что в сени ведут, вылез. Видят, тащит оттуда тяжеленный топор, которым бабушка дрова рубила. Димка его, видно, ещё раньше приметил. «Давай, — говорит, — бабушка, ногти обрубать». Все со смеху чуть не повалились.

Бабушка Хавроша лицом была похожа на мордвинку. Глаза раскосые, домиком, еле видные, приплюснутые скулы, нос картошкой — предки, видать, когда-то скрестились с азиатами. На левой брови шрам. Когда кто спрашивал, откуда, мол, отвечала: «Это мне муж Ваня гостинчик преподнёс к праздничку». Ноздри вечно серые от табачной пыли: любила нюхать табачок, приправленный одеколоном, и от рюмочки не отказывалась. А уж как рюмочку оглоушит, так тут же в пляс.

А уж как Хавроша к приезду дорогих гостей — сынка Серёньки и внучка Митьки — готовилась! Сама-то, как птичка, зёрнышком сыта была. А вот на свои «огромадные двенадцать рублёв пензии» сыну бутылочек десять беленькой припасёт, а Митьке гостинцев: конфетиков разных, медку да вареньица всякого. Добрая была. Любила Митьку бабушка Хавроша!

Бывало, приедут «голубчики», войдут в избу, вскрикнет она таким неожиданно низким хриплым голосом: «Ох, Серёнька, сынаня родимый! Внучек, херувимчик мой! Родные мои! Наконец-то приехали. А я уж закручинилась, нету, мнится — не чаяла, дождуся ль милого сыночка и внучка свово дорогого». И ну, давай расцеловывать да обнимать. Тут и слёзы, и радость — всё вперемешку.

Митька маленький, шустрый!

Как-то отец с мамой и бабушкой в кухне сидели, а Митька в комнате забавлялся. Хавроша в погреб полезла за разносолами. Крышку погреба открыла и вниз. Митька-то этого не видел: между кухней и комнатой занавеска висела. Сидят они, мирно беседуют. Тут мальчишка из-за занавески выскочил — через кухню пролетел и свалился в открытый погреб! Хорошо, что погреб неглубокий. Да и Хавроша стояла прямо под люком, согнулась над своими кадушками: огурчики-помидорчики доставала. Тут он ей на спину и свалился.

Бабка со страху-то осерчала. Кричит благим матом: «А-а-а-а! Чёрт, чёрт!» Подумала: нечистый ей на спину вскочил! Достали Митьку из погреба. Ощупали. Вроде целый. Даже не ушибся. Как же, бабкина спина его спасла! Только от страха обомлел, точно червяк после дождя.

А вечером уж и родня подгребла: тётка Тамара, дядя Вася и дочки их, Митькины двоюродные сёстры — Маринка со Светкой. А у дяди Васи гармоника! Тут объятья пошли, расспросы: как, кто, да где, да Митька-то как подрос, вытянулся! — и за стол, с бабушкиными соленьями из погреба, с картошечкой да с курочкой свойской.

Взрослые водочку попивают, а Митьке Хавроша прикупила в лавочке лимонаду «Дюшесу» — сладкого, вкусного с пузырьками. Чокается мальчишка со всеми своим стаканчиком — маленький такой гранёный! Лица у всех веселые, довольные! А уж как подвыпили — затянули любимую семейную «Отец мой был природный пахарь…» Красиво пели, душевно.

Дядя Василий развернул меха своей гармони. Да, как грянет плясовую! Как выскочит Хавроша мелким монгольским бесом на средину комнатёнки и, подбоченившись, притоптывая босой ступнёй, как захрипит: «А танюшки, мои матанюшки, и татушнички, и мамушнички!» Да хватит ядрёную частушку: «Мой цветочек голубой, мой цветочек аленький, ни за что не променяю хрен большой на маленький!» Смех, да и только.

Тут и остальные пошли в пляс. Дядя Вася, сам на гармонике наяривает, а тоже приплясывает: со всей дури вколачивает сапог в пол. И Митькин батя Сергей Иванович с сестрой Тамарой скачет, смешно выкидывая коленца. И Митька с сестрами, взявшись за руки, тоже вертятся юлой. Девчонки пронзительно визжат: «И-и-и-и-и-и!»

Ходуном заходила бабушкина избёнка. Далеко по селу слыхать веселье. И только мама Димкина, Надежда Васильевна, сидит за столом, тихая, задумчивая, и в глазах её тёмных, почти чёрных, какая-то нездешняя грусть, и сама она будто где-то далё-ё-ё-ко: не трогают её ни разудалый перелив гармоники, ни хохот, ни топот, ни девчачий визг.

Веселье постепенно стихает. Напрыгались, надухарились Митька, Маринка и Светка. Захмелели и подустали батя и дядя Вася. Еще бы, мужики для смеху затеяли борьбу, как дядя Вася называл её, «на калган»: упирались лбами, хватали друг друга за ремни, пытаясь вытолкнуть противника с центра комнаты. Умаялись, сидят про свои мужицкие дела гутарят. О чём-то тихо беседуют за столом Надежда Васильевна с Тамарой Ивановной.

Хавроша незаметно стала готовиться ко сну. Вот уже и гости собрались домой, прощаются, пьют на посошок, целуются, договариваются о том, когда снова встретятся: «Теперь вы к нам. Когда? Да завтра и приходите. А чего тянуть-то!..» Все, кроме бабушки, выходят на улицу — провожать.

Летнее солнце уже закатилось за край села, но ещё всё видно. Тени смягчились. Отдыхают от дневного зноя бледно-голубые берёзы, густые пахучие кусты сирени, соседские полисады, огороды, штакетники. Лениво брешут на дальних концах улицы цепные псы. Бесчисленными светляками по необъятной, бездонной небесной степи мерцают звёзды. И всё, что Митька видит, вдыхает, ощущает, ему, городскому мальчишке, кажется таким непривычным. Всё это каким-то естественным и одновременно чудесным образом проникает куда-то глубоко внутрь, через поры, что ли!

Дошли до железнодорожной станции. Простились. Возвратились той же дорогой. Хавроша уже всем постелила в комнате, а сама прилегла в кухне на свой деревянный маленький сундучок: она всегда на нём спит, когда приезжают гости.

Митька раздевается, ложится в постель и разглядывает белёные доски низкого потолка, разделённые толстыми балками, фотографии родни на стенках. Кого-то узнаёт, а некоторых не знает и никогда не видел. Вот рядом с молодой ещё Хаврошей мужчина сурового вида, с жёстким взглядом и с чёрными большими усами. Митька знает, что это его дед Иван. Он был сапожником и давно умер. Мальчику отец рассказывал, при этом тяжело как-то вздыхал.

Вот легли и родители, выключили лампочку. Тихо. В темноте своими железными ножками мерно вышагивают бабушкины ходики. Ти-ки-так, тик-так-ти-ки-так… Митька их не видит, но на внутренней поверхности закрытых век, как на экране в кино, проявляется циферблат и поваленная сосна, и мишки, и шиш-ки, шиш-кин, шиш-ш-ш-ш… ш-ш-ш-ш-ш-ш…

Утром Митька проснулся рано. Родители еще спали. Хавроша чем-то негромко шуршала на кухне. Дед Иван Филиппович хмуро смотрел на мальчишку с мутной фотографии: когда-то она была маленькой, жёлтой, перегнутой пополам, ее увеличили — и теперь след от сгиба проходил прямо по лицу деда. Грозно топорщились дедовы чёрные казацкие усы. Митька вспомнил, отец ему рассказывал: дед Иван испорол его шпандырем за то, что тот, пацаном когда был, отрезал от голенища готовых сапог кусок кожи себе для рогатки. «Заплатил, так сказать, своей шкуркой», — смеялся отец. Мальчик обернулся, не видит ли кто, и погрозил деду кулаком. Митьке показалось, что грозный сапожник пошевелил в ответ своими усищами. Испуганный мальчишка подскочил и, как был в трусах и в майке, выбежал на кухню.

Хавроша сидела на своём сундучке и закручивала большим пальцем в ноздрю нюхательный табак, блаженно щурилась, чихала и вытирала нос платочком.

— Ложился бы, внучек, посыпохивал, ранёшенько поди, — заскрипела старушка и добавила: — А не то, давай, я тебе молочка нолью, свойского. Скусное! И-и-и-и-и…

Она, сощурив и без того узкие глаза и сложив губы куриной гузкой, завертела головой. Шустро соскочила с сундучка, процокала босыми коричневыми ступнями по полу к столу и схватила обеими руками тёмную глиняную крынку.

— На-кась, покушай! Ты в городу таковского ни в жисть не спробуешь.

Митька стоял и заворожено смотрел на Хаврошины узловатые морщинистые руки и на то, как белая широкая струя медленно перетекала из большого бабушкиного кувшина в его маленькую узкую кружечку.

«Мой милый Августин»

Батя рассказывал. Он, когда отца его Ивана за колоски посадили, остался в семье за кормильца, а было ему в сорок первом двенадцать лет. Тут, говорит, мы и хлебнули лиха по самые ноздри! Голодуха! Ели что ни попадя. Крапиву и лебеду, хлеб пополам со жмыхом. Выкапывали мёрзлую, полусгнившую картошку, ту, что осталась в земле после уборки на колхозном поле. За неё не сажали — указа про картошку не было. Хавроша варила из неё кисель. От него потом маялись животами. Соли тоже не было. Позже, когда наши отбили Сталинград, прошёл слух, мол, там можно разжиться солью. Отец, недолго думая, раздобыл где-то несколько пачек махорки и собрался в дорогу: авось, обменяет. Ехать пришлось на крыше товарного вагона.

Город стоял весь в руинах, в гари и копоти недавно закончившихся боёв, но жители уже потихоньку копошились на пепелищах, разгребали завалы, приспосабливали то, что можно было использовать, для жилья. Батя дошёл до берега Волги. Берег весь был усеян разбитыми катерами, лодками и пароходами. Были тут и разбитые немецкой авиацией баржи с солью. Соль была похожа на глыбы льда, выброшенного на прибрежный песок. Охранял ее сторож, хмурый мужик с винтовкой, в оборванной, старой солдатской шинели и шапке-ушанке, на которой чернильным карандашом была нарисована пятиконечная звезда.

Он строго спросил:

— Чего тебе, малец?

— Да, вот, дяденька, мне бы соли!

— Не положено.

— Так вы, дяденька, не подумайте, я же не за просто так. У меня махорка имеется.

— Не врёшь? А ну покаж.

Отец вынул из-за пазухи хранимую пуще живота махорку. Протянул сторожу замызганный холщёвый мешочек.

— Вот, дяденька, не вру.

«Дяденька» взял мешочек с драгоценным зельем, растянул края, засунул в него весь свой длинный закопчённый нос, жадно вдохнул, блаженно прикрыв глаза.

— Ты откуда ж будешь, малый?

— Так мы тамбовские, Токарёвку знаешь? Как на Грязи ехать. Может, слыхал?

— Не-а.

— А Жердевку?

— Погодь. Это где сахзавод?

— Ага. Так за Жердевкой, не доезжая Обороны. Вот там, между имя и есть Токарёвка.

— Ясно. У тебя есть, во что соль-то взять?

— А как же, мешок есть.

— Ну, тогда пошли.

Отец достал из-за пояса грязный картофельный мешок и вприпрыжку поскакал за сторожем. Не отставал, волновался, как бы тот его не наманул. Подошли к бело-серой ледяной горе. Сторож вытащил припрятанный ржавый лом. Ударил раза два и отколол добрый кусман соли. Приподнял, попробовал на вес.

— С пудика полтора будет!

— А ещё можно, дяденька?

— Куда тебе, паря?! Мне не жалко, да ты этот-то, боюсь, не осилишь.

— Не боись, я жилистый.

Солнце светило ярко и играло искрами на белоснежных соляных сколах. Сторож помог бате засунуть глыбу в мешок и, указывая на разбитый дом, стоящий в метрах ста от них, сказал:

— Видишь дом? Так вот немец там был, только дальше его не пустили. Народу тут нашего, паря, легло — страсть страшная! Теперь, помяни моё слово, погоним мы Гитлера до самого Берлина, в рот ему дышло! — Мужик резко ударил левой ладонью по правой руке выше сгиба и выбросил вверх могучий заскорузлый кулак. — А вот это он видел?!

Дальше он изобразил такую витиеватую фигуру речи, да так мастерски завернул, что отец только рот открыл.

— Чего рот раззявил! Давай, пособлю. — И сторож помог бате закинуть мешок на плечо.– Пошли, а то, не равён час, начальство нагрянет. Нельзя тебе тут. Да и мне всыплют по первое число. Идём!

Батя сгибался и мотался из стороны в сторону под тяжестью мешка, но был доволен и не без гордости представлял, как зайдёт в избу и как обрадуется мать, а он, как взрослый, будет рассказывать о путешествии и о том, как ехал туда и обратно, видел разбитые искорёженные немецкие танки и грузовики, как добывал соль. Только не знал, показывать ли ей пистолет и часы, которые он взял у офицера из разбитого немецкого танка.

Офицер не возражал и даже улыбался. Левый висок его был разворочен. Кисти рук в чёрных кожаных перчатках. В правой руке зажат воронёный парабеллум. В левой блестели круглым бочком часы с цепочкой, обвившей запястье тонкой золотой змейкой. Воздух в кабине был пропитан тошнотворными парами тлена. Отец попытался разжать пальцы, но не смог. Потянул за обе перчатки — и они снялись вместе с кожей. К горлу подкатывала тошнота — и батя выскочил из люка. Кое-как выдрал из перчаток трофеи — и уж тут его вывернуло и прополоскало: всю землю заблевал…

***

Отец полез в ящик стола. Улыбаясь, потянул за рыжий хвостик и выудил круглые блестящие, словно луковица, часы. Дунул на них, бережно протёр носовым платком. Аккуратно открыл крышку и поднёс к уху. Зазвучала мелодия «Мой милый Августин».

— Абрам-Луй Брегет. 1890 год, — с гордостью произнёс отец.

Коверкая немецкие слова и ничего не понимая, он прочитал надпись на внутренней стороне крышки:

— «Либ Август! Ис гиб никс штыркер аль ди лейба зайн ватер фир зайн сон» (что в переводе с немецкого означало: «Дорогой Август! Нет ничего сильнее любви отца к сыну». ) Что-то про какого-то Лейбу написано, — пояснил батя.

— А браунинг где? — Димкины глаза горели.

Сергей Иванович почесал лоб.

— Так в сорок шестом приказ был: всё огнестрельное оружие сдать. Я сдавать не стал, а то начнут пытать: где взял, да когда. Пошёл и в пруд закинул от греха подальше.

— Ах, мой милый Августин, Августин, Августин, — пропел старый брегет.

— Пап, а на кой немцы на нас нападали?

— А чёрт его знает, моча в голову стукнула! Не хотели, чтоб мы коммунизьм у себя построили.

И затянул, подпевая брегету:

— Ах, мой милый Августин, Авгу…

— А что такое коммунизьм?

— …стин, Августин, Августин… Коммунизьм-то?.. Это… Ах, мой милый Августин, всё пройдёт, всё!..

— Всё пройдёт, всё! — беззвучно, одними губами, задумчиво повторил Димка, а старый неутомимый брегет продолжал наигрывать свою простенькую мелодию, отсчитывая хитрым железным нутром неизмеримую и непостижимую бесконечность…

Дворик

Дворик

Если бы кто-нибудь из праздных гуляк, которые во множестве болтаются по улицам Старого города, забрёл внутрь, — он бы увидел квадрат двора и торчавший посередине пьедестал памятника. На вершине постамента было голо, по-видимому здесь давным-давно стоял некто известный. Хотелось непременно заполнить пустоту, установить хоть что-нибудь: крест, бюст или, на худой конец, забраться на постамент самому. Напротив входа желтела стена древнего забора, поросшая густым ковром дикого винограда, прихваченная длинными зубами контрфорсов. За стеной взлетал в небеса костёл Святого Духа, затенённый охранным отрядом пожилых тополей.

Во внутреннем пространстве дворика смог бы увидеть три подъезда, смягченных тенью, с уходящими куда-то в сизоватую глубину ступенями. Затем стелу, мраморную, с отбитыми углами, скамейку, напоминавшую французский сыр бри с зеленовато-серыми жилками плесени, три–четыре чахлых куста сирени, стены, давно не знавшие краски, с треснувшей, местами отбитой штукатуркой и обнажившимся рыжим кирпичом, землю, мощённую где булыжником, где тротуарной плиткой, покрытую реденькой чахлой травой, а то и вовсе голую, — всё это создавало впечатление тлена, старости, долгой болезни, чего-то нежилого, но непостижимым образом, одновременно — покоя, столетиями нажитого человеческого уюта и тепла, незыблемости, вечности. Казалось, что это не жилой дом, а старый, беспризорный музей, если бы не тюль и не гардины на окнах, не цветочки в горшках на подоконниках и не висевшее на веревках в углу двора стираное бельё. Воздух дворика застоялся и не проветривался лет пятьдесят…

Лестничная клетка

Было начало мая, и, хотя солнце поднималось достаточно высоко, все ещё чувствовалась пробирающая тело прохлада. Особенно она ощущалась в тени дворика, куда залетал бодрящий весенний ветерок.

К обшарпанной филенчатой неопределенного коричневого цвета двери подъезда вела дорожка, выложенная двумя рядами тротуарной плитки. За первой дверью вторая — близнец. На площадку первого этажа поднимались три стёртые ступени. Справа от входа висели шесть почтовых ящиков (по три в ряд), крашенные темной синей краской с бледной цифирью. Ящики эти явно не соответствовали барочной монастырской архитектуре. Прямо за площадкой поднималась лестница на второй этаж. Между этажами светилось оконце, отбрасывая на лестницу прямоугольный свет, равномерно разделенный рваным пунктиром креста оконной рамы.

На первом этаже было три квартиры. В однокомнатной, слева, жил отставной подполковник Николай Павлович Ягудин, одинокий желчный старик. Длинный, седые волосы как будто подёрнуты ржавчиной, кустистые брови над белесыми выцветшими глазками, в которых тлел еле заметный бесовский огонёк. Поговаривали, что некогда Николай Павлович служил в органах. Лет пять-шесть как овдовел. Выглядел довольно прилично и опрятно: к нему время от времени приходила какая-то старая родственница, помогала по хозяйству.

По соседству с Ягудиным проживала семья Грайферов. Сами Грайферы — муж с женой и их сыновья Генка и Лёнька. Отец семейства Иосиф Грайфер — среднего роста, курчавый, рыжеватый, с глазами навыкате и с чуть разбавленными иорданскими чертами лица. Иосиф трудился экспедитором на ликёроводочном заводе. Развозил алкоголь по магазинам и ресторанам. Нрава был тихого и спокойного, но Ягудин в приватной беседе недвусмысленно говорил про него, оскалив вставную челюсть, что, тот «прикидывается, а сам тайно ненавидит советскую власть и мечтает слинять на родину предков». И, если честно разобраться, то с чего бы Иосифу Грайферу так уж очень любить большевиков? Ведь была у его папы Соломона до войны своя доходная ювелирная лавочка недалеко от остробрамских ворот, прислуга, квартира о пяти комнатах и выезд. Но в 1940-м пришли «товарищи», и все пошло «коту под хвост». Теперь осталась вот эта самая трёхкомнатная «халабуда» и «сто двадцать плюс премия в квартал. Благодарим покорно!»

Жена Иосифа Бэла держала, как и полагается настоящей еврейской жене и мамаше, на своих плечах дом, мужа и детей («шобы они таки уже все были здоровеньки»). Красотой не блистала и, как водится, имела стабильный торс, стоящий на худых и несколько кривых ножках.

Родители Грайфера и его жены погибли во время немецкой оккупации. Попали в гетто и были расстреляны за городом в ямах у реки Нерис в Панеряй или, как называли это страшное место виленские евреи, Панары. Детей успела укрыть у себя семья соседей-поляков.

Тут же на первом этаже напротив Ягудина в большой трёхкомнатной квартире жили Новицкие. Муж с женой: Владимир Романович с Викторией Казимировной — и два их сына: Мирослав (а для Димки просто Мирек или Мирка) и Збигнев. А также две старушки: матушка Владимира Романовича и тётушка Виктории Казимировны.

***

Димка буквально прописался в доме Новицких. Виктория Казимировна полушутя-полусерьёзно называла его «моим третьим сыном».

Вот и на этот раз он уже хотел было позвонить в заветную дверь, как вдруг в спину ему кто-то закашлял.

— Митяй, а ну зайди!

Димка резко обернулся и увидел горящий глаз Ягудина.

Чертыхаясь про себя, пошёл за стариком по тёмному коридору вглубь квартиры. В единственной комнате стоял какой-то липкий полумрак, смешанный с запахом перегара, нафталина, папиросного дыма, помойного ведра, немытого тела и грязной посуды. Филумов никогда не был в квартире Ягудина и решил осмотреться. На придвинутом к стене канцелярском столе с выдвижными ящиками на газете лежал надкусанный батон колбасы, остов вяленой рыбы, тут же стоял грязная тарелка с потушенными бычками папирос, немытые гранёные стаканы и початая бутылка сухого вина. Ближе к стене, у края стола, Димка заметил портативный приёмник «Альпинист», из которого, сквозь шипение, пробивалась первомайская праздничная музычка.

Вид у Николая Павловича был явно несвежий: мутные глаза блестели ровным стеклянным блеском, трехдневная седая щетина, покрывала припухшие щёки белесоватым мхом.

— Выпьешь? — коротко спросил Ягудин.

У Дмитрия после вчерашнего дружеского застолья неприятно сосало под ложечкой, «да и праздник сегодня», подумал он и согласно кивнул головой.

— Наливай себе и мне, — приказал бывший подполковник.

Митя налил по полстакана. Они чокнулись и выпили за праздник. После выпитого старик явно оживился. Щёчки его порозовели. В глазах заиграл сумасшедший огонёк.

— Ты мне скажи, Митяй, ты советский человек? — без паузы, неожиданно спросил Ягудин. Филумов помолчал с минуту, соображая, и не совсем определённо ответил:

— А какой же ещё, конечно!

— А, если ты наш, советский, то на хрена ты снюхался с этими полячишками и жидками? Таскаешься к ним ежедневно. Думаешь, я не знаю, чем они дышат и какую литературку почитывают? Я всё знаю. Смотри, втянут они тебя — не отмоешься! Чего молчишь?

Димка хоть и слушал, внешне сохраняя спокойствие, но всё же по спине его пробегал неприятный холод.

— Слушаю.

— Вот-вот, и послушай старого чекиста! Ты ж русак, и отец твой, я знаю, правильный мужик, а ты с врагами — они ж враги всему нашему строю — дружбу водишь, чаи распиваешь! Огорчил ты меня, Митяй.

Чекист сокрушённо покачал головой.

— Ну да ладно, давай, наливай ещё по одной!

Филумов решил, что спорить с пьяным Ягудиным бесполезно и лучше его не раздражать, но всё не выдержал и спросил:

— С чего вы взяли, что они враги?

— С чего… Я сквозь стену вижу, за версту чую! Помяни моё слово, я их всех на чистую воду выведу! Грайферов этих и Новицких! — и он стукнул кулаком по столу. — Всех к ногтю. Йосю первого, ворюгу! Потом и с интэллигэнтами этими разберёмся.

Димка догадался, что «Йося» — это Иосиф Грайфер, только не сообразил, почему Ягудин назвал его «ворюгой». Возможно, Ягудин просто сболтнул сдуру, а может, и знал чего.

Стихи и проза» — читать онлайн бесплатно, автор Игорь Иртеньев

ИГОРЬ Моисеевич ИРТЕНЬЕВ

Стихи и проза

Стихи



1964



Элегия


Он тихо умер на рассвете

Вдали от бога и людей.

Светило солнце,

Пели дети,

Омыта струями дождей,

Планета мерно совершала

Свой долгий повседневный путь.

Ничто страдальцу не мешало

Спокойно ноги протянуть.


1978



Хозяйке на заметку


Нас ебут, а мы крепчаем

И того не замечаем,

Что, покуда нас ебут,

Годы лучшие идут.


1979



Вертикальный срез


Посвящается А. С.

Я лежу на животе

С папиросою во рте,

Подо мной стоит кровать,

Чтоб я мог на ней лежать.

Под кроватию паркет,

В нем одной дощечки нет,

И я вижу сквозь паркет,

Как внизу лежит сосед.

Он лежит на животе

С папиросою во рте,

И под ним стоит кровать,

Чтоб он мог на ней лежать.

Под кроватию паркет,

В нем другой дощечки нет,

И он видит сквозь паркет,

Как внизу другой сосед

На своем лежит боке

С телевизором в руке.

По нему идет футбол,

И сосед не смотрит в пол.

Но футбол не бесконечен —

Девяносто в нем минут,

Не считая перерыва

На пятнадцать на минут.

Вот уж больше не летает

Взад-вперед кудрявый мяч,

И служитель запирает

Расписныя ворота.

И сосед, разжавши пальцы,

Уроняет на паркет

Совершенное изделье

Из фанеры и стекла.

И, следя усталым взглядом

Телевизора полет,

Он фиксирует вниманье

На отверстии в полу.

Но напрасно устремляет

Он в него пытливый взор,

Потому что в нашем доме

Этажей всего лишь три.

Похвала движению


О. Чугай

По небу летят дирижабли,

По рельсам бегут поезда,

По синему морю корабли

Плывут неизвестно куда.

Движенье в природе играет

Большое значенье, друзья,

Поскольку оно составляет

Основу всего бытия.

А если в процессе движенья

Пройдешь ты, товарищ, по мне,

То это свое положенье

Приму я достойно вполне.

И, чувствуя вдавленной грудью

Тепло твоего каблука,

Я крикну: „Да здравствуют люди,

Да будет их поступь легка!“

Случай возле бани


Атос, Портос и Арамис

Однажды в баню собрались.

Они туда по вторникам ходили.

Атос принес с собой насос,

Портос – шампуня для волос,

А Арамис – мочалку (де Тревиля).

Стоял погожий банный день.

У Нотр-Дам цвела сирень,

А в Лувре тихо музыка играла.

И надо ж было в этот час

Случиться вдруг у банных касс

Гвардейцам господина кардинала.

Отвесив вежливый поклон,

Сказал гвардейцам дю Валлон,

Известный всем под именем Портоса:

– Я рад приветствовать вас здесь,

Но нам в парилку всем не влезть,

Там, господа, не хватит места просто.

Я предлагаю вам пока

Махнуть по кружечке пивка

Или по парку погулять немного,

А часиков примерно в пять

Вернетесь вы сюда опять

И парьтесь на здоровье, ради бога.

На что гвардеец де Жюссак,

Красавец в завитых усах,

Всегда подтянут, выбрит и надушен,

Ответил, взявшись за эфес:

– Раз в бане не хватает мест,

Придется, господа, вам мыться в душе.

В ответ на эту речь Атос

Мгновенно выхватил насос,

Портос – шампунь, а Арамис – мочало,

Встав в порядок боевой,

Атаковали вражий строй —

Решительность всегда их отличала!

Но в схватке ни один не пал —

По счастью, кто-то прочитал

Висевшее над входом объявленье:

„Сегодня в бане пару нет —

У нас котел не разогрет.

Месье, примите наши извиненья“.

Про это дело кардинал

Через миледи разузнал

И принял кардинальное решенье:

Чтоб понапрасну кровь не лить,

Он бани приказал закрыть,

А банщиков казнить для устрашенья.

Странный гость


А. Кучаеву

Как-то утром за обедом

   засиделся я с соседом,

Что живет со мною рядом

   на другом конце страны,

Был сырой осенний вечер

   зимней скукою отмечен,

Но вплетались краски лета

   в синь зеленой белизны.

Не в преддверье ли весны?

Помню, темой разговора

   были тезы Кьеркегора

И влияние кагора

   на движение светил.

Нить беседы прихотливо

   извивалась и на диво

Обстановка климатила

   и сосед был очень мил —

Он практически не пил.

Словом, было все прекрасно,

   но, однако, не напрасно

Я от тяжести неясной

   все отделаться не мог.

Тишину моей гостиной

   вдруг нарушил очень длинный

И достаточно противный

   электрический звонок.

Кто вступил на мой порог?

Кто же этот гость нежданный,

   что с настойчивостью странной

В этот вечер столь туманный

   нарушает мой покой?

Это кто возник из ночи

   и на кнопку давит очень?

Неужели на мерзавца

   нет управы никакой?

А милиция на кой?!

Звон меж тем раздался снова.

   – Что за наглость, право слово?! —

И нахмурив бровь сурово,

   повернул я ключ в замке.

Предо мною на пороге

   неулыбчивый и строгий

Вырос странник одинокий

   в старомодном сюртуке

С черной птицей на руке.

Позабытые страницы

   мне напомнил облик птицы,

Утлой памяти границы

   вдруг раздвинулись на миг,

Вспомнил я: все это было —

   „…мрак, декабрь, ненастье выло…“

И как будто из могилы

   доносился хриплый крик,

Вызывавший нервный тик.

Уловив мое смятенье,

   он шагнул вперед из тени:

– Извините, вы Иртеньев?

   У меня к вам разговор:

Мой кисет, увы, непрочен,

   а табак дождем подмочен,

Что вы курите, короче?

   Я ответил: – „Беломор“.

– Боже мой, какой позор, —

Прошептал он с возмущеньем

   и, обдав меня презреньем,

Устремился по ступеням

   темной лестницы во двор.

Хлопнув дверью что есть мочи,

   из подъезда вышел прочь он

И исчез. Но с этой ночи

   не курю я „Беломор“.

Никогда. О, nevermore!


1980



Пират дядя Петя


Дядя Петя, мамин брат,

По профессии пират,

Из-за слабого здоровья

Падал в обморок от крови,

А от качки килевой

Целый день ходил не свой.

Если дружный экипаж

Судно брал на абордаж,

Где был храбрый дядя Петя?

Ну конечно, в лазарете.

И пока свистели пули,

Потихоньку ел пилюли.

И, заслышав пушек гром,

Пил не ром, как все, а бром.

Но когда он в отпуск свой

Приезжал к себе домой,

То, едва надев камзол,

Становился дик и зол.

Он по городу гулял

И по вывескам стрелял,

На высоких каблуках

С острой саблею в руках.

Сияло солнце над Москвою


Сияло солнце над Москвою,

Была погода хороша,

И наслаждалася покоем

Моя уставшая душа.

Внезапно сделалось темно,

Затрепетали занавески,

В полуоткрытое окно

Ворвался ветра выдох резкий,

На небе молния зажглась

И долго там себе горела…

В вечернем воздухе, кружась,

По небу кошка пролетела.

Она летела, словно птица,

В сиянье грозовых огней

Над изумленною столицей

Великой Родины моей.

По ней стреляли из зениток

Подразделенья ПВО,

Но на лице ея угрюмом

Не отразилось ничего.

И, пролетая над Арбатом,

К себе вниманием горда,

Она их обложила матом

И растворилась без следа.

Страшная картина


Какая страшная картина,

Какой порыв, какой накал!

По улице бежит мужчина,

В груди его торчит кинжал.

– Постой, постой, мужчина резвый,

Умерь стремительный свой бег! —

Вослед ему кричит нетрезвый

В измятой шляпе человек.

– Не для того тебя рожала

На божий свет родная мать,

Чтоб бегать по Москве с кинжалом

И людям отдых отравлять!

Съедобное


Маша ела кашу,

Мама ела Машу,

Папа маму ел.

Ела бабка репку,

Лопал бабку дедка,

Аж живот болел.

Славно жить на свете.

Громче песню, дети!

Шире, дети, круг!

Ни к чему нам каша

На планете нашей,

Если рядом – друг.


1981



Блестят штыки, снаряды рвутся


Блестят штыки, снаряды рвутся,

Аэропланов слышен гуд,

Куда-то белые несутся,

За ними красные бегут.

Повсюду реки крови льются,

Сверкают сабли там и тут,

Куда-то красные несутся,

За ними белые бегут.

А в небе жаворонок вьется,

В реке играет тучный язь,

И пьяный в луже у колодца

Лежит, уткнувшись мордой в грязь.

Вожатый и трамвай


Что за ужас, ай-ай-ай!

Мчится под гору трамвай.

А за ним бежит вожатый

С головой в дверях зажатой.

Вышел он на остановке,

Чтобы выпить газировки,

Очень жажду иногда

Утоляет нам вода.

В это время тормоза ли

У трамвая отказали,

Или кто-то шутки ради

Подтолкнул беднягу сзади,

Только, с ходу взяв разгон,

Сам поехал вдруг вагон.

И за ним со страшным топом,

Не допив стакан с сиропом,

Но в руке его держа,

Наш вожатый побежал.

Вот бежит он за трамваем,

Вешним ветром овеваем,

И у самого кольца

Настигает беглеца,

Головой бодает дверь

И ревет, как дикий зверь:

– Граждане пассажиры,

Своевременно и правильно

Оплачивайте свой проезд.

Не имеющие разменной монеты,

Покупайте абонементные книжечки.

Удивились пассажиры:

– Ты чего кричишь, служивый?

Опустили мы монеты,

Оторвали мы билеты,

Едем тихо, честь по чести,

На своем законном месте.

И вообще, ты кто такой,

Чтоб тревожить наш покой?!

Мы тебя не знаем даже,

Мы вожатому все скажем.

Тут вожатый входит в раж.

– Я, – кричит, – вожатый ваш.

Вышел я на остановке,

Чтобы выпить газировки,

Но пока я сдачу брал,

От меня трамвай удрал,

И от Яузских ворот

Я бежал, смеша народ.

Я догнал вас еле-еле,

Рад, что все вы уцелели,

Все прекрасно, но теперь

Я прошу открыть мне дверь.

У вожатых, как известно,

Есть положенное место,

И, прошу меня понять,

Я спешу его занять.

Обещаю, что кабину

Я отныне не покину,

Газированную воду

Позабуду на три года

И даю себе зарок —

Пить один морковный сок.

Тут старушка рядом с кассой

Говорит приятным басом:

– Мы тебе, вожатый, верим,

Мы тебе откроем двери.

Ты внутри трамвая нужен

Даже больше, чем снаружи.

Раз уж ты частично здесь,

Так и быть, присутствуй весь.

И когда ведешь трамвай

Больше рот не разевай.

Конечно, это горько, но…


Конечно, это горько, но

Бессмертье мне не суждено —

Оно великим лишь награда.

Нет, не воздвигнут мавзолей

Во славу памяти моей,

Да мне, признаться, и не надо.

И двое строгих часовых,

От холода едва живых,

Но неподвижных, словно камень,

Не будут около меня,

Судьбу курсантскую кляня,

Стоять с примкнутыми штыками.

Мне предстоит иной покой,

Я знаю, кажется, какой —

Простая гипсовая урна

Да ниша в каменной стене,

Пусть не престижно будет мне,

Но в остальном вполне недурно.

Портрет


На стене висит картина,

Холст, обрамленный в багет,

Нарисован там мужчина

Тридцати примерно лет.

У него густые брови

И холеные усы,

Он отменного здоровья

И невиданной красы.

На груди его медали

В честь немыслимых побед.

Да, друзья,

Вы угадали,

Это мой висит портрет.


1982



Вступающему в жизнь


Пока остры твои глаза

И волосы густы,

Пока ты гибок как лоза

И мышцы налиты,

Пока пылает жар в груди,

Пока рука тверда,

Пока сияет впереди

Счастливая звезда,

Пока горит твоя заря

И горизонт открыт,

Не трать, товарищ, время зря

Устраивай свой быт!

Дорожное


Вы стояли на перроне,

Мимо поезд проносился

Темиртау – Воркута.

Вы кричали что-то громко,

Я пытался вас услышать,

Но мешал колесный стук.

Вот перрон пропал из виду,

Ваша стройная фигура

Тоже скрылася из глаз.

Я лежал на верхней полке,

Напряженно размышляя

Над значеньем ваших слов.

За окном столбы мелькали,

Водокачек вереницы

Уносились в никуда.

Так под стук колес вагонных

В тишине бессонной ночи

Эти строки родились.

Иван Петрович и какаду


Как-то раз Иван Петрович

Летним днем гулял в саду

И увидел там на ветке

Попугая какаду.

– Добрый день, Иван Петрович, —

Вдруг промолвил какаду,

– Что-то вас давно не видно

В нашем маленьком саду.

Ничего Иван Петрович

Не ответил какаду —

Не привык он с кем попало

Разговаривать в саду

Любовь. На вид простое слово…

Любовь. На вид простое слово,

А говорили – тайна в нем.

Но я проник в ее основу

Своим мозолистым умом.

Напрягши всю мускулатуру,

Собрав запас душевных сил,

Свой мощный ум, подобно буру,

С размаху в тайну я вонзил.

Взревел как зверь могучий разум

И, накалившись докрасна,

Вошел в нее, заразу, разом,

Лишь только ойкнула она.

И что же разуму открылось,

Когда он пообвыкся там?

А ничего. Сплошная сырость,

Да паутина по углам.

Меня зовут Иван Иваныч…

Меня зовут Иван Иваныч.

Мне девяносто восемь лет.

Я не снимаю брюки на ночь

И не гашу в уборной свет.

Я по натуре мирный житель,

Но если грянет вдруг война,

Надену я защитный китель,

К груди пришпилю ордена.

И в нижнем ящике буфета,

Где у меня военный склад,

Возьму крылатую ракету.

Ужо, проклятый супостат!

Ее от пыли отряхну,

Стабилизатор подогну,

Взложу на тетиву тугую,

Послушный лук согну в дугу,

А там пошлю на удалую —

И горе нашему врагу!

Меркантильное (про денежки)


Кто-то любит свежий ветер,

Кто-то мягкий каравай,

Кто-то ребусы в газете,

Мне же – деньги подавай.

Я, признаться по секрету,

Очень денежки люблю.

Ничего приятней нету,

Чем копить их по рублю.

И шагаю с этой ношей

Я по жизни, весь звеня.

Вот какой я нехороший,

Полюбуйтесь на меня!

Мечта о крыльях


Если б кто на спину мне бы

Присобачил два крыла,

Я б летал себе по небу

Наподобие орла.

Я бы реял над планетой,

Гордый пасынок стихий,

Не читал бы я газеты,

Не писал бы я стихи.

Уклоняясь от работы

И полезного труда,

Совершал бы я налеты

На колхозные стада.

Я б сырым питался мясом,

Я бы кровь живую пил,

Ощущая с каждым часом

Прибавленье новых сил.

А напившись и наевшись,

Я б ложился на матрас

И смотрел бы не мигая

Передачу „Сельский час“.

Монолог на выдохе


В. Долиной

Нет, мы империя добра!

А не империя мы зла,

Как мы тут слышали вчера

От одного тут мы козла.

Не будем называть страну,

Главой которой был козел,

Мечтавший развязать войну,

От наших городов и сел

Чтоб не осталось и следа,

Но мы ему сказали: „Нет!“

И он был вынужден тогда,

Чтоб свой спасти авторитет

Козлиный, с нами заключить

Один известный договор,

Который должен исключить

Саму возможность всякий спор

Решать насильственным путем,

А нам такой не нужен путь,

Поскольку к миру мы идем,

А если вдруг когда-нибудь

Другой козел захочет вдруг

С пути нас этого свернуть,

Ему мы скажем: „Знаешь, друг,

Вали, откудова пришел!“,

И он отвалит – тот козел.

Ночь темна, как камера-обскура…


Ночь темна, как камера-обскура,

Дремлет населения душа

У высоких берегов Амура

И на диком бреге Иртыша.

Наготу слегка прикрыв рукою,

Спишь и ты, откинув простыню…

Что бы мне приснить тебе такое?

Хочешь, я себя тебе присню?

Знай, что я не снюсь, кому попало,

Редким выпадала эта честь.

Денег я беру за это мало —

У меня и так их много есть.

Я в любом могу присниться виде,

Скажем, в виде снега и дождя,

Или на коне горячем сидя,

Эскадрон летучий в бой ведя.

Хочешь – стану юношей прекрасным,

Хочешь – благородным стариком,

Хочешь – сыром обернусь колбасным,

А не хочешь – плавленым сырком.

Иль, принявши образ чайной розы,

У Хафиза взятый напрокат,

Я вплыву в твои ночные грезы,

Источая дивный аромат.

Я войду в твой сон морским прибоем,

Шаловливым солнечным лучом…

Спи зубами, милая, к обоям

И не беспокойся ни о чем.

Песнь


Словно коршун в синем небе,

Кружит серый самолет.

А во ржи, срывая стебель,

Дева юная поет.

Песнь ее летит с мольбой

В неба кумпол голубой,

И слова ее просты,

Как репейника цветы:

„Летчик, летчик, ты могуч,

Ты летаешь выше туч,

Ты в воздушный океан

Устремляешь свой биплан.

Гордо реешь в облаках ты,

Распыляя химикаты.

Ты возьми меня с собой

В неба кумпол голубой.

Там в ужасной вышине

Ты поженишься на мне.

Обязательно должна

Быть у летчика жена!“

Но не слышит авиатор

Девы пламенный напев.

От вредителей проклятых

Опыляет он посев,

Чтоб не смел коварный враг

Портить наш могучий злак.

Случай на воде


Мощным взмахом поднимает…

Из песни

Степан Тимофеевич Разин,

Известный донской атаман,

Немало творил безобразий,

Особенно будучи пьян.

Однажды с крутой похмелюги

С ватагой он плыл по реке

На белом ушкуйничьем струге

С персидской княжною в руке.

Страшась атаманского гнева,

От ужаса бледная вся,

Дрожала несчастная дева,

Монистами робко тряся.

Плескалась медовая брага

Во фряжских черненых ковшах,

Лежала вповалку ватага,

Густым перегаром дыша.

Макая усы в ерофеич,

Хлеща за стаканом стакан,

Все слабже Степан Тимофеич

Удерживал девичий стан.

И после шестого стакана —

Пожалуй, что лишним был он —

Орлиные очи Степана

Смежил исторический сон.

Почуяв нехватку контроля,

Разжалась злодейка рука.

Печальна невольницы доля,

Не быть ей женой казака.

Напрасно хрипела бедняга

В надежде вниманье привлечь.

С оттягом храпела ватага

В ответ на шиитскую речь.

Агония длилась недолго,

Не больше минуты одной,

И воды холодные Волги

Сомкнулись над бывшей княжной.

Это кто? (считалочка для одного)


Это кто такой красивый вдоль по улице идет?

Это я такой красивый вдоль по улице иду.

Это кто такой везучий кошелек сейчас найдет?

Это я такой везучий кошелек сейчас найду.

Это кто такой проворный кошелечек подберет?

Это я такой проворный кошелечек подберу.

Это кто его, чистюля, аккуратно оботрет?

Это я его, чистюля, аккуратно оботру.

Это кто его откроет, от волненья чуть дыша?

Это я его открою, от волненья чуть дыша.

Это кто такой наивный не найдет там ни гроша?

Это я такой наивный не найду там ни гроша.

Это кто такой поникший вдоль по улице идет?

Это я такой поникший вдоль по улице иду.

Это кто свою находку тихо за угол кладет?

Это я свою находку тихо за угол кладу.


1983



Автобус


По улице идет автобус,

В нем едет много человек.

У каждого – свои заботы,

Судьба у каждого – своя.

Вот инженер тире строитель.

Он строит для людей дома,

И в каждый дом, что им построен,

Души частицу он вложил.

А рядом с ним в большой зюйдвестке

Отважный едет китобой.

Он кашалотов беспощадно

Разит чугунным гарпуном.

А рядом с ним стоит рабочий.

Его глаза огнем горят.

Он выполнил четыре нормы,

А захотел бы – смог и шесть.

А рядом женщина рожает,

Еще мгновенье – и родит!

И тут же ей уступят место

Для пассажиров, что с детьми.

А рядом – футболист известный

С богиней Никою в руках.

Под иберийским жарким небом

Ее он в честном взял бою.

А рядом – продавщица пива

С косою русою до пят.

Она всех пивом напоила,

И вот теперь ей хорошо.

А рядом в маске Дед Мороза

Коварный едет контролер.

Ее надел он специально,

Чтоб всеми узнанным не быть.

Но этой хитрою уловкой

Он не добьется ничего,

Поскольку есть у всех билеты,

Не исключая никого.

Городским поэтам


Люблю я городских поэтов,

Ну что поделаешь со мной.

Пусть дикой удали в них нету,

Пусть нет раздольности степной,

Пусть нету стати в них былинной,

Пусть попран дедовский завет,

Пусть пересохла пуповина,

Пусть нет корней, пусть стержня нет.

Зато они в разгаре пьянки

Не рвут трехрядку на куски

И в нос не тычут вам портянки,

Как символ веры и тоски.

Гриппозное


Я болен.

Скрутил меня вирусный грипп,

Умолкли веселые песни,

Из легких моих вырывается хрип —

Исхода летального вестник.

Жены моей нет.

На работе она,

А может, сидит в ресторане

На чьих-то коленях

С фужером вина,

Морального краха на грани.

И в воздухе машет

Нагою ногой,*

И тушит окурок в салате,

И стан ее нежный

Ласкает другой,

Покамест лежу на кровати.

Таков этой жизни суровый закон —

В то время как муж умирает,

Жена его честь

Уже ставит на кон

И ею бесстыдно играет.

Все бабы на свете

Друг другу под стать —

Им только мужьям

Изменять бы.

Я их повидал —

Это ж страшно сказать!

Но все это было

До свадьбы.

*Вариант: ногою нагой.

Землекоп


Вот землекоп траншею роет,

Вгрызаясь в грунт

За пядью пядь.

То пыль со лба стряхнет порою,

То потную откинет прядь.

Русоволосый, конопатый,

Предрасположенный к вину,

Сжимая верную лопату,

Кряхтя, уходит в глубину.

Вот он в земле почти по шею,

Вот он совсем пропал из глаз.

Растет и ширится траншея,

Такая нужная для нас.

А завтра утром

В час рассветный

Сюда он явится опять

И будет столь же беззаветно

Ее обратно засыпать.

О, Русь, загадочная Русь,

Никак в тебе не разберусь.

– И неимущим, и богатым…


– И неимущим, и богатым

Мы в равной степени нужны, —

Сказал патологоанатом

И вытер скальпель о штаны.

Наблюдение


В здоровом теле —

Здоровый дух.

На самом деле —

Одно из двух.

О вдохновении


Чтобы написать стихотворение,

Кроме авторучки и листа,

Требуется также вдохновение,

Без него не выйдет ни черта.

Вдохновенье – штука ненадежная,

Есть оно – валяй себе строчи,

Не пришло, что вещь вполне возможная, —

И хана, хоть лбом об стол стучи.

Чтобы было все по справедливости,

Чтобы мог поэтом каждый стать,

Мы должны не ждать от музы милости,

А за горло побыстрей хватать.

Стихотворство – дело всенародное,

Каждому второму по плечу.

Не пора ли сеть водопроводную

Подвести к кастальскому ключу?

О чем мечтаешь ты, товарищ…


О чем мечтаешь ты, товарищ,

Когда в рассветный тихий час

Себе яйцо на кухне варишь,

Включив для этой цели газ?

В каких ты эмпиреях реешь,

Когда, на завтрак съев яйцо,

Электробритвой „Харьков“ бреешь

Еще не старое лицо?

Какие жгучие проблемы

Терзают твой пытливый мозг

В тот миг

Когда посредством крема

На обувь ты наводишь лоск?

Какой пленительной надеждой

Ты тешишь мысленный свой взор,

Когда, окутав плоть одеждой,

Упругим шагом меришь двор?

Мой друг,

Мой брат,

Мой современник,

Что мне сказать тебе в ответ?

Конечно, плохо жить

Без денег.

А где их взять,

Когда их нет?

Про искусство


Искусство – достоянье масс

И достижение природы.

Оно сияет, как алмаз,

Когда его почистишь содой.

Оно не терпит суеты

И в то же время —

Волокиты.

Его прекрасные черты

Для всех желающих открыты.

Оно вести способно в бой

И может вывести

Из строя.

Оно растет само собой,

Как бюст

На родине героя.

„Ars longa, vita brevis est“ —

Сияет надпись горделиво.

Кто не работает – не ест.

И это очень справедливо!

Танго в стиле кич


В лазурь залива солнце село,

Стояли вы, глаза закрыв,

Я вашу руку взял несмело,

Сдержать не в силах свой порыв.

Пьянящий аромат азалий

Все тайной наполнял вокруг.

Вы с дрожью в голосе сказали:

– Я умоляю вас, без рук.

Волна ласкала, набегая,

Покров прибрежного песка.

И я ответил: – Дорогая,

То лишь рукав от пиджака.

Вы мне в лицо захохотали,

Сверкая золотом зубов:

– А я-то думала вначале,

Что вы способны на любов.

Вам не хватает безрассудства,

Вас не манит страстей игра.

Нет, я не верю в ваше чувство,

К тому же мне домой пора.

Блестело море под луною,

Молчал о чем-то кипарис.

Я повернулся к вам спиною,

И мы навеки разошлись.

Точный адрес


Мы живем недалеко,

Нас найти совсем легко.

Сперва направо вы пойдете,

Потом налево повернете,

И прямо тут же, за углом,

Семиэтажный будет дом.

Такой большой красивый дом,

Но только мы живем не в нем.

Потом войдете вы во двор

И там увидите забор.

В заборе этом есть дыра,

Ее мы сделали вчера.

Но через эту дырку лезть

Старайтесь осторожно,

Там потому что гвозди есть

И зацепиться можно.

Потом свернете резко вправо

И упадете там в канаву.

Пугать вас это не должно,

Поскольку так заведено.

В нее все падают всегда,

Но вылезают без труда.

Потом на землю нужно лечь

И метров сто ползти,

Потом придется пересечь

Трамвайные пути.

А дальше будет детский сад,

А рядом с садом автомат,

Где вам по номеру 05

Помогут адрес наш узнать.

Ведь мы живем недалеко

И нас найти совсем легко.

Часовой


Стоит на страже часовой,

Он склад с горючим охраняет.

О чем он в этот час мечтает

Своей могучей головой?

Картины мирного труда

Пред ним проходят чередою:

Вот он несет ведро с водою,

Чтоб ею напоить стада.

Вот он кладет умело печь,

Кирпич в руках его играет,

А сердце сладко замирает:

Он в ней оладьи будет печь.

Вот он, мечи с большим трудом

Перековавши на орала,

Надел свой бороздит удало,

Инстинктом пахаря ведом.

Мечта солдата вдаль зовет,

Несет его к родным пенатам…

О, если был бы он пернатым,

Тотчас пустился бы в полет.

Но, как известно, неспроста

Стоит солдат на страже мира,

И не оставит он поста

Без приказанья командира.

Что зачем


Для чего дано мне тело?

Для того оно дано,

Чтоб в нем жизнь ключом кипела

И бурлила заодно,

Чтобы, сняв с него фуфайку,

Как диктует естество,

Милой деве без утайки

Демонстрировать его.

Для чего даны мне руки?

Чтобы ими пищу есть.

Чистить зубы, гладить брюки,

Отдавать военным честь,

Заниматься разным спортом

И физическим трудом,

Окружать себя комфортом

И достатком полнить дом.

Для чего даны мне ноги?

Есть ли прок какой от ног?

Есть. И даже очень многий.

Их не зря придумал Бог.

Семимильными шагами,

Распевая на ходу,

День за днем

Вперед

Ногами

Вдоль по жизни я иду.


1984



Баллада о четырех Дедах Морозах


Вечером очень поздно,

Под самый под Новый год

Четыре Деда Мороза

В дальний собрались поход.

Не тратя даром минуты,

Вместе вошли в метро

И там решили маршруты

Выбрать по розе ветров.

– С детства путем караванным

Мечтал пройти я Восток,

Мне снились дальние страны,

Пустынь горячий песок,

Багдада пестрые рынки,

Древний, как мир, Тибет.

Поеду-ка я в Кузьминки, —

Первый промолвил дед.

– Отправился бы с охотой

В Кузьминки я хоть сейчас,

Если б не знал, что кто-то

На Западе нужен из нас.

Так что чиста моя совесть,

У каждого жребий свой —

С такими словами в поезд

До Тушинской сел второй.

– А мы на Север поедем, —

Третий вздохнул тогда. —

К свирепым белым медведям,

В царство вечного льда.

Звезды холодные светят,

Полярная ночь тиха.

Право же стоит за этим

Махнуть на ВДНХ.

Четвертый сказал: – Отлично,

Достался мне, кажется, Юг.

Не знаю, кто как, но лично

Я подустал от вьюг.

Поеду в Беляево – это

Хотя и не Индостан,

Но все ж по соседству где-то

Находится Теплый Стан.

Вечером очень поздно

Зашли с четырех сторон

Четыре Деда Мороза,

Каждый на свой перрон.

В жизни каждому надо

Правильный выбрать путь.

Об этом моя баллада,

А не о чем-нибудь.

Забытый вальс


Вы играли на рояле,

Тонкий профиль наклоня,

Вы меня не замечали,

Будто не было меня.

Из роскошного „Стейнвея“

Дивных звуков несся рой,

Я стоял,

Благоговея

Перед вашею игрой.

И все то, что в жизни прежней

Испытать мне довелось,

В этой музыке нездешней

Странным образом сплелось.

Страсть,

Надежда,

Горечь,

Радость,

Жар любви

И лед утрат,

Оттрезвонившая младость,

Наступающий закат.

Слезы брызнувшие пряча,

Я стоял лицом к стене,

И забытый вальс

Собачий

Рвал на части

Душу мне.

Клеветнику


Твоих стихов охульных звуки

До слуха чуткого дошли,

Была охота пачкать руки,

А то б наелся ты земли.

Но не покину пьедестала,

Хоть мести жар в груди горит,

С зоилом спорить не пристало

Любимцу ветреных харит.

Тебе отпущено немного,

Так задирай, лови момент,

Свою завистливую ногу

На мой гранитный постамент!

На стуле женщина сидела


На стуле женщина сидела

С улыбкой легкой на устах

И вдаль задумчиво глядела,

Витая мыслью в небесах.

Поток мерцающего света

Струил ее нездешний взор,

Она курила сигарету,

Роняя пепел на ковер.

И молвил я, от дыма морщась:

– Прошу прощения, но вы

Отнюдь не чтите труд уборщиц

И этим крайне не правы.

Понятья ваши о культуре

Большой пробел в себе несут,

В местах общественных не курят

И пепел на пол не трясут.

Советской женщине негоже

Табачный дым в себя глотать,

Какой пример для молодежи

Вы этим можете подать!

Дымилась в пальцах сигарета,

Молчал за стенкой телефон.

Я долго ждал ее ответа

И, не дождавшись, вышел вон.

Невольное


Я Аллу люблю Пугачеву,

Когда, словно тополь стройна,

В неброском наряде парчовом

Выходит на сцену она.

Когда к микрофону подходит,

Когда его в руки берет

И песню такую заводит,

Которая вряд ли умрет.

От диких степей Забайкалья

До финских незыблемых скал

Найдете такого едва ли,

Кто песню бы эту не знал.

Поют ее в шахтах шахтеры,

И летчики в небе поют,

Солдаты поют и матросы,

И маршалы тоже поют.

О чем эта песня – не знаю,

Но знаю – она хороша.

Она без конца и без края,

Как общая наша душа.

Пою я, и каждое слово

Мне сердце пронзает иглой.

Да здравствует А. Пугачева,

А все остальное – долой!

Песенка о бесхвостой кобыле


Печальна и уныла

По улице села

Бесхвостая кобыла

Бессмысленно брела.

В глазах ее застыла

Безбрежная печаль,

И было всем кобылу

Ни капельки не жаль.

„Тому, кто в жизни этой

Родился без хвоста,

Пути другого нету,

Чем вниз сигать с моста“.

Так думала кобыла,

Соломинку грызя,

И так ей тошно было,

Что передать нельзя.

Вы, лошадь, зря раскисли,

Вы, лошадь, не правы,

Вам нужно эти мысли

Прогнать из головы.

Замечу по секрету,

Что выход очень прост —

Достаточно поэту

Пришить кобыле хвост.

И тут же к вам вернется

Былая красота,

И счастье улыбнется

Вам с кончика хвоста.

Подражание французскому


Один кюре, слуга усердный Бога,

Известный благочестием своим,

Решил купить французского бульдога.

Откладывая каждый день сантим,

К страстной неделе накопил он сумму,

Которая позволила кюре

Приобрести породистую суку.

Он сколотил ей будку во дворе,

Купил ошейник из мягчайшей кожи

И красоты нездешней поводок.

О, если б знал он, милостивый Боже,

Какую шутку с ним сыграет рок!

Раз в воскресенье, отслуживши мессу,

Узрел кюре, придя к себе домой,

Что тварь, поддавшись наущенью беса,

Кусок стащила мяса.

– Боже мой! – Вскричал святой отец

И в гневе диком,

Забыв когда-то данный им обет,

Весь почернел и с искаженным ликом

Сорвал висящий на стене мушкет.

И грянул выстрел по законам драмы,

А вечером, когда взошла звезда,

Он во дворе киркою вырыл яму

И опустил собачий труп туда.

Смахнув слезу и глянув исподлобья

На дело обагренных кровью рук,

Соорудил он скромное надгробье

И незабудки посадил вокруг.

Потом кюре передохнул немного

И высек на надгробье долотом:

„Один кюре, слуга усердный Бога…“

А дальше всё, что с ним стряслось потом.

Перевод с русского сперва на французский, а потом обратно на русский.

Поэт и Муза


Поэт (мечась по комнате)

Опять в душе пожар бушует

И пальцы тянутся к перу.

Ужель сегодня напишу я

Стихотворенье ввечеру?

Ужель наитие проснется,

Чтоб с уст немых

Сорвать печать?

Ужель, как прежде, содрогнется

В ответ центральная печать?

Появляется Муза. Подходит к Поэту, кладет ему ладонь на лоб.

Муза

Ах, полно, друг мой,

Успокойся,

Не расточай свой скромный дар.

Водой холодною умойся,

Глядишь, уляжется пожар.

Глаза горят,

Власы подъяты,

Несутся хрипы из груди…

Сними с себя шлафрок измятый

И срочно в ванную поди.

Там под струей упругой душа

Недуг твой снимет как рукой,

И вновь в израненную душу

Войдет целительный покой.

Поэт (отпрянув)

Чур-чур! Изыди! Сгинь, виденье!

Растай! Исчезни без следа!

Наперекор тебе сей день я

Вкушу желанного плода.

Ты, словно камень, тяжким грузом

Висишь на шее у меня.

Нет, ты не муза,

Ты – обуза.

Коня!

Подайте мне коня!

Муза (в сторону, встревоженно)

Совсем свихнулся бедный малый!

Последний разум в нем угас.

Еще мгновенье – и, пожалуй,

Сюда заявится Пегас.

Опять носиться до рассвета,

Пути не ведая во тьме…

Ах, эти чертовы поэты!

У них одно лишь на уме.

В моем ли возрасте почтенном,

Пустившись в бешеный галоп,

Скакать с безумцем дерзновенным

Всю ночь

Того лишь ради, чтоб

Пяток-другой четверостиший

Под утро из себя, кряхтя,

Он выжал?

(Поворачиваясь к Поэту)

Эй, нельзя ль потише?

Ведь ты не малое дитя,

И потакать твоим причудам

Моей охоты больше нет.

Иди-ка спать,

Давай отсюда,

А я закрою кабинет.

Поэт

Молчи, проклятая старуха!

Твой рот беззуб,

Твой череп гол!

Коль моего коснулся слуха

Испепеляющий глагол,

Ничто сдержать меня не сможет!

Все поняла?

Тогда вперед!

Муза (в сторону)

Ну, что вы скажете?

О боже,

Из всех щелей безумство прет!

Я не хотела, право слово,

Его губить во цвете лет,

Но, видно, выхода иного

В подобном положенье нет.

(Наполняет стоящий на столе бокал вином, незаметно подсыпая в него яд. Затем протягивает Поэту)

Ну что ж, согласна.

И в дорогу

С тобой мы тронемся сейчас.

Глотни, мой друг, вина немного,

Пока не подоспел Пегас.

Поэт (поднимая бокал)

Вот так давно бы!

Неужели

Нельзя нам было без помех

Отправиться к заветной цели?

За мой успех!

(Пьет)

Муза (в сторону)

За наш успех!

ЗАНАВЕС

Про любовь


Желаю восславить любовь я,

Хвалу вознести ей сполна.

Полезна она для здоровья,

Приятна для сердца она.

Любовь помогает в работе,

Любовь согревает в быту,

Наш дух отрывая от плоти,

Бросает его в высоту.

И дух наш по небу летает,

Как горный орел все равно,

То крылья свои распластает,

То ринется камнем на дно,

То тайны познает Вселенной,

То съест на лету червяка —

Отважный, как будто военный,

Привольный, как Волга-река,

Взирая с высот равнодушно

На трудности местных властей,

Парит он в пространстве воздушном,

Охвачен игрою страстей.

А не было б в мире любови,

Сидел бы, забившись в углу,

Поскольку подобных условий

Никто не создал бы ему.

Электрический ток


Электрический ток,

Электрический ток,

Погоди, не теки,

Потолкуем чуток.

Ты постой, не спеши,

Лошадей не гони.

Мы с тобой в этот вечер

В квартире одни.

Электрический ток,

Электрический ток,

Напряженьем похожий

На Ближний Восток,

С той поры, как увидел я

Братскую ГЭС,

Зародился к тебе

У меня

Интерес.

Электрический ток,

Электрический ток,

Говорят, ты порою

Бываешь жесток.

Может жизни лишить

Твой коварный укус,

Ну и пусть,

Все равно я тебя не боюсь!

Электрический ток,

Электрический ток,

Утверждают, что ты —

Электронов поток,

И болтает к тому же

Досужий народ,

Что тобой управляют

Катод и анод.

Я не знаю, что значит

„Анод“ и „катод“,

У меня и без этого

Много забот.

Но пока ты течешь,

Электрический ток,

Не иссякнет в кастрюле

Моей кипяток.


1985



Астроном


Н. Чугаю

На небе звезд довольно много,

Примерно тысяч двадцать пять,

В одном созвездье Козерога

Их без очков не сосчитать.

Трудна работа астронома —

Воткнув в розетку телескоп,

В отрыве от семьи и дома

Он зрит светил небесных скоп.

Приникнув к окуляру глазом,

Забыв про сон, за часом час,

Терзает он свой бедный разум,

Постичь картину мира тщась.

Ну что ему земные беды,

Когда он видит Млечный Шлях,

Когда туманность Андромеды

Родней жилплощади в Филях.

Гордись полночный соглядатай,

Своей нелегкою судьбой.

Пускай в разладе ты с зарплатой,

Зато в гармонии с собой.

Отец и сын


– Скажи мне, отец,

Что там в небе горит,

Ночной озаряя покров?

– Не бойся, мой сын,

Это метеорит —

Посланец далеких миров.

– Я слова такого не слышал, отец,

И мне незнакомо оно,

Но, чувствую, свету приходит конец

И, стало быть, нам заодно.

– Не бойся, мой милый,

Авось пронесет,

Не даст нас в обиду Господь,

Он наши заблудшие души спасет,

А если успеет – и плоть.

– А вдруг не успеет?

Отец, я дрожу,

Сковал меня гибельный страх.

– Уж больно ты нервный, как я погляжу,

Держи себя, сын мой, в руках.

– Отец, он все ближе,

Минут через пять

Наступит последний парад,

Не в силах я больше на месте стоять,

Настолько здоровый он, гад!

– Не бойся, мой сын,

Я когда-то читал,

Теперь уж не помню когда,

Что это всего лишь железный металл,

Отлитый из вечного льда.

– С небесным железом, отец, не шути,

С обычным-то шутки плохи,

Похоже, что нету другого пути,

Давай-ка рванем в лопухи.

– В какие, мой сын?

– Да вон, за бугром,

Отсюда шагах в двадцати.

Да что ты стоишь,

Разрази тебя гром!

Нам самое время идти.

– Скажу тебе, сын,

Как тунгусу тунгус,

Чем шкуру спасать в лопухах,

Я лучше сгорю, как последний Ян Гус,

И ветер развеет мой прах.

Найду себе гибель в неравном бою,

Прости, коли был я суров,

Дай, сын, на прощанье мне руку твою.

– Как знаешь, отец.

Будь здоров.

Палехская роспись


Озаряя ярким светом

Вековую темноту,

Едет по небу ракета

С человеком на борту.

Человек с научной целью

Из ракеты смотрит вниз,

Вот уж ровно две недели,

Как он в воздухе повис.

В рамках заданной программы

Дни и ночи напролет

Он в пролет оконной рамы

Наблюдение ведет

Из глубин межзвездной бездны.

Через толстое стекло

Ископаемых полезных

Он фиксирует число.

Независимый как птица,

Он парит на зависть всем

И на землю возвратиться

Не торопится совсем.

Но когда придет команда

Прекратить ему полет,

Приземлится там, где надо,

И домой к себе пойдет.

Пастораль


Гляжу в окно. Какое буйство красок!

Пруд – синь,

Лес – зелен,

Небосклон – голуб.

Вот стадо гонит молодой подпасок,

Во рту его златой сияет зуб.

В его руках „Спидола“ именная —

Награда за любимый с детства труд.

Волшебным звукам

Трепетно внимая,

Ему вослед животные идут.

На бреге водоема плачет ива,

Плывет по небу облаков гряда,

Симптом демографического взрыва —

Белеет аист

В поисках гнезда.

Младые девы

Пестрым хороводом

Ласкают слух,

А также тешат глаз…

Все это в сумме

Дышит кислородом,

А выдыхает – углекислый газ.

Пловец


Плывет пловец в пучине грозной моря,

Разбился в щепки ненадежный плот,

А он себе плывет, с волнами споря,

Плывет и спорит, спорит и плывет.

Над ним горят бесстрастные Плеяды,

Под ним ставрида ходит косяком,

А он, считай, шестые сутки кряду

Живет в открытом море босиком.

В морской воде процент высокий соли,

К тому ж она довольно холодна.

Откуда в нем такая сила воли,

Что он никак достичь не может дна?

Быть может, воспитание причиной?

А может быть, с рожденья он такой?

Факт тот, что с разъяренною пучиной

Он борется уверенной рукой.

Он будет плыть,

Покуда сердце бьется,

Он будет плыть,

Покуда дышит он,

Он будет плыть,

Покуда не спасется

Либо не будет кем-либо спасен.

Поэт и прозаик


(А. Кабакову)

Квартира Прозаика. Появляется Поэт, приглашенный по случаю дня рождения хозяина.

Поэт(светясь)

Какие, друг мой, наши годы!

Нам генетические коды

Сулят на много лет вперед,

Что жизнь внутри нас не умрет.

Прозаик (брюзгливо)

Такие, друг мой, наши годы,

Что ломит кости от погоды,

И атмосферы перепад

Душевный нарушает лад.

Поэт (с идиотским энтузиазмом)

Какие, друг мой, перепады,

Когда стихов моих громады

И прозаический твой дар

В сердцах людей рождают пар!

Прозаик (сварливо)

Такие, друг мой, перепады,

Что большей нет душе отрады,

Чем, ноги войлоком обув,

Их водрузить на мягкий пуф.

Поэт (пламенея)

Какие, друг мой, наши ноги,

Когда бессмертье на пороге?

Оно звонит в дверной звонок,

Держа под мышкою венок.

Прозаик (страдальчески морщась)

Такие, друг мой, наши ноги,

Что не поднять мне с пуфа ноги,

А что касается венка,

То шутка явно не тонка.

Поэт (из последних сил)

Какие, друг мой, наши шутки!

Вставай, в прудах проснулись утки,

Заря за окнами горит

И радость в воздухе парит.

Прозаик(прислушиваясь к себе)

Такие, друг мой, наши шутки,

Что мне седьмые кряду сутки

Пищеварительный мой тракт

Не может краткий дать антракт.

Поэт(внезапно обмякнув)

Какие, друг мой, наши тракты!

Всего возвышенного враг ты.

До глубины душевных пор

Меня измучил этот спор.

(падает)

Прозаик (не меняя позы)

Такие, друг мой, наши тракты

Что частые со мной контакты

Иных служителей искусств

Лишить способны многих чувств.

Поэт (помертвевшими губами чуть слышно)

Какие?

Прозаик (с раздражением)

Такие.

ЗАНАВЕС

Угасший костер (романс)


Костер пылающий угас,

Его судьба задула злая.

Я больше ненавижу вас,

Я знать вас больше не желаю.

Моей любви прервался стаж,

Она с обрыва полетела,

И позабыл я голос ваш,

Черты лица и форму тела,

И адрес ваш, и телефон,

И дату вашего рожденья

Я вычеркнул из сердца вон

С жестоким чувством наслажденья.

Любовь исчезла без следа,

Хотя имела в прошлом место.

Прощаясь с вами навсегда,

Хочу сказать открытым текстом:

– Пусть любит вас теперь другой,

А я покой ваш не нарушу.

С меня довольно. Ни ногой

К вам не вступлю отныне в душу.

Электромонтерам


До чего же электромонтеры

В электрическом деле матеры!

Невозможно понять головой,

Как возможно без всякой страховки,

Чудеса проявляя сноровки,

Лезть отверткою в щит силовой.

С чувством страха они незнакомы,

Окрылены заветами Ома

Для неполной и полной цепей,

Сжав зубами зачищенный провод,

Забывают про жажду и голод.

Есть ли в мире работа святей?!

Нету в мире святее работы!

Во всемирную книгу Почета

Я б занес ее, будь моя власть.

Слава тем, кто в пределах оклада

Усмиряет стихию заряда,

Чтобы людям во тьме не пропасть!

Слава им, незаметным героям,

Энергичным в оценках порою,

Что поделаешь, служба не мед…

В некрасивых штанах из сатина

Электрический строгий мужчина

По огромной планете идет.


1986



Бывают в этой жизни миги…


Бывают в этой жизни миги,

Когда накатит благодать,

И тут берутся в руки книги

И начинаются читать.

Вонзив пытливые зеницы

В печатных знаков черный рой,

Сперва одну прочтешь страницу,

Потом приступишь ко второй,

А там, глядишь, уже и третья

Тебя поманит в путь сама…

Ах, кто придумал книги эти —

Обитель тайную ума?

Я в жизни их прочел с десяток,

Похвастать большим не могу,

Но каждой третьей отпечаток

В моем свирепствует мозгу.

Вот почему в часы досуга,

Устав от мирного труда,

Я книгу – толстую подругу —

Порой читаю иногда.

Джентльмен и обмен (басня)


А. Кабакову

Один какой-то джентльмен

Затеял раз произвести обмен.

Он был, заметим, страшным снобом,

В родном благоустроенном дому

Ничто не нравилось ему,

Как это свойственно любым высоколобым,

Что мыло русское едят,

А сами в сторону глядят.

Так вот,

Моральный этот, стало быть, урод,

А может быть, наоборот,

Урод, быть стало, аморальный этот,

Чтоб цели той достичь,

Порочный выбрал метод,

Не наш, отметим, кстати говоря.

Примерно в середине октября,

Идя по улице, столкнулся со столбом,

Представьте, лбом.

И, вследствие такого столкновения,

Он на столбе заметил объявленье.

Его такая же писала джентльменка,

По ней, понятно, тоже плачет стенка.

Короче, текст такой на этом был листке:

„Квартиру от кольца невдалеке,

Две комнаты, метро почти что рядом,

Поблизости к тому же с зоосадом,

Что даст возможность вникнуть в быт фазанов,

Плюс в двух шагах живет Эльдар Рязанов,

На площадь большую желаю поменять, раз в пять,

И за мечту за эту голубую

Готова сумму отвалить любую“.

И наш герой,

Вместо того

Чтоб путь продолжить свой

И делом наконец каким-нибудь заняться,

Решил, представьте, обменяться.

Содрав с обменщицы весьма солидный куш,

Сей муж,

Нечистый на руку к тому ж,

Живет теперь в двухкомнатной квартире.

Мораль: доколе можно прибегать к сатире,

Когда давно пора топить таких в сортире.

Иван Петрович и НЛО


Идя домой порою позднею

И очень сильно торопясь,

Иван Петрович неопознанный

Объект заметил как-то раз.

Летел он меж землей и звездами,

Не причиняя людям вред,

Никем покуда не опознанный

Чужого разума привет.

Кто в мысли погружен серьезные,

Не будет времени терять.

Иван Петрович неопознанный

Объект не стал опознавать.

Горел закат на небе розовый,

И, оставляя белый след,

Из виду скрылся не опознанный

Иван Петровичем объект.

Камелия


Женщина в прозрачном платье белом,

В туфлях на высоком каблуке,

Ты зачем своим торгуешь телом

От большого дела вдалеке?

Ты стоишь, как кукла разодета,

На ногтях сверкает яркий лак,

Может, кто тебя обидел где-то?

Может, кто сказал чего не так?

Почему пошла ты в проститутки?

Ведь могла геологом ты стать,

Или быть водителем маршрутки,

Или в небе соколом летать.

В этой жизни есть профессий много,

Выбирай любую, не ленись.

Ты пошла неверною дорогой,

Погоди, подумай, оглянись!

Видишь – в поле трактор что-то пашет?

Видишь – из завода пар идет?

День за днем страна живет все краше,

Неустанно двигаясь вперед.

На щеках твоих горит румянец,

Но не от хорошей жизни он.

Вот к тебе подходит иностранец,

Кто их знает, может, и шпион.

Он тебя как личность не оценит,

Что ему души твоей полет,

Ты ему отдашься из-за денег,

А любовь тебя не позовет.

Нет, любовь продажной не бывает!

О деньгах не думают, любя,

Если кто об этом забывает,

Пусть потом пеняет на себя.

Женщина в прозрачном платье белом,

В туфлях на высоком каблуке,

Не торгуй своим ты больше телом

От большого дела вдалеке!

Когда сгорю я без остатка…


Когда сгорю я без остатка

В огне общественной нужды,

Идущий следом вспомнит кратко

Мои невнятные труды.

И в этот миг сверкнет багрово

Во тьме кромешной и густой

Мое мучительное слово

Своей суровой наготой.

Причинно-следственные связи

Над миром потеряют власть,

И встанут мертвые из грязи,

И упадут живые в грязь.

И торгаши войдут во храмы,

Чтоб приумножить свой барыш,

И воды потекут во краны,

И Пинском явится Париж.

И сдаст противнику без боя

Объект секретный часовой,

И гайка с левою резьбою

Пойдет по стрелке часовой.

И Север сделается Югом,

И будет Западом Восток,

Квадрат предстанет взору кругом,

В лед обратится кипяток.

И гильза ляжет вновь в обойму,

И ярче света станет тень,

И Пиночет за Тейтельбойма

Опустит в урну бюллетень.

И дух мой, гордый и бесплотный,

Над миром, обращенным вспять,

Начнет туда-сюда витать,

Как перехватчик беспилотный.

Куда ушли товарищи мои…


Куда ушли товарищи мои,

Что сердцу были дороги и милы?

Одни из них заплыли за буи,

А сил назад вернуться не хватило.

Другие в неположенных местах

Копали от рассвета до заката.

Они сложили головы в кустах,

Не вняв предупреждению плаката.

А третьих бес попутал, говорят.

Кого из нас не искушал лукавый?

Забыв про все, рванули в левый ряд,

Хоть был еще вполне свободен правый.

Четвертые – народец удалой,

Те никого на свете не боялись,

Стояли – руки в боки – под стрелой

И, по всему похоже, достоялись.

Ушли друзья в неведомую даль,

Наделав напоследок шуму много,

Но не скажу, что мне их очень жаль,

Ушли и ладно – скатертью дорога.

Я на своем остался берегу,

Решать свои конкретные задачи.

Я здесь стою и не могу иначе,

Но за других ручаться не могу.

Летающий орел


Летит по воздуху орел,

Расправив дерзостные крылья,

Его никто не изобрел —

Он плод свободного усилья.

В пути не ведая преград,

Летит вперед,

На солнце глядя.

Он солнца – брат

И ветра – брат,

А самых честных правил – дядя.

Какая сила в нем и стать,

Как от него простором веет!

Пусть кто-то учится летать,

А он давно уже умеет.

Подобно вольному стиху —

Могуч и малопредсказуем —

Летит он гордо наверху.

А мир любуется внизу им.

Но что ему презренный мир,

Его надежды и страданья…

Он одинокий пассажир

На верхней полке мирозданья.

Моя Москва


Я, Москва, в тебе родился,

Я, Москва, в тебе живу,

Я, Москва, в тебе женился,

Я, Москва, тебя люблю!

Ты огромная, большая,

Ты красива и сильна,

Ты могучая такая,

В моем сердце ты одна.

Много разных стран я видел,

В телевизор наблюдал,

Но такой, как ты, не видел,

Потому что не видал.

Где бы ни был я повсюду,

Но нигде и никогда

Я тебя не позабуду,

Так и знайте, господа!

Неопубликованная стенограмма


Любимец уральских умельцев,

Кумир пролетарской Москвы,

Борис Николаевич Ельцин

Седой не склонил головы.

Последний октябрьский пленум

Не выбил его из седла,

Явился он вновь на коне нам,

И конь закусил удила.

Возникнув с карельским мандатом

На главной трибуне страны,

Он бросил в лицо делегатам:

– Винить вы меня не должны.

Имею я полное право

Любые давать интервью.

Даю их не ради я славы,

А ради их правды даю.

Грозит перестройке опасность,

Повсюду разлад и раздор,

Да здравствует полная гласность!

Да сгинет навеки Егор!

Своим выступленьем оратор

Поверг в изумление зал,

От ужаса встал вентилятор,

И в обморок кто-то упал.

Настало такое молчанье,

Какое бывает в гробу,

Не веря себе, свердловчане

Застыли с росою на лбу.

Но Бондарев крикнул: – Полундра!

Гаси эту контру, братва!

Загоним в карельскую тундру

Его за такие слова.

Затем ли у стен Сталинграда

Кормил я окопную вошь,

Чтоб слушать позорного гада,

Нам в спину вогнавшего нож?!

Тут, свесясь по пояс с галерки,

Вмешался какой-то томич:

– Пора бы дать слово Егорке,

Откройся народу, Кузьмич.

Свои разногласья с Борисом

До нас доведи, не таясь,

Коль прав он – так снова повысим,

А нет – сотворим ему шмазь.

– Секретов от вас не имею, —

Степенно ответил Егор, —

Сейчас объясню, как умею,

В чем наш заключается спор.

Таиться от вас мне негоже,

Коль речь тут на принцип пошла,

Мы были в стратегии схожи,

Но тактика нас развела.

Борис – экстремист по натуре,

С тенденцией в левый уклон,

Троцкистской наслушавшись дури,

Он делу наносит урон.

И пусть за красивую фразу

Сыскал он в народе почет,

Но нашу партийную мазу

Бориска в упор не сечет.

Родную Свердловскую область,

В которой родился и рос,

На хлеб посадил и на воблу,

А пива, подлец, не завез.

Да хрен с ним, товарищи, с пивом,

Не в пиве, товарищи, суть,

Пошел он вразрез с коллективом,

А это не кошке чихнуть.

Теперь, когда все вам известно,

Пора бы итог подвести,

Нам с Ельциным в партии тесно,

Один из нас должен уйти.

При этом не хлопая дверью,

Тут дело не в громких хлопках,

Я требую вотум доверья,

Судьба моя в ваших руках.

И маком расцвел кумачевым

Взметнувший мандаты актив:

– С Егором навек! С Лигачевым!

А Ельцина мы супротив.

Я в том не присутствовал зале,

Не дремлет Девятый отдел,

Но эту картину едва ли

Забудет, кто в зале сидел.

Цепляясь руками за стены,

Белей, чем мелованный лист,

Сошел с политической сцены

Освистанный хором солист.

Про Петра (опыт синтетической биографии)


Люблю Чайковского Петра!

Он был заядлый композитор,

Великий звуков инквизитор,

Певец народного добра.

Он пол-России прошагал,

Был бурлаком и окулистом,

Дружил с Плехановым и Листом,

Ему позировал Шагал.

Он всей душой любил народ,

Презрев чины, ранжиры, ранги,

Он в сакли, чумы и яранги

Входил – простой, как кислород.

Входил, садился за рояль

И, нажимая на педали,

В такие уносился дали,

Какие нам постичь едва ль.

Но, точно зная, что почем,

Он не считал себя поэтом

И потому писал дуплетом

С Модестом, также Ильичом.

Когда ж пришла его пора,

Что в жизни происходит часто,

Осенним вечером ненастным

Недосчитались мы Петра.

Похоронили над Днепром

Его под звуки канонады,

И пионерские отряды

Давали клятву над Петром.

Прощай, Чайковский, наш отец!

Тебя вовек мы не забудем.

Спокойно спи

На радость людям,

Нелегкой музыки творец.

Соком живым брызнем…


Соком живым брызнем,

В солнечный диск метя,

Да – половой жизни!

Нет – половой смерти!

Считалочка для всех


Раз.

Два.

Три.

Четыре.

Пять.

Шесть.

Семь.

Восемь.

Девять.

Десять.

Цветы и чувства


Когда я нюхаю цветы,

Живой рассадник аромата,

Мне вспоминается, как ты

Со мной их нюхала когда-то.

Мы подносили их к лицу

И, насладясь благоуханьем,

Сдували с пестиков пыльцу

Совместным трепетным дыханьем.

Ты обрывала лепестки,

Народным следуя приметам,

Любовь до гробовой доски

Тебе мерещилась при этом.

Но я-то знал, что жизнь – обман

И должен поздно или рано

Любви рассеяться туман,

Как это свойственно туману.

И я решил начистоту

Поговорить тогда с тобою,

Поставить жирную черту

Под нашей общею судьбою.

Наш откровенный разговор

Вошел в критическую фазу,

И в результате с этих пор

Тебя не видел я ни разу.

Но вновь несут меня мечты,

Когда в саду в часы заката

Один я нюхаю цветы,

Что вместе нюхали когда-то.


1987



Ах, отчего на сердце так тоскливо?


Ах, отчего на сердце так тоскливо?

Ах, отчего сжимает грудь хандра?

Душа упорно жаждет позитива,

Взамен „увы“ ей хочется „ура!“.

Повсюду смута и умов броженье,

Зачем, зачем явился я на свет —

Интеллигент в четвертом приближенье

И в первом поколении поэт?

Безумный брат войной идет на свата,

И посреди раскопанных могил

На фоне социального заката

Библиофила ест библиофил.

Быть не хочу ни едоком, ни снедью,

Я жить хочу, чтоб думать и умнеть,

На радость двадцать первому столетью

Желаю в нем цвести и зеленеть.

Неужто нету места в птице-тройке,

Куда мне свой пристроить интеллект?

Довольно быть объектом перестройки,

Аз есмь ея осознанный субъект!

Встреча


День весенний был погож и светел,

Шел себе я тихо, не спеша,

Вдруг американца я заметил,

Гражданина, значит, США.

Он стоял, слегка расставив ноги,

Глядя на меня почти в упор.

Как тут быть?

Уйти ли прочь с дороги?

Лечь пластом?

Нырнуть в ближайший двор?

Сотворить ли крестное знаменье?

Словом, ситуация не мед.

Кто бывал в подобном положенье,

Тот меня, я думаю, поймет.

Вихрем пронеслись перед глазами

Так, что не успел я и моргнуть,

Детство,

Школа,

Выпускной экзамен,

Трудовой,

А также ратный путь.

Вот уже совсем он недалече,

Обитатель чуждых нам широт,

И тогда, расправив гордо плечи,

На него пошел я, как на дзот.

Сжал в руке газету, как гранату,

Шаг, другой – и выдерну кольцо.

Было мне что НАТО,

что СЕАТО —

Абсолютно на одно лицо.

Побледнев от праведного гнева,

Размахнулся я, но в этот миг

Вдруг возникла в памяти Женева

И Рейкьявик вслед за ней возник.

Ощутив внезапное прозренье

И рассудком ярость победив,

Подавил я старого мышленья

Этот несомненный рецидив.

И пошел, вдыхая полной грудью

Запахи ликующей весны…

Если б все так поступали люди,

Никогда бы не было войны.

Ероплан летит германский…


Ероплан летит германский —

Сто пудов сплошной брони.

От напасти бусурманской

Матерь Божья, сохрани!

Кружит, кружит нечестивый

Над Престольной в небеси,

Отродясь такого дива

Не видали на Руси.

Не боится сила злая

Никого и ничего,

Где ж ты, Троица Святая?

Где родное ПВО?

Где же ты, Святой Егорий?

Или длинное твое

Православию на горе

Затупилося копье?

Кружит адово страшило,

Ищет, где б ловчее сесть…

Клим Ефремыч Ворошилов,

Заступись за нашу честь!

Острой шашкою своею

Порази врага Руси,

Чтоб не смог у Мавзолея

Супостат раскрыть шасси.

А и ты, Семен Буденный,

Поперек твою и вдоль!

Иль не бит был Первой конной

Федеральный канцлер Коль?

Невский-князь, во время оно

У Европы на виду

Иль не ты крошил тевтона

На чудском неслабом льду?!

Но безмолвствуют герои,

Крепок их могильный сон…

Над притихшею Москвою

Тень простер Армагеддон.

Лесная школа


Шел по лесу паренёк,

Паренёк кудрявый,

И споткнулся о пенёк,

О пенёк корявый.

И про этот про пенёк,

Про пенёк корявый

Все сказал, что только мог

Паренёк кудрявый.

Раньше этот паренёк

Говорил коряво.

Научил его пенёк

Говорить кудряво

Лето наступило


Куда ни плюнь —

Кругом июнь.

Меланхолический пейзаж


Девица склонилась

В поле над ручьем.

Ну скажи на милость,

Я-то здесь при чем?

Хочется девице

В поле из ручья

Жидкости напиться,

А при чем здесь я?

Солнышко садится,

Вечер настает,

Что мне до девицы?

До ее забот?

На вопросы эти

Не найду ответ.

Сложно жить на свете

В тридцать девять лет

Подайте, граждане, поэту!


Подайте, граждане, поэту!

Ему на гордость наплевать.

Гоните, граждане, монету,

Поэтам нужно подавать.

Остановись на миг, прохожий,

И очи долу опусти —

Перед тобой посланник Божий,

Поиздержавшийся в пути.

Отброшен силой центробежной

За социальную черту,

Сидит он в позе безмятежной

На трудовом своем посту.

Под ним струя,

Но не лазури,

Над ним амбре —

Ну нету сил.

Он, все отдав литературе,

Сполна плодов ее вкусил.

Гони, мужик, пятиалтынный

И без нужды не раздражай.

Свободы сеятель пустынный

Сбирает скудный урожай.

Привет тебе, мой друг Виталий…


В. Шленскому

Привет тебе, мой друг Виталий,

Во глубину сибирских руд,

Где отмерзает гениталий,

Настолько местный климат крут.

В столице нынче перестройка,

Народ совсем сошел с ума,

Лишь я незыблемо и стойко

Торчу по пояс из дерьма.

И верхней частию своею,

Которой имя – голова,

Стихи слагаю как умею,

А я умею хорошо.

Так приезжай скорей в столицу

Великой родины моей,

Там всюду радостные лица,

А посредине – Мавзолей.

Там целый день гремят салюты,

Там в магазинах колбаса,

Там можно щупать за валюту

Продажных женщин телеса.

Но в этом нет нам интереса,

Ведь наша нравственность тверда —

И ты, уверен, не повеса,

И я им не был никогда.

Писать кончаю, душат слезы,

Ведь я слезлив, имей в виду,

Читатель рифмы ждет „колхозы“,

А я тебя, Виталий, жду.

Попытка к тексту


Снег падал, падал и упал,

На юг деревья улетели,

Земли родной в здоровом теле

Зимы период наступал.

Проснулись дворников стада,

К рукам приделали лопаты

И, жаждой действия объяты,

На скользкий встали путь труда.

Зима входила в существо

Вопросов, лиц, организаций

И в результате дней за двадцать

Установился статус-кво.

Застыл термический процесс

На первой степени свободы…

Зимы ждала, ждала природа,

Как Пушкин отмечал, А. С.,

И дождалась…

Прощание


Попрощаемся, что ли, родная,

Уезжаю в чужие края.

Эх, кровать ты моя раскладная,

Раскладная подруга моя!

Не стираются в памяти даты,

Знаменуя истории ход.

Я купил тебя в семьдесят пятом

У Петровских тесовых ворот.

Дело было двадцатого мая,

Запоздалой московской весной.

Чем ты мне приглянулась, не знаю,

Но вполне допускаю – ценой.

Пусть не вышла ты ростом и статью,

Нет причины о том горевать,

Ты была мне хорошей кроватью,

Это больше, чем просто кровать.

Я не брошу тебя на помойку

И не сдам в металлический лом.

Пусть покрытая славою койка

Под музейным хранится стеклом.

И пока не остыла планета,

Свой последний свершив оборот,

У музея-кровати поэта

Будет вечно толпиться народ.

Прощание матроса с женой


Уходит в плаванье матрос,

На берегу жена рыдает.

Его удача ожидает,

Ее судьба – сплошной вопрос.

На нем широкие штаны.

Он в них прошел огонь и воду,

Но моде не принес в угоду

Их непреклонной ширины.

На ней забот домашних груз,

Ночей бессонных отпечаток,

Да пара вытертых перчаток,

Да полкило грошовых бус.

Мгновений бег неумолим.

В преддверьи горестной разлуки

Она заламывает руки,

Расстаться не желая с ним.

Со лба откинув прядь волос,

В глаза его глядит с мольбою.

Перекрывая шум прибоя,

Целует женщину матрос.

И утерев бушлатом рот,

Он говорит, прощаясь с нею,

Что море вдаль его зовет,

Причем чем дальше, тем сильнее.

Матрос уходит в океан.

Его шаги звучат все глуше,

А женщина стоит на суше,

Как недописанный роман.

Мне эту сцену не забыть —

Она всегда передо мною.

Я не хочу матросом быть

И не могу – его женою.

Случай в больнице (художественная быль)


Острым скальпелем хирург

Разрезал больного,

И узнал в несчастном вдруг

Он отца родного.

Бросил тот свое дитя

В жизни час суровый,

И вот много лет спустя

Свел их случай снова.

Инструмент в руках дрожит,

Сын глядит не видя,

Перед ним отец лежит

В искаженном виде.

Распростерся недвижим,

К жизни вкус утратив,

И не знает, что над ним

Человек в халате.

И не ведает того,

Что внутри халата

Сын находится его,

Брошенный когда-то.

Много лет искал отца

Он, чтоб расплатиться,

И нашел в конце конца

В собственной больнице.

Вот сейчас злодей умрет

От меча науки!

Но хирург себя берет

В золотые руки,

Ощущает сил прилив,

Все отцу прощает

И, аппендикс удалив,

К жизни возвращает.

Со стола отец встает,

Взор смущенный прячет,

Сыну руку подает

И от счастья плачет.

Мы не скажем, случай тот

Был в какой больнице.

Ведь подобный эпизод

В каждой мог случиться.


1988



Версия


– Не ходи, Суворов, через Альпы, —

Говорил ему Наполеон.

– Здесь твои орлы оставят скальпы,

У меня тут войска – миллион.

Говорю тебе я как коллеге,

Как стратег стратегу говорю,

Здесь твои померзнут печенеги

На конфуз российскому царю.

Знаю, ты привык в бою жестоком

Добывать викторию штыком,

Но махать под старость альпенштоком

Нужно быть последним дураком.

Но упрямый проявляя норов,

В ратной сформированный борьбе,

Александр Васильевич Суворов

Про себя подумал: „Хрен тебе“.

И светлейший грянул, как из пушки,

Так, что оборвалось все внутри:

– Солдатушки, бравы ребятушки,

Чудо вы мои богатыри!

Нам ли узурпатора бояться?!

Бог не выдаст, не сожрет свинья!

Где не пропадала наша, братцы?!

Делай, православные, как я!

И, знаменьем осенившись крестным,

Граф по склону первым заскользил,

Этот миг на полотне известном

Суриков, как мог, отобразил.

Так накрылась карта Бонапарта

Ни за грош, пардон, ни за сантим.

…С той поры мы в зимних видах спорта

Делаем француза, как хотим.

Заявление для печати


„…Я хочу пойти в МГИМО, но я боюсь,

что в эту фирму не берут дебилов.“

А. Еременко

Я б вступил в писателей Союз,

Чтоб улучшить свой моральный климат,

Только, честно говоря, боюсь,

Что они меня туда не примут.

Там у них крутые мужики,

Знающие толк в литературе,

На фига нужны им леваки,

Разной нахватавшиеся дури?

Это так. Но разве ж я левак,

Хоть и волос кучерявый малость?

У меня прадедушка словак,

От него и метрика осталась.

Я корову с „ятями“ пишу,

Я прочел Проскурина до корки,

Я в упор на дух не выношу

Разных там Еременок да Коркий.

Пусть масонский точат мастерок

Под аплодисменты Уолл-стрита,

Не заменит мне весь ихний рок

Нашего разбитого корыта.

Ядовитой брызгая слюной,

Пусть исходит злобою Арабов,

Что готов продать свой край родной

За пучок соленых баобабов.

Им не отскрести поганых рук

От золы отеческих пожарищ.

Заявляю вам, товарищ Друк, —

Вы теперь мне больше не товарищ!

Мы сметем вас с нашего пути,

Всех, по ком давно рыдает стенка,

Так что, Нина Юрьевна, прости,

Вы теперь мне больше – не Искренко!

Мне большое дело по плечу,

И, душой стремясь к добру и свету,

Я в Союз писателей хочу,

Так хочу, что просто мочи нету.

Приглашение в Мытищи


Г. Кружкову

Если дома нету пищи,

Газа, света и воды —

Приезжайте к нам в Мытищи,

Полчаса до нас езды.

Вас накормят, и напоят,

И оставят ночевать,

Обогреют, успокоят,

Руки будут целовать.

Все недуги вам излечат,

Все условья создадут,

И работой обеспечат,

И семьей обзаведут.

И детей пристроят в ясли,

Как родятся, сей же час,

Словно сыр, кататься в масле

Вы здесь будете у нас.

А когда на этом свете

Вы устанете душой,

Напечатают в газете

Некролог про вас большой.

Место тихое подыщут,

Добрым словом помянут,

Приезжайте к нам в Мытищи

Хоть на несколько минут!

Про Федота


Был Федот хороший слесарь,

Им гордился весь завод,

„Вечный двигатель прогресса“

Называл его народ.

В цех придя без опозданья,

Он трудился день-деньской

И за смену три заданья

Выполнял одной рукой.

На Доске висел почета,

Был по шашкам чемпион,

И с идеей хозрасчета

Всей душой сроднился он.

Если б так и дальше длилось,

Стал бы он Герой Труда,

Но однажды приключилась

С нашим Федею беда.

Как-то раз в конце недели,

А точней, под выходной,

Он смотрел программу теле

На диване в час ночной.

И хоть ту программу кто-то

Окрестил невинно „Взгляд“,

Оказался для Федота

Этот „Взгляд“ страшней, чем яд.

Охмурили неформалы

Трудового паренька,

Стал читать он что попало,

Начиная с „Огонька“.

Из семьи уйдя рабочей,

Позабыв родной завод,

На тусовках дни и ночи

Он проводит напролет.

За версту бывает слышно,

Как подкуренный Федот

С диким криком „Хари Кришна!“

Вдоль по улице идет.

От его былого вида

Не осталось ничего,

Он вот-вот умрет от СПИДа,

И не только от него.

И не зря в народе люди

Меж собою говорят:

– Так с любым Федотом будет,

Кто программу смотрит „Взгляд“

Ответь мне, искусственный спутник Земли…

Ответь мне, искусственный спутник Земли,

Продукт необузданной мысли,

Зачем ты летаешь от дома вдали

В космической гибельной выси?

Зачем ты, вводя в искушенье Творца

Своим вызывающим видом,

В любую минуту дождаться конца

Рискуешь при встрече с болидом?

Затем я летаю от дома вдали,

Чертя за кривою кривую,

Чтоб темные силы вовек не смогли

Войну развязать мировую.

Чтоб мать в колыбели качала дитя,

Не ведая грусти-печали,

Чтоб девы венки из ромашек сплетя,

Их юношам пылким вручали.

Спасибо тебе, мой искусственный друг,

Иного не ждал я ответа,

Летай же и дальше планеты вокруг

Со скоростью звука и света,

А если когда-нибудь вниз упадешь,

Лишившись физической силы,

Навеки Советской страны молодежь

Запомнит твой облик красивый.

Ряд допущений


Надену я пиджак в полоску,

Или, допустим, брюки в клетку.

Достану с понтом папироску,

Или, допустим, сигаретку.

Поеду к девушке любимой,

Или, допустим, нелюбимой,

Зовут ее, допустим, Риммой,

Или, допустим, Серафимой.

Куплю, допустим, два букета,

Гвоздик, допустим, и пионов,

Или, допустим, два билета

На фильм румынский про шпионов.

Скажу ей, будь моей женою,

Или, допустим, не женою.

Ты будешь счастлива со мною,

Или, допустим, не со мною.

Она в ответ позеленеет,

Или, допустим, покраснеет,

Или, допустим, почернеет —

Значенья это не имеет.

А после скажет, знаешь, Вася,

Или, допустим, знаешь, Петя,

Не для того я родилася

И не затем живу на свете,

Чтоб слушать мне такие речи,

А я на это ей отвечу:

Иди-ка ты заре навстречу,

И сам пойду заре навстречу.

Так и живу


Когда родился я на свет,

Не помню от кого,

Мне было очень мало лет,

Точней, ни одного.

Я был беспомощен и мал,

Дрожал, как студень, весь

И, хоть убей, не понимал,

Зачем я нужен здесь.

Больное детство проплелось,

Как нищенка в пыли,

Но дать ответ на тот вопрос

Мне люди не смогли.

Вот так, умом и телом слаб,

Живу я с той поры —

Ни бог, ни червь, ни царь, ни раб,

А просто – хрен с горы.


1989



Во дни державных потрясений…


Во дни державных потрясений,

В процессов гибельных разгар

На что употребить свой гений?

Куда приткнуть мятежный дар?

Разрушив прежние заносы

На историческом пути,

Национальные вопросы

В порядок должный привести?

Иль в область устремив иную

Полет свободного пера,

Рывком промышленность больную

Поднять со смертного одра?

Смягчить общественные нравы,

Введя оплату по труду?

А избирательное право?

С ним разве всё у нас в ладу?

А офицера злая доля

Культурных центров в стороне?

А потребленье алкоголя?

А рубль, что падает в цене?

Грядет в стране великий голод,

Гудят подземные толчки,

Тупеет серп,

Ржавеет молот,

Хрустят разбитые очки.

Лишь я, не изменив присяге,

Судьбой прикованный к перу,

Забив на все,

Слагаю саги

На диком вечности ветру.

Вот дождь прошел, и солнце вышло…


Вот дождь прошел, и солнце вышло,

Собою местность осветив,

Природы повернулось дышло,

И светлых полон перспектив,

Надежд, проектов, вожделений,

Я лиру верную беру.

Нет, нипочем я не умру

В сердцах ближайших поколений

Семи-восьми.

Вот ползет по стенке клоп


Вот ползет по стенке клоп —

Паразит домашний,

Я его по морде – хлоп!

„Правдою“ вчерашней.

Знают пусть, ядрена вошь,

Все клопы да блохи —

Против „Правды“ не попрешь,

С „Правдой“ шутки плохи!

Вот человек какой-то мочится…


Вот человек какой-то мочится

В подъезде дома моего.

Ему, наверно, очень хочется,

Но мне-то, мне-то каково?

Нарушить плавное течение

Его естественной струи

Не позволяют убеждения

Гуманитарные мои.

Пройти спокойно мимо этого

Не в силах я, как патриот…

Что делать, кто бы посоветовал,

Но вновь безмолвствует народ.

Все отлично!


Отличные парни отличной страны

Недавно вернулись с отличной войны,

В отличье от целого ряда парней,

Которые так и остались на ней.

Отлично их встретил отличный народ,

Который в стране той отлично живет,

Отличных больниц понастроил для них,

Где коек больничных – одна на двоих.

Отличным врачам поручил их лечить,

Что руки не могут от ног отличить.

Отлично остаться живым на войне,

Но выжить в больнице – отлично вдвойне.

Отличных наград для героев отлил,

Отличных оград для приличных могил,

А кто не успел долететь до небес —

Отличные пенсии выдал собес.

Отлично, когда на глазах пелена,

Привычно наличье публичного сна.

Неужто не взвоем от личной вины,

Отличные люди отличной страны?

Двести лет спустя (маленькая кукольная пьеса)


Евг. Бунимовичу

Действующие лица:

МАРАТ

ДАНТОН

РОБЕСПЬЕР

СЕН-ЖЮСТ

ЕЛЬЦИН

ЗАСЛАВСКАЯ

ГДЛЯН

ШМЕЛЕВ

Действие первое

Картина первая

13 июля 1789 года. Париж.

Адвокатская контора Робеспьера

.

РОБЕСПЬЕР

Прошу у всех пардон за беспокойство,

Но я вас пригласил сюда затем,

Чтоб обсудить могли мы ряд проблем

Весьма безотлагательного свойства.

Настал момент себя проверить в деле,

Ле жур де глуар нам упустить нельзя.

А где Дантон?

СЕН-ЖЮСТ (мрачно)

Известно где – в борделе!

появляется Дантон.

ДАНТОН

Привет, Максимка! Бон суар, друзья!

Я до краев пресытился любовью,

Зизи творила нынче чудеса,

Но, проведя волшебных два часа,

Я вновь к услугам третьего сословья.

РОБЕСПЬЕР

Итак, продолжим. Франция в беде.

Благодаря правлению Капета

Попугай кричит в кружку — видео: когда без работы

Попугаи — невероятно красивые экзотические птицы, которые набирают популярность среди заводчиков. При правильном воспитании и должном уходе эти пернатые могут стать верными друзьями. Но для попугаев характерна одна особенность — при отсутствии внимания они начинают шкодничать.

Прикольное минутное видео с заскучавшим попугаем собрало более 3 тыс. просмотров.

В самом начале видеоролика мы видим красавца-какаду, который со всей силы ударяет клювом по зеркалу. Вокруг пернатого стоят коробки с множеством игрушек, но среди этого разнообразия птица выбирает оранжевый стаканчик, в который начинает громко кричать. Попугай замечает, что теперь его громкий крик слышен на весь дом. Но на этом шалости пернатого не заканчиваются. Он разбрасывает игрушки по всему дому и заигрывает со своим отражением в зеркале.

Не дождавшись никакой ответной реакции, птица начинает громко кричать. В этом попугае каждый третий интернет-пользователь может увидеть своё отражение. Ведь от безделья мы можем вести себя крайне непредсказуемо.

Какаду очень быстро привязываются к своему хозяину и требуют от него много внимания. К тому же они очень ревнивы и обидчивы. Поэтому не стоит заводить эту птицу, если в семье планируется рождение малыша, или у вас очень плотный график работы. Обделённый вниманием какаду может вести себя крайне агрессивно.

Видео: попугай кричит в кружку

Питомец — это не просто красивое дополнение к интерьеру или игрушка, но в первую очередь большая ответственность. Ведь животные требуют регулярного ухода и внимания. Хотя моя дочь очень просит завести щенка, я не соглашаюсь на её уговоры. Из-за плотного графика моей семьи большую часть времени собаке придётся находиться одной дома, поэтому она может заскучать и начать вредничать: портить мебель, громко скулить, что станет причиной негодования соседей. Кроме этого, одиночество может негативно сказаться на психическом и физическом состоянии любимца.

Попугаи породы какаду капризны в воспитании. Они легко привязываются к хозяину, требуют должного ухода и постоянного внимания. Прежде чем завести такого пернатого питомца, следует быть уверенным, что какаду не будет чувствовать себя одиноким. Ведь в одиночестве пернатый начинает шкодничать и портить мебель.

Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

Стишки договорки для изучения английских слов. Стихи-договорки для детей для изучения английского

Кот стащил и съел омлет.
Он воришка, этот cat

Мой пудель вовсе не щенок,
А взрослая собака — dog

Очень любит манку
Обезьянка — monkey

Каждый из ребят поймёт:
Птица — по-английски bird

Имеет пышный рыжий хвост
Проказница-лисица — fox


По-русски — медведь, по-английски — bear

В цирке он большой талант,
Слон могучий — elephant

Игрушку вдруг я захотела.
Куплю зайчонка: заяц — hare

Прыгнула к нам на порог
Лягушка зелёная — frog

Не знаю, как будет
По-польски страус,
Но знаю, что мышь —
По-английски mouse

Курица известна всем,
По-английски она — hen

По деревьям кто-то прыгал.
Оказалось, белка — squirrel

На реке шумит камыш,
Плавает тихонько fish.

Ну а бабочку ты знай Называют butterfly .

В английском я вершин достиг!
Свинья, я знаю, будет — pig

Name «снежок» In English ?

Name «венок» In English ?

Name «снеговик» In English ?

Name «снежинка» In English ?

Say «Веселого Рождества» in Engish ?

Name «ёлка» in English ?


Кот стащил и съел омлет.
Он воришка, этот cat

Мой пудель вовсе не щенок,
А взрослая собака — dog

Каждый из ребят поймёт:
Птица — по-английски bird

Очень любит манку
Обезьянка — monkey

В английском я вершин достиг!
Свинья, я знаю, будет — pig

Имеет пышный рыжий хвост
Проказница-лисица — fox

В каждой стране он названье имеет:
По-русски — медведь, по-английски — bear

В цирке он большой талант,
Слон могучий — elephant

Игрушку вдруг я захотела.
Куплю зайчонка: заяц — hare

Прыгнула к нам на порог
Лягушка зелёная — frog

Крокодил,
Мы это знаем,
По-английски —
Crocodile (крокодайл).

Не знаю, как будет
По-польски страус,
Но знаю, что мышь —
По-английски mouse

Курица известна всем,
По-английски она — hen

Начинает наш денёк
Петушок горластый — cock

По двору ходил-чирикал
Маленький цыплёнок — chicken

Знает его каждый житель российский,
По-русски он — волк,
ну а wolf
по-английски.

По деревьям кто-то прыгал.
Оказалось, белка — squirrel

Грозный лев, пусть каждый знает,
По-английски будет — lion

«Корабль пустыни» его зовут.
Camel двухгорбый —
По-русски верблюд.

Гиганта жирафа легко узнав,
Мы по-английски скажем: «Giraffe»

А теперь повторите это словечко,
Но «и» удлинните в нём —
Выйдет «овечка».
Sheep овца.

На реке шумит камыш,
Плавает тихонько fish.

Ну а бабочку ты знай Называют butterfly .

Вашему вниманию предлагаются стихи с использованием английских слов, так называемые договорки на тему «Food», «Time», «Colours», «Family», «Body», «Nature and weather», «Animals», «Insects. Birds», «Kitchen», «School», «Furniture», «Nouns», «Pronouns», «Verbs», «Numerals», «English for occasions», «Places to go», «Things that move» («Transport»), «Adjectives», «Adverbs», «English tenses», «Things we do at home».
Food
Вкуснотища! … very good !
Пищу называют… food .
Для шарика, для друга,
Припас я сахар … sugar .
Масло нужно всем ребятам.
Масло по-английски … butter .
Так и лезет ко мне в рот
Этот вкусный бутерброд.
Сверху … butter
Снизу … bread
Приходите на обед.
Всегда ты сладкий ждешь сюрприз.
Конфетки по-английски — … sweets .
Я все варенье это съем.
Варенье по-английски — … jam .
Без соли борщ не лезет в рот.
Соль по-английски просто … salt .
Это вовсе не каприз
Сыр мы называем — … cheese .
Молоко я пить привык
Молоко иначе — … milk .
Мясо жарится, шкварчит
Мясо по-английски — … meat .
Ведро воды вы принесете?
Вода, водичка будет — … water .
Пирожки, налетай!
Пирожок иначе — … pie .
Морковку ешь, в ней каротин!
Да, carrot есть, а где же «ин»?
Рыбу ловишь – не шумишь,
Рыба по-английски — … fish .
Слива тут и слива там —
Слива по-английски … plum .
Узнала я впервые,
Что груша это … pear .
Виноград мы съели весь,
Виноград иначе … grapes .
Арбуз предпочитаю сливам:
Арбуз иначе — … water-melon .
Клубнику ты скорей бери!
Люблю клубнику — … strawberry .
Полез на дерево мой брат.
Орехи рвет. Орешек — … nut .
Винни-Пуха нет ли с вами?
А то спрячу мед свой … honey .
Свинину заготовлю впрок,
Свинина по-английски … pork .
Треску ужасно любит кот,
Треску мы называем … cod .
Ну не лезет мне в карман
С изюмом булка, то есть … bun . Time
Прошу, ответьте мне, месье:
«Год по-английски будет…?» — … year .
Я спрошу сейчас у вас:
«Как назвали месяц?» — … month .
К названьям я уже привык
Неделя по-английски… week .
В этот день я жду гостей
День, иначе — просто… day .
час прошел, мне ехать надо
Час, иначе будет… hour .
Минуточку, сейчас вас примут
Минута по-английски… minute .
Время полчетвертого. На часы смотри!
Время полчетвертого — … it»s half past three .
«Без пяти минут шесть», — говорит мистер Икс.
Без пяти минут шесть — … it»s five minutes to six .
Четверть часа подождете?
Четверть по-английски… quarter . Colours
Учить цвета я стала
Цвет по-английски … colour .
У меня сомнений нет
Красный цвет конечно … red .
Облизнувшись кошка съела
Желток желтый. Желтый … yellow .
Я тону, иду ко дну
Синий цвет конечно … blue .
Очень черный негр Джек,
Черный по-английски … black .
Коричневое платье купила эту фрау,
Мы знаем очень точно, коричневое … brown .
Ох, не спелый мандарин.
Он зеленый, просто … green .
Мышонок серый, убегай быстрей!
Серый по-английски … grey .
Мышка – … mouse , кошка – … cat
Белый … white , а черный … black .
Розовые розы падают на ринг.
Цвет красивый розовый, по-английски … pink .
Золотистый цвет – он модный.
Золотистый просто — … golden .
Цвет серебряный, красивый.
По-английски просто … silver .
Темный, темный наш чердак.
Темный по-английски dark .
Светлый тон, запоминай:
Светлый по-английски … light .
Чудо-краска цвета беж.
Бежевый – иначе beige .
Уверен, ты запомнишь:
Оранжевый цвет… orange.
В ярко-красных кедах топал.
Ярко-красный – значит … purple .
Голубоватый цвет ты любишь?
Голубоватый — значит bluish .Family
Ты не ленись, а повтори:
Семья иначе … family .
Father, mother, sister, brother,
uncle, aunt, daughter, son,
Всех родных я перечислил,
я всю … family назвал.
Она мечтает быть артисткой
Моя сестренка – моя … sister .
Мой брат разбил сегодня вазу
Мой брат – малыш,
Мой братик — … brother .
Дядя Скрудж поехал в банк,
Дядю называю … uncle .
Тетя! А теперь твой фант!
Тетя по-английски … aunt .
Дочку как вы назовете?
Дочка по-английски … daughter .
Мой сынок испортил кран.
Сын, сынишка значит … son
Запомнить трудно разве?
Муж по-английски … husband .
Вяжет мужу теплый шарф
Его жена, его … wife .
Родня в России у меня
Сказал знакомый финн.
А по-английски, например,
Родню назвали … kin .
Ты проводи знакомых вниз,
Знакомые иначе … kith .
Ко мне пришел друг на обед
Друг по-английски просто … friend .
Племянника я от души люблю,
Племянника мы называем … nephew. Body
Если зеркало тебе я дам, то лицо свое,
Ты … face , увидишь там.
Много боли, много бед
И страдает моя … head .
Друг мой, ты запоминай!
Глаз мы называем … eye .
«Нельзя показывать язык!» —
Все повторяют вам.
Нельзя показывать язык,
Язык иначе … tongue .
Уши у меня большие
Ухо по-английски … ear .
К губе моей пушок прилип,
Губу мы называем … lip .
Не стану с вами спорить,
Лоб по-английски … forehead .
При любой погоде
Закаляю тело … body .
От плеча до кисти сам,
Руку называю … arm .
Руку протянул мне friend .
Кисть руки назвали … hand .
Я люблю отличный бег,
Ногу все назвали … leg .
Футбол. Все за мячом бегут.
Ступню мы называем … foot .
Палец я сломал на ринге,
Палец по-английски … finger .
Запомнить я легко сумел,
Что ноготь по-английски … nail .
Что же? Что же ты молчишь?
Чищу зубы. Зубы … teeth .
Брился быстро: вжик-вжик,
И поранил щеку … cheek .
Ну что без шеи человек?
Шея по-английски … neck .
Для орденов уже нет мест,
Грудь по-английски будет … chest .
Заболело горло, мне уколы колят,
По-английски горло называют … throat .
В колене ногу ты согни
Колено по-английски … knee .
Сердце громко застучало как набат,
Сердце по-английски называем … heart .
Кровь донорская это клад,
Кровь по-английски будет … blood .
Nature and weather
Уже зима, одень-ка свитер!
Зима – иначе будет … winter .
Капель звенит дзинь-дзинь, дзинь-дзинь,
Пришла весна иначе … spring .
Догадайтесь сами,
Лето это … summer .
Лечу впервые самолетом,
А за окошком осень … autumn .
Иногда идет весною
Мокрый снег, иначе … snow .
Ветер воет и гудит,
Ветер по-английски … wind .
«Дождь идет», — сказал Андрей,
Дождик по-английски … rain .
Знаю точно, знаю сам,
Солнце по-английски … sun .
Моя звезда одна из ста,
Свою звезду назвал я … star .
Лунная дорожка пролегла меж дюн,
Луну же по-английски мы называем … moon .
Посмотри как здесь красиво,
Роща там, здесь речка … river .
У озера танцуем брейк,
А озеро иначе … lake .
Шезлонг ты к морю отнеси,
А море по-английски … sea .
На берегу так хорошо!
А берег по-английски … shore .
Разбился в брызги о скалу поток,
Тверда скала, что по-английски … rock .
Засверкала молния и раздался гром,
Буря, шторм на море по-английски … storm .
На пригорке три сосны. Дерево запомни — … tree .
Елка, елочка, гори! Елка, елочка … fir-tree .
Сосновый бор, чудесный край,
Сосну мы называем … pine .
Мой друг серьезен и напорист,
Он любит лес, он любит … forest .
Живет на юге страус,
На юге — … in the South .
Вопрос такой содержит тест:
«Как запад по-английски?» … West .
Очень многоградусный там мороз,
Дует ветер северный. Север это … North .
Народ восточный голосист,
Восток, восточный, значит … East .
Фиалку подарю тебе,
Цветок, цветочек … flower .
В пруду лягушки квакали, просили видно зонт.
Промокли и заплакали. Пруд по-английски … pond .
Кустов малины много тут,
Куст по-английски … shrub .
Красив весною старый сад,
Бутон и почка – это … bud .Animals
Думал и запоминал:
Животное … an animal .
Мишка косолапый ходит еле-еле.
Мишка, медвежонок по-английски … bear .
Стреляли в волка: пиф и пуф!
Волк по-английски … wolf .
Рыжий-рыжий чудо флокс!
Рыжая лисичка … fox .
Дед траву граблями грабит.
Хочет есть наш кролик … rabbit .
Прыгнула из грядки, прямо на порог,
Зеленая красавица, по-английски … frog .
По деревьям кто-то прыгал.
Оказалась белка … squirrel .
Средь зверей интеллигент,
Слон, слоненок … elephant .
Очень ножки тонки,
У ослика … donkey .
Так забавны и ловки
Обезьянки … monkey .
Трудный вам задам вопрос:
«Как назвали лошадь?» … horse .
Легко запоминаю,
Корова значит … caw .
Свинья есть хочет каждый миг,
Свинью мы называем … pig .
Курица известна всем,
По-английски она … hen .
Целый день все кряк да кряк,
Как назвали утку? … duck .
Даже Диккенс, даже Диккенс,
Называл цыпляток … chickens .
Ой, утонет! Это так?
Называй утенка … duck .
Запоминайте эти строки:
Индюшка по-английски … turkey .
Гусей я до сих пор боюсь.
Гусь по-английски просто … goose .
Кот мой съел вчера омлет,
Он воришка, этот … cat .
Крыса в доме. Ужас! Бред!
Крыса по-английски … rat . Insects. Birds.
Ты летай, летай, летай!
Муха по-английски … fly .
Пчела жужжит мне: «Уходи!»
А пчелка по-английски … bee .
Муравей заполз на бант.
Муравей иначе ant .
Каждый из ребят поймет:
Птица по-английски … bird .
Раз летает ласточка низко над землею,
Бери зонтик смело – ласточка … a swallow .
Высоко орел парил.
А орел иначе … eagle .
Друг мой, выучить сумей:
Перепелка это … quail .
У жука ужасный вид.
Назовем жука мы … beetle .
Комар пищал сердито:
«Зови меня … mosquito ».
Стрекозу, дружок поймай!
Стрекоза … dragonfly .
В банке я ее закрыла,
Гусеница … caterpillar . Kitchen
На кухне — повар, в рубке — мичман,
Кухню называем… kitchen .
Проведем на кухне рейд:
Назовем тарелку… plate .
Вижу много умных глаз,
Как стакан назвали? … glass .
Вилки вымыть ты помог
Вилка по-английски… fork .
Чайник кухонный предмет
Чайник по-английски… kettle .
Для остроты добавим хрен
Кастрюля по-английски… pan .
Антошка любит вкусно есть. Лишь позовут его к столу —
Хватает тут же ложку… spoon
Дзинь ля-ля, да кап-кап-кап
Чашка по-английски… cup
На блюдечко с вареньем, слетелись дружно осы.
А блюдце по-английски — и без варенья… saucer .
Ну, что ты плачешь, наш малыш?
Разбил тарелку, блюдо… dish
Нож большущий взял Наф-Наф.
Ножик по-английски… knife .
На тарелке есть салфетки.
По-английский это… napkin
В печи горят дрова и вереск,
Готовим завтрак. Завтрак… breakfast .
На обед зову я Диму
А обед наш будет… dinner
У нас готовит ужин папа.
А ужин по-английски… supper .
Винни-Пух слизнул весь мед
Горшок пустой, а все же… pot
Твой ответ, поверь, забавен
Печь, духовка, будет… oven .School
По-английски каждый день
ручку называем … pen .
Я рисунок свой повесил
и убрал в пенал — что? … pencil .
Вижу в классе много рук!
Книга по-английски … book .
Сел за парту, слышен треск,
парта по-английски … desk .
Да, дежурный постарался.
Чистота! Есть мел и … duster .
Кусочек мела дай, дружок.
Кусочек мела … piece of chalk .
Ученик к доске идет.
Классная доска … blackboard .
Хоть и мало ему лет,
знает он, что карта … map .
Да, запомнить я сумею:
Стул мы называем … chair .
Все мы делали не раз
упражнение … exercise .
Вижу очень много дичи:
на картинке … in the picture .
Учу английские слова,
беру я лишь разбег.
Портфель, я знаю – это … bag ,
И сумка тоже … bag .
Проскакал лихой ковбой.
Мальчик по-английски … boy .
На окне цветок расцвел,
поливала его girl .
Тише, дети, не, кричите:
в класс заходит English teacher .
Долго-долго носом хлюпал
ученик английский … pupil .
Унывать совсем не будет,
он — студент, английский … student .
Везде бумажные наклейки.
Бумага по-английски … paper .
Послание, записку, мы ждем уж целый месяц.
Послание, записка, а по-английски … message .
Узнаешь из названия, о чем будешь читать.
Заглавие, название, а по-английски … title .
Без ошибок написать сумели:
правописание — это … spelling .
Вопрос вполне уместен.
Вопрос иначе — … question .
Скажу лишь слово, он поймет.
А слово по-английски … word . Furniture
Долго рифму подбирал я, не придумал ничего
Ты запомни, мебель это… furniture .
И рекламу и концерт
Нам покажет… TV-set .
Чтоб не болела шея, сижу на стуле прямо
Стул по-английски… chair .
Просил повесить полку шеф.
А полка по-английски… shelf .
Чтоб не опоздать вам на урок,
Есть часы с названием… clock.
Часы идут тик-так, точь-в-точь
Часы ручные просто… watch .
Кряхтя встает с кровати дед.
А по-английски кровать… bed
Попрошу ответить вас:
«Как назвали ванну?» … bath
Стопку книг: Джек Лондон, Чейз
Положу я все в… bookcase .
Весь шкаф посудой занят,
А шкаф посудный… cupboard
Я сдал одежду в гардероб
Шкаф для одежды… wardrobe .
Лежишь, читаешь на софе, пьешь ароматный кофе,
Диван же по-английски… sofa
Потолок сейчас побелим
Потолок назвали… ceiling .
Вымыть пол не тяжело
Пол по-английски будет… floor
уперся в стенку старый вол
Стену мы назвали… wall .
Тебя я потерял из виду
Смотрю в окно. Окошко… window .
Ты запачкал все в бульоне —
В угол встанешь, угол… corner .
Сказала миссис Эйбл:
Стол по-английски… table
«Надежная крыша»- скажет Нуф-Нуф,
Крыша по-английски — … roof
Ковровые дорожки мы на ступеньки стелем
Лестница, ступенька, а по-английски… stair Nouns
С трудом открыть сумела
Свой зонтик … my umbrella .
Колокольчик прозвенел.
Колокольчик – просто … bell .
Время кончилось. Вставай!
Время по-английски … time .
С палочкой идет старик.
Палка по-английски … stick .
Куры сели на насест.
Гнездышко назвали … nest .
Добыл рога оленя — панты.
Лесной охотник – значит … hunter .
Воробей чирик-чирик.
Клюнул клювом. Клювик … beak .
Коготь острый как стекло.
Коготь по-английски — … claw .
Куклу я твою нашел.
Кукла по-английски — … doll .
Паровозик этот мой!
Игрушка по-английски … toy .
Погремушку дал я брату.
Погремушка – просто … rattle .
Ты на календарь гляди,
Скоро праздник … holiday .
Пришло письмо от Светы.
Письмо и буква — … letter .
Санки буду я беречь,
Санки по-английски — … sledge .
Я играть в снежки пришел.
Снежок — иначе … snow-ball .
Ну, не бойся, бей смелей!
Гвоздь по-английски будет … nail .
Через забор малыш полез.
Забор мы называем … fence .
Можно сесть и можно лечь.
И скамейка — это … bench .
Ключом двери отопри.
Ключ по-английски – значит … key .
Клей нам нужен там и здесь.
Клейстер по-английски — … paste .
Ножниц нет в продаже — кризис.
Ножницы назвали — … scissors .
Свяжу красивый свитер вам.
А пряжа по-английски — … yarn .
Нашел крючок среди булавок, игл.
Иголку, спицы и крючок
Мы называем … needle .
Качели очень любит сын.
Качели по-английски – swing .
Играем в прятки. Слышен крик.
Играем в прятки – hide and seek .
Одеялом стеганным я сейчас укрыт.
Одеяло стеганное по-английски … quilt .
За покупками еду в супермаркет.
Одеяло шерстяное по-английски … blanket .
Подушку я купила.
Подушка – просто … pillow .
Край простыни уже подшит
Мы простыню назвали – … sheet .
Кружечку держи покрепче
Молоко тихонько пей.
Покрывало не запачкай!
Покрывало – … counterpane .
Ковер-самолет нам Хоттабыч подарит.
Ковер английский – значит … carpet .
Таблетку я водой запил.
Таблетка по-английски — … pill .
Игра “Счастливый случай”.
Идет последний гейм.
Имя и фамилия по-английски – name .
Молоточек детский я купил для Сэма.
Молоточек, молоток по-английски – … hammer .
На ткани множество полос.
Ткань по-английски – просто … cloth .
пуговицу на рубашку пришиваю брату,
Пуговицу по-английски называю… button .
Кошелек тебе принес,
Кошелек назвали… purse .
Прости меня, не будь ты букой!
Прими букет цветов — иначе… bouquet .
Завернусь я в полотенце, белое, пушистое.
Полотенце — … towel , но уже английское.
Руки с мылом моют.
Мыло это… soup .
Взревел пылесос как машина.
Пылесос… a vacuum cleaner .
Фокусы и трюки показывал старик,
Фокусы и трюки по-английски… trick .
Невеста примеряет свадебный наряд.
Невеста по-английски… bride .Pronouns
Я ошибся: ай-яй-яй!
Я – местоимение … I .
Вы не стойте на краю,
Ты и вы – иначе … you .
Объяснились мы в любви,
Мы — местоимение … we .
Он смеялся: хи-хи-хи.
Он – местоимение … he .
Она спешила! Не спеши!
Она – местоимение … she .
Они жалели всех людей,
Они – местоимение … they .
Ты мне руку протяни.
Мне, иначе будет … me .
Ваше или же твое,
Будет по-английски … your .
Малыши кричат: «уа-уа!»
Наши, наше будет … our .
Он нарисовал эскиз. Чей эскиз?
Ответьте! … his .
Я давно ценю ее,
Ее – местоимение … her .
Вещи чьи? Скажи скорей!
Вещи их. Их значит … they .
Мой, мое, запоминай!
Мой, мое, иначе … my .
Нам дайте это, просим вас!
Нам – по-английски будет … us .
«Отдай ему», — твердим.
Ему, его, иначе … him .
Им книги дайте насовсем,
Им по-английски просто … them .
Для неодушевленных лиц
Его, ее, их – просто … its .Verbs
To skate – кататься на коньках
To fly – летать под облака,
А прыгать даже выше ламп,
Наверно, просто лишь … to jump .
To dance – конечно танцевать,
To draw – обычно рисовать,
To swim – купаться,
To run – бежать,
To play chess – в шахматы играть,
To sing – петь песни, Замечательно!
Учу глаголы обязательно!
To be ashamed of – стыдиться,
To whisper – шептать,
To learn – учиться,
To chatter – болтать,
To disobey – не слушаться,
To wait – кого-то ждать,
To punish – наказывать,
To forgive – прощать.
To buy – покупать,
To pay – платить,
To cost – стоить,
To bring – приносить,
Тратить — to spend ,
To sell – продавать,
Эти глаголы стыдно не знать.
To quarrel – ссориться
To fight – драться
To push – толкать
To spit out — плевать,
To strike – ударять,
To tease — дразнить,
To throw – бросать,
To catch – ловить,
To giggle — хихикать,
To smile — улыбаться,
To cry — плакать
To laugh — смеяться
To want — хотеть,
To play — играть,
To understand — все понимать,
To write — писать,
To read — читать,
To sit — сидеть,
To stand — стоять,
To open — значит открывать,
Repeat — команда повторять,
Translate — слова переводить,
To have — иметь,
To love — любить,
To give — давать,
Forget — забыть,
To go out — выходить,
Запомню все глаголы я,
Я English выучу друзья.

Ты согласен со мной?
Побыстрей говори!
Соглашаться, согласен – иначе …

agree .
Надувает шарик клоун,
Дует ветер, дует … blow .
Сломал уже ты много полок.
Ломать, сломать иначе … broke .
Ты мне щетку эту дашь?
Чистить щеткой значит … brush .
Здесь строят дом, отличный вид.
А строить по-английски … build .
Позовут вас на укол.
А позвать – иначе … call .
Несите вещи, открывайте двери.
Несите, носим – это … carry .
«Поймай котенка», — слышен плач.
Ловить, поймать, иначе … catch .
Выбираю я наряд, тороплюсь, мечусь.
Выбираю платье. Выбираю … choose .
Приходите еще к нам.
Приходите – значит … come .
Слезы льются через край.
Плакать по-английски … cry .
Режу сельдерей, шпинат.
Резать по-английски … cut .
Привыкаю я к труду.
Делать, делай, значит … do .
Ты думай и пример решай.
Решать иначе — … to decide .
Выкопаем яму в миг.
Рыть копать – иначе … dig .
Я нарисовал ведро.
Рисовать – иначе … draw .
Мечтаю увидеть теченье Гольфстрим.
Мечтаю и вижу во сне – значит … dream .
Объехал я весь этот край.
Вести машину – просто … drive .
Храню я дома много книг.
Хранить, держать – иначе … keep .
Шапку уронил в сугроб,
Уронить иначе … drop .
Желудок у меня болит.
Я есть хочу. Есть, кушать … eat .
Падал, но по люду я шел.
Падать по-английски … fall .
Я накормила вас. Ты сыт?
Кормить, кормлю – иначе … feed .
Чувствую, что на ногу кто-то наступил.
Чувствовать и чувство по-английски … feel .
Я нашла твой первый слайд.
Находить – иначе … find .
Я слышала команду «Пли!»
Беги, спасайся … flee .
Забывает все мой дед.
Забывать – звучит … forget .
Получаю поздравленья много-много лет.
Получать, достать, добраться по-английски … get .
Дайте пить я ели жив.
Дайте по-английски … give .
Мы едем в город снова?
Идти и ехать … go .
Растет наш сад фруктовый.
Растет иначе … grow .
Он царь зверей, наш грозный лев.
Иметь, имею, значит … have .
В прятки поиграем мы? Прятаться давай!
Прятаться и прятать по-английски … hide .
Ушибся сильно я об лед.
А ушибиться – значит … hurt .
Нет, конечно не собьюсь:
Представлять, вводить, знакомить
По-английски … introduce .
Поздно, не стучи, сынок!
Стучать, стучите, значит… knock .
Вязать я люблю, тихо спица звенит.
Вязать по-английски значит … to knit .
Ты знаешь это слово?
Знаю по-английски … know .
Вот эта – лучшая из глав.
Читай и смейся. Смейся – laught .
Положи сюда скорей,
Положи – иначе … lay .
В учительницу я влюблен.
Учить, учиться, значит … learn .
На вокзале народа большой наплыв.
Оставлять, покидать, уезжать – значит … leave .
Давно уже лежишь, вставай!
Лежать, лежу – иначе … lie .
Смотри, какой красивый жук!
Смотрите – по-английски … look .
Хочу жениться я на Вере.
Жениться, выйти замуж … marry .
Запирай все на замок.
Запирать — иначе … lock .
Запомнить вам не повредит:
Встречать, знакомиться … to meet .
Платите в кассу побыстрей,
Платить, платите – значит … pay .
Положите это тут.
Положите – значит … put .
Читать полезно много книг.
Читать, читайте – значит … read .
Люблю в ковбоев я играть,
Верхом скакать на лошади –
To ride на кухню и назад,
Жаль не хватает площади.
Звонок звенит динь-динь, динь-динь.
Звоните по-английски … ring .
Бегут спортсмены разных стран.
Бежать, беги – иначе … run .
Он сказал нам, где музей.
Сказать, скажите – значит … say .
Видишь что-нибудь в дали?
Видеть по-английски … see .
Целый день торговец торговал,
Ни разу не присел.
Торговать и продавать по-английски … sell .
Я послал тебе конфет
Посылать иначе … send .
Танцуем танцы шейк и брейк.
Трястись, трясти – иначе … shake .
Тучка, солнцу не мешай.
Светить, сиять – иначе … shine .
Песню спой про неба синь.
Петь, пою и пойте … sing .
Что вам учитель говорит?
Садитесь, дети. Сядьте — … sit .
Посмотрели этот клип?
Спите, дети! Спите — … sleep .
Увидев аленький цветочек,
Сорвать его старик посмел.
А нюхать, пахнуть по-английски
Мы произносим четко: “ smell ”.
Он меня обидел, —
Слышен детский крик.
Говори спокойнее
Говори же … speak .
Пойдешь купаться, но не один,
Купаться, плавать – значит … swim .
Возьми скорее этот чек.
Возьмите по-английски … take .
Скажите – много у вас дел?
Скажите по-английски … tell .
Старайся и запоминай,
Стараться по-английски … try .
Ты понимаешь? Конечно нет.
Понимать, поймите, значит … understand .
Ходи пешком, гуляй, дружок.
Ходить пешком – иначе … walk .
Но вдруг раздался громкий свист.
Свистеть и свистнуть это … whistle .
Вопишь, кричишь, всем надоел!
Вопить, кричать – иначе … yell . Numerals
Вот пришел к нам первый гость.
Первый по-английски… first
Второе открытие века,
Второе, второй — это… second .
Третий раз звенит звонок.
Третий по-английски… third .
Совсем один ты бродишь там.
Один, одна — иначе… one .
Две изюминки во рту.
По-английски двойка… two .
Скорей иди сюда! смотри:
У кошки три котенка — three .
У машины колесо,
Их всего четыре… four .
Никогда не забывай,
Что пятерка это… five .
В примере неизвестен х.
Шесть по-английски будет… six .
Молод я и зелен.
Семь лет мне — значит… seven .
Моей сестренке восемь лет.
А восемь по-английски… eight .
Девять — ты запоминай —
По-английски просто… nine .
Уже пошел десятый день.
Десять по-английски… ten . English for occasions.
Если вы вдруг опоздали,
То не стойте в коридоре.
В дверь тихонько постучите
И скажите: … «I»m sorry!»

«Вы войти мне разрешите?» —
Спросит каждый гражданин.
«Можно мне войти?» Спросите
По-английски:

«May I come in?»

Эту фразу ты запомнишь,
Если будут интерес.
«Можно мне пройти на место?» —

«May I go to my place?»

Когда не понимаю,
То молча не стою.

«I don»t understand you!»
Всегда говорю.

Вы уже готовы, дети?
По-английски:

«Are you ready?»
«Да, готовы мы, да, да!»
Отвечаем: «Yes, we are!»

«Как ни стыдно!» — говорю.
«Очень стыдно» —

«Shame of you»

Это не шутка, это — обман.
Это не шутка —

«It»s no fun» What will do.

Спасибо, что вы сделали —
Так каждый говорит.
Спасибо, что вы сделали —

Thank you for doing it.

«Мне что-то нездоровится»,
Был ответ.
Мне плохо что-то —

I feel very bad.

Рейсовый автобус, прибудет через час.
На автобусе я езжу —

I take a bus.

Собираемся мы вместе, чтобы было веселей.
Собираемся играть —

We are going to play.

«Рада познакомиться. Здравствуйте скажу.
Здравствуйте. Приветствую»! —

How do you do?

Надеяться на лучшее,
Смысл жизни — не исчез.
Давайте верить в лучшее

Let»s hope to the best.

«Позвольте мне представить», —
Сказать не побоюсь.
Позвольте мне представить —

Let me introduce.

«Должна извиниться перед вами», —
И это я вам говорю.
Должна извиниться перед вами —

I must apologize to you.

Заранее я благодарен,
Использую я этот шанс.
Заранее вам благодарен.
Скажите:

«Thank you in advance».

«Не стоит благодарности».
Как фраза та звучит?
Не стоит благодарности —

Oh, don»t mention it.

Эту фразу не запомнит лишь невежа.
«С удовольствием» — по-русски,
По-английский —

«With pleasure» .

«Тем не менее, спасибо»! —
Ты скажи повеселей.
Тем не менее, спасибо —

Thank you anyway.

«Очень рад, что вы довольны».
Как же фраза та звучит?
Очень рад, что вы довольны —

I»m glad you liked it.

Еще увидимся, до встречи!
Я не прощаюсь —

See you later.

Через минуту он вас примет.
Вы обождите —

Just a minute.

Какая погода сегодня, Андрей?

What is the weather like today?

Скажу сегодня Ване:
«Смешной ты!» —

You are funny.

Он очень умный — Сева.
Он умный —

He is clever.

Мне жарко, солнышко печет,
Мне жарко —

I am hot. Places to go
Мир увидит финн и швед,
Мир и свет – иначе … world .
Три толстяка все делят на три,
Страна иначе будет … country .
Слова я снова путать стал:
Столица значит … capital .
Вы наш город посетите!
Город это будет … city.
Проедем через тот шлагбаум –
Увидим город – город … town .
В деревню ехать очень рад.
Деревня – просто … country-side .
Магазин! Водитель стоп.
Мы заходим в этот … shop .
Ногу я себе сломал и в больницу попал,
А больница по-английски будет… hospital .
Купи в аптеке эту пасту
Аптека по-английски … drugstore .
Книгу эту ты бери
В библиотеке … library .
Я люблю ходить сама
В кинотеатр … cinema .
Сирень в саду цветет. Прохлада.
Сад называем по-английски … garden .
Во дворе деревьев ряд.
Двор мы называем … yard .
Дом на улице стоит,
Улицу назвали … street .
Мики Маус, Мики Маус,
Где твой домик? Где твой … house ?
В моей квартире простор и свет.
Квартира по-английски … flat .
В школе я вчера заснул,
Школа по-английски … school .
Чтобы знали, сообщаю вам.
Ферма по-английски … farm .Things that move
Путь дорога далека.
Автомобиль назвали … car .
Грузовик, от вас не скрою,
Называют нежно … lorry .
Везет автобус быстро вас,
Автобус называют … bus .
Поезда везут людей,
Поезд по-английски … train .
Я прокачусь два разика.
Велосипед мой … bicycle .
На мотоцикле едет зайка.
А мотоцикл … motorcycle .
Рокфор и Гайка, Дейл и Чип,
Любят свой кораблик … ship .
Вижу Волгу, вижу Рейн,
Самолет иначе … plane .
Стучат колеса поезда:
«Скорей, быстрей, живей!»
Железная дорога иначе … railway .
Самокат поехал круто,
Самокат иначе … scooter .
Меня домой везет сейчас
Троллейбус, чудный trolley-bus .
Он так хорош уж только тем,
Что мчит по рельсам. Трамвай … tram .Adjectives in rhymes
Lazy — ленивый,
Stubborn — упрямый,
Nasty — противный,
Empty — пустой,
Angry — сердитый,
Sly — очень хитрый,
Cruel — жестокий,
Simple — простой.
Инти-инти-интерес:
беззаботный — careless ,
осторожный — careful ,
Я тебя не обманул.
proud — гордый ,
лучший — best ,
любопытный — curious,
great — великий,
glad — довольный,
я запомнил произвольно.
Настоящий — … real значит,
А трусливый… chicken-hearted .
Глупый… silly .
Умный… clever .
Сильный… strong ,
А слабый… weak .
К этим я словам привык.
Новый царь сел на трон.
Сильный, крепкий — значит… strong .
Слабый плачет, слышен крик.
Слабый по-английски… weak .
Я боюсь кошачьих лап,
Коготь острый! Острый… sharp .
Как солнце горячо печет!
Горячий, жаркий — значит… hot .
Холодный день и снег идет,
Холодный по-английски… cold .
Учили с вами в прошлый раз:
Последний, прошлый — это… last .
Трудно уследить за модой.
Современный, значит… modern .
А теперь читаем следующий текст,
Следующий, рядом по-английски… next .
Прошу: читайте медленно, чтоб запомнить слово.
Медленный и тихий по-английски… slow .
Быстрее мы читать привыкли,
Быстрее по-английски… quickly .
Настоящих, искренних я в друзья беру
Настоящий, искренний по-английски… true .
Низких, слабеньких не трону,
Низкий по-английски… low .
милые мои, родные!
Милый по-английски… dear .
Пес встревожен, громко лает.
Громкий, шумный — это… loud.
не боюсь твоих угроз,
Пусть ты и сердитый… cross .
про индейцев кинофильм
Интересный… interesting .
Крупный, твердый выпал град,
Твердый по-английски… hard .
Больной теряет много сил —
Больной, больная, значит… ill .
Лекарство пить не хочет Рита,
Оно горчит, а горький… bitter .
прошу тебя мне не мешай, я очень робкий,
А робкий… shy .
болеть совсем не хорошо,
Болезненный иначе… sore .
Скучным людям не везет.
Задумчивый и скучный… bored .
вы меня сказать просили:
Глупый по-английски… silly .
Приятный и хороший Стас,
Любезный, милый, славный… nice .
Всегда вы насмешите,
Вы остроумны… witty .Adverbs. Pronouns
Некоторые, несколько —
Запомнишь это сам.
Некоторые, несколько —
иначе будет … some .
Много чего-либо, например, шаров
Много — звучит иначе … a lot of .
И ни это, и ни то
по-английски — … neither nor .
Догадался я не сразу,
Что другой – иначе … other .
Любой избавится от лени.
Любой, любое — значит … any .
Немного, мало,
Несколько вещей сама сошью.
Немного, мало, несколько — иначе будет … few .
Сам себя обслужит шеф.
Сам, себя, себе — … yourself .
Прошло уже немало лет.
Еще, уже — иначе … yet .
Оказался рано в школе.
Рано по-английски — … early .
Поздний час. Людей здесь нет.
Поздний, поздно – значит … late .
Были времена иные.
Жили близко, рядом — … nearly .
Далеко она ушла.
Далеко – иначе … far .
Снова я вижу здесь много людей.
Снова, опять по-английски — … again .
А хорошо ли пишет мел?
Коль хорошо, скажите — … well .
«Далеко отсюда»- выучить сумею,
Далеко отсюда — просто – … far from here .
Часто пью я кофе.
Часто – значит … often .
К вашим услугам, господа!
Готов помочь, вам! … Always – всегда.
… All right! Уже готово все, Фредди!
Уже – наречие … already .
Когда-нибудь я стану смелым,
Когда-нибудь – иначе … ever .
Только что узнал я вас.
Только что — иначе … just .
Скоро уж взойдет луна!
По-английски луна — … moon .
Ну а скоро будет — … soon .
Тепло, хотя на море шторм.
Тепло. Скажите: … ”It is warm”
Редко видимся мы с дедом
Редко по-английски — … seldom .
Несколько значений я употребил:
Все, еще, однако и спокойный — … still .
«Действительно»,- он всем твердит
Действительно, скажи — … indeed. Contrary Adjectives
Я нашел большущий гриб
А большой иначе … big .
Маленький грибок нашел.
Маленький иначе … small .
Был когда-то барон молод,
А теперь он старый … old .
Я все новое люблю.
Новый по-английски … new .
Зарос лесом горы склон.
Длинный по-английски … long .
Короткая веревка удерживает бот.
Коротенькое слово, читайте … short .
Читаю книгу я о Пеппи.
Довольный и счастливый … happy .
От невезения и бед
Он грустный … sad .
Свинья наела сало-шпик.
Толстый по-английски … thick .
Я стою совсем один среди тоненьких рябин.
Тонкий по-английски … thin .
Итак, играем! Первый раунд.
Как по-английски круглый? … round .
Я квадрат чертить умею,
А квадратный значит … square .
Помог нести корзинку Севе,
Тяжелый по-английски … heavy .
Воздушный шарик, улетай!
Ты легкий, легкий, значит … light .
Журавлиный летит клин
В чистом небе.
Чистый … clean .
Грязный пол вы подметете?
Грязный по-английски … dirty .
Я тебя не обманул,
Полный по-английски … full .
В пустой стакан коктейль налейте.
Пустой, пустое, значит … empty .
Знаменитый Робин-Гуд
Был хорошим, значит … good .
Ну, а злой людоед был плохим,
Значит … bad .
Бедных людей обманули.
Бедный и бедная … poor .
Богатые любят охоту и дичь.
Богатый по-английски … rich .

English Tenses
Present Simple
Время настоящее запомнить помогу:
Вопрос вначале ставится,
Потом… does или … do .
Коль … does в начале ставится,
В глаголе …s теряется.
Где живете? Где живете?, —
Не смутился я спросив.
По-английски это просто:
Where, where do you live?
“Где живет твоя Татьяна?”, —
Я подумал и спросил.
А сказать бы надо просто:
Where does your Tanya live? Present Continuous
I’m standing, I’m sitting,
I am reading English book.
Это время я запомню,
И запомни ты мой друг.Things we do at home
Вставай уже! Встаю я, пап:
Встав я говорю: … get up .
Зарядку делал каждый раз,
Я делал… morning exercise .
Ты чистил зубы? Что молчишь?
Чистить зубы… brush the teeth .
Ты мыл лицо? Иль, братец врешь?
Всегда я мою, мыться… wash .
Пол подмести, сварить обед.
Кровать убрать… to make a bed .
Пол подмести не тяжело —
Пол подметать… to sweep the floor .
пыль вытирал я много раз.
Вытирать — иначе — … dust .
Играй на фортепьяно.
Мне говорят… play the piano .
Ты мультики скорей включи.
Смотрю я телек — … watch TV .
Ложитесь спать, гасите свет!.
Иду, ложусь — … I go to bed .
Слушай радио один.
Слушаю я — … listen in .

Здесь вы найдете короткие русские стихи с английскими словами (так называемые договорки) по темам: «Family», «Animals», «Birds», «Toys» .

К договоркам можно относится по разному. Кто-то против них, кто-то считает их отличным способом выучить парочку английских слов с малышом. Так или иначе, они существуют, поэтому представлены здесь для тех, кто ищет именно такие русско-английские стишки. Остальные могут перейти , где они найдут много коротких и простых стихотворений, но исключительно на английском языке.

И хотя в одной договорке может присутствовать английская лексика по разным темам, я буду обозначать главную тему для удобства поиска.

Договорки по теме «Семья» (Family)

Купила мама два платочка
-Как будет рада daughter — дочка!
Купила mother барабан:
-Как будет рад сыночек — son !
Спросил печально father – папа:
-А будет ужин, то есть supper ?
Of course – конечно! Очень скоро!
Помой tomatoes — помидоры!
Один grandfather ? То есть дед
Вставал на голову – на head ,
Grandmother – бабушка – старушка
Вставала рядом на макушку.
Сказала девочка – girl :
– Опять этот дождь пошел!
Мокнуть под ним надоело!
Где же мой зонтик- umbrella ?
Здравствуй, мальчик, мальчик – boy !
Мы подружимся с тобой!
Песню – song давай споем,
А потом гулять пойдем.Расскажу-ка вам, друзья,
Как живет моя семья.
Шьет роскошные наряды
Нам с сестренкой мама, mother .
Вышивает тетя, aunt ,
У нее большой талант.
Служит в самом главном банке
Наш любимый дядя, uncle ,
Каждый день после работы
Он гуляет с дочкой, daughter .
Варит вкусное варенье
На зиму бабуля, granny .
Весь вареньем перемазан
Мой двоюродный брат, cousin .
Есть еще щенок пушистый
У моей сестренки, sister .
Со щенком гулять по саду
Ходит старший брат мой, brother .
Если что-то сделать надо,
Обращаюсь к папе, father
Папа мастер хоть куда,
Мне готов помочь всегда.
Он научит сына, son ,
Чтоб умел все делать сам.
Кто проказник шалунишка?
Мама скажет: «Son — сынишка».
Наша бабушка, grandmother .
Вкусный варит нам обед.
Ну а дедушка, grandfather ,
Самый добрый в мире дед.Есть у нас и дядя с тётей:
Дядя — uncle , тётя — aunt .
Дядя на своей работе —
Самый главный консультант.

Не ленись, а повтори
Семья иначе – family .

Она мечтает быть артисткой
Моя сестренка, моя sister .

Мой брат разбил сегодня вазу.
Мой брат – малыш,
Мой братик – brother .

Father, mother,
Sister, brother,
Uncle, aunt,
Daughter, son
Всех родных я перечислил,
Я всю family назвал.

Дочку как вы назовете?
Дочка по-английски – daughter .

Мой сынок испортил кран.
Сын, сынишка – значит son .

Запомнить трудно разве?
Муж по-английски … husband .

Вяжет мужу теплый шарф
Его жена, его … wife .

Посмотрите-ка, друзья:
Наша family , семья:
Мама, папа, брат, сестричка
И, конечно, с ними я.

Mother , мама, верьте мне
Лучше всех на свете:
В нашем городе, стране
И на всей планете.

Father , мой отец, друзья, –
Штурман самолёта.
Очень любит, знаю я,
Он свою работу.

Кто сильнее всех на свете?
«Папа – dad » — ответят дети.

Моей сестре a sister
Купили самокат.
Он silver , серебристый
Я glad , я очень рад
С ним младший брат a brother
Ушел во двор a yard
А мне не жалко даже
Я glad , я очень рад.
И скажет мама mother ,
И скажет папа dad :
“Ты молодец, не жадный.
Мы рады. We are glad .”

Договорки по теме «Животные» (Animals) и «Птицы» (Birds)

На реке шумит камыш,
Плавает тихонько fish .

Почему сосисок нет?
Слопал их хитрючий cat .

По деревьям кто-то прыгал,
Оказалась белка squirrel .

Разбудить любого мог,
Наш будильник петух cock.

У моих свернулся ног,
Ежик маленький hedgehog .

Мишка косолапый ходит еле-еле,
Мишка, медвежонок, по-английски bear .

Трудный вам задам вопрос:
Как назвали лошадь? Horse .

Прыгнула из лужи прямо на порог
Зеленая красавица, по-английски frog .

Легко запоминаю:
Корова — значит cow .

На воле, вне кирпичных стен
Кудахтать любит наша hen .

Она есть хочет каждый миг,
Спать любит в лужах эта pig .

Гусей я до сих пор боюсь,
Гусь по-английски просто goose .

Пудель, такса и бульдог —
Называются все dog .

Рога крепки, как молот,
Где ты был, козленок goat ?

У кого большой и рыжий хвост?
У воровки хитрой fox.

Бьется сердце еле-еле
У трусишки зайки hare.

Компот фруктовый ест из банки
На арене цирка monkey.

Кто играет, угадай?
Крокодил наш, crocodile.

Среди зверей — интеллигент,
Слон, слоненок, elephant.

Что написано? Читай-ка!
Здесь тигренок спит, наш tiger.

И щебечет, и поет,
И летает птица bird.

Дед траву граблями грабит
Хочет есть наш кролик rabbit.

Ну а бабочку ты знай
Называют butterfly.

Перед зеркалом наряд свой мерит
Говорун наш попугайчик parrot.

Большой и круглый выплыл
Бегемот огромный hippo.

Целый день все «кряк» да «кряк»,
Как назвали утку? — Duck.

Жила-была обезьянка — a monkey .
Была у нее подружка — a frog (лягушка).
Был у нее дружок — a cock (петушок).
Была у нее сестричка — a fox (лисичка).
И был у нее — a rabbit (крольчонок), a hear -зайчoнок,
a bear -медвежонок, a wolf — волчoнок.
И поросеночек — a pig , и был он very-very BIG !
Были они так хороши — very good !
Жили они в лесу — in the wood .
А возле озера — near the lake
Жили большая змея — a big snake .
Она была голодна и зла — hungry and angry !

Посмотри скорее — Look !
Ты увидишь книжку — book !
В книжке — мишка — a bear
И зайчонок — a hare .

Sparrow или воробей,
В гости пригласил друзей:
Вот на веточке сидит
Сойка — jay , синичка — tit ,
Swift летит к ним, быстрый стриж,
Goldcrest — королёк-малыш,
Robin , милая зарянка,
прилетела спозаранку.
Здесь woodpecker , мудрый дятел,
добрый воробья приятель;
Жаворонок — lark — с полей,
Nightingale — соловей.
Swallows , ласточки-касатки,
С воробьём играют в прятки.

— Любезная duck , то есть утка,
Присядьте со мной на минутку!
— Нет, спасибо, fox – лисица,
С вами что-то не сидится!

Построил я дом — house ,
Живет в нем мышка — mouse .
А кошка — cat твердит о том,
Чтоб рядом ей построить дом.

К нам во двор зашла a cat ,
Симпатичней кошки нет.
Носик черный, хвост трубой.
Говорит ей мальчик boy :
Oh, my dear pussy cat,
Что ты хочешь на обед?
Замурлыкав, скажет киска:
Лучше sausages -сосиски.

Очень я котов пугаюсь,
Пи-пи-пи, я мышка, mouse .

Мой пудель вовсе не щенок,
А взрослая собака — dog .

Вот он справа, вот он слева.
Шустрый, быстрый заяц, hare .

Под дождём совсем продрог
Лягушонок little frog ,
Он скорее с кочки — скок,
Под кусток и под листок.
Вот попрыгал little frog
И слегка согреться смог.

Возле — forest чудный house ,
В нем живет малышка — mouse .
Mouse любит book читать
И на sofa сладко спать!

Повстречал в траве высокой
Я кузнечика, grass-hopper .
Он играл на скрипочке
Маленькой улиточке.

Договорки по теме «Игрушки» (Toys)

Завтра День рождения,birthday ,
У моей сестренки.
Это юбилей серьезный-
Будет 5 Аленке.
И, конечно, я хотел
Чтобы был полезен
Для любых девчачьих дел
Мой подарок, present .
Подарю ей мячик ball ,
Чтобы с ним играла.
И большую куклу doll ,
Чтобы с ней гуляла.
Я сестренке подарю плюшевого зверя,
Мягкого пушистого teddy bear .
Сестренку я свою порадую,
Подарю ей bicycle велосипед,
И большую розовую сумку bag .
А цветные кубики colour blocks
Привезу в своем грузовикеtruck .
Ну аgrey robot мне нужен самому
Я его не отдам никому.
Подарю ей яркий красочный album и цветные pencils .
Ведь 5 лет, солидный возраст
С Днем рождения, Happy birthday !

Куклу я твою нашел.
Кукла по-английски — … doll .

Погремушку дал я брату.
Погремушка – просто … rattle .

Пляшет куколка — a doll,
Рядом скачет мяч — a ball ,
Загремел: трам — трам,
Барабан — a drum .
Едет поезд — train, train ,
Самолет летит — a plane .
Любят такие игрушки — the toys
Девочки — girls ,
Мальчики — boys .

Мы идём играть в футбол,
Мячик по-английски ball .

Я построю городок,
Кубик по-английски block .

Не люблю играть в футбол,
Купите лучше куклу doll .

Воздушный шарик наш — шалун,
В окошко улетел balloon .

Во дворе игра в футбол.
Мы гоняем мячик, ball .
Я на угол сделал пас
И стекло разбилось, glass .

Если вы считаете материал интересным, поделитесь им с друзьями в социальных сетях.

Весёлый английский. Договорки в стихах.

Подготовила Кокорева Любовь Ивановна

учитель английского языка

МБОУ «Жердевская СОШ»

Материал для учащихся начальных классов, используемый не только на уроках, но и в период проведения предметной недели по английскому языку Тематика самая разнообразная Вашему вниманию предлагаются стихи с использованием английских слов, так называемые договорки на тему » Food «, » Time «, » Family «, » Body «, » Nature and weather «, » Animals «, » Kitchen «, » School «, » Furniture «, » Nouns «, » Verbs «, » Numerals «, » English for occasions «, » Places to go «, » Things that move » » Adjectives «, » Adverbs «, » English tenses «, » Things we do at home »

Good afternoon !»
Если встретишь друга.
Это днем, когда светло
И спешишь не очень.
А спешишь, скажи: » Hello !»
Как бы между прочим.
Вечер выдался плохой,
С ветром или с ливнем.
Все равно, придя домой,
Ты скажи: » Good evening !»
Посмотри: опять светло,
Синь на небосклоне.
Утро доброе пришло.
Говори: «Good morning!»

Вежливым быть не ленись.
Каждый день хоть раз до ста,
Если просишь, слово » please »
Говори, пожалуйста.


Если встал ты на ногу соседу,
Если чью-то вдруг прервал беседу,
Если с другом оказался в ссоре,
Помни: «извините» будет » sorry »

Съел я завтрак с аппетитом:
Йогурт, булку и бисквиты.
С молока снял ложкой пенку
И сказал: «Спасибо! Thank You!»

Возле forest чудный house

Там живёт малышка mouse.

М ouse любит book читать

И на s ofa сладко спать

Квакша, frog , в пруду живет.
Песенки — «Ква-ква» поет.
А еще с лещом одним
Очень любит плавать, swim .
Ей с утра до вечера
Больше делать нечего.

Если крепко, на замок
Двери запирают, lock ,
Я, по крайней мере,
Не ломаю двери.
Ключ вставляю и потом
Поворачиваю, turn.


Всем при встрече какаду
Говорит: » How do you do ?
Рад, мол, познакомиться.
Скажет и поклонится.

Сесть хотел жираф за стол.
Был жираф высокий, tall ,
И не смог, как ни старался.
Стол наш слишком низкий, small,
Для жирафа оказался.

Посчитать хочу я вам:
Вот одна овечка, one .
К ней шагают по мосту
Сразу две овечки, two .
Сколько стало? Посмотри.
Три теперь овечки, three .
Вон еще недалеко.
Их уже — четыре, four .
К ним спешит овечка вплавь —
Стало пять овечек, five .
Вдруг, откуда не возьмись
Еще овечка — шесть их, six .
Это кто за стогом сена?
Семь уже овечек, seven .
Стал считать я их скорей —
Получилось восемь, eight .
Но на двор явились к нам
Почему-то девять, nine .
Я считал их целый день,
Оказалось десять, ten .
Ну а ты, хочу я знать,
Сможешь всех пересчитать?


Дочь и сын у мамы требовали:
«Мы хотим в поездку, travel .
Из окна все дни подряд
Виден только дворик, yard ,
Куст, скамья, асфальт и люк.
Погляди-ка, have a look !»
«Вижу, — мама говорит. —
Улица вас манит, street .
Собирайтесь, там для вас
Подали автобус, bus .»
Только мы в автобус сели,
Глядь — дворец в окошке, palace .
Рядом, не окинуть взглядом,
Сад большой цветущий, garden .
«Мама, посмотри скорей!
Там в саду аллея, lane .»
Нет, ребята, нам налево.
Дальше через площадь, square .»
«Нам туда, где церковь, church ?»
«Нет, в другое место, дочь.
Нам не в Лондон, не в Париж,
А за мост ближайший, bridge .
Не в Бомбей, не в Нагасаки —
На центральный рынок, market .
Продают там фрукты, fruit .
И недорого берут!
Мы сначала между делом
Выберем там дыню, melon .
Купим лук, чеснок, укроп.
Рядом в магазине, shop —
Мясо, meat , и рыбу, fish .
А потом махнем в Париж!»


Песни, танцы, шутки, смех…
Закружил нас праздник всех.
Поскорей зажжем огни
Мы на елочке, fir — tree .
Как она теперь красива!
Здравствуй, Новый Год, New Year!


Вот зима пришла, и снова
Снег лежит пушистый, snow .
На санях мы мчимся быстро.
С Рождеством вас!
Merry Christmas

Спит утром пес «без задних лап».
«Проснись!» — «Wake up!»
«Вставай!» — «Get up!»
Тренировать тебя я стану.
«Садись!»—командую. —
» Sit down !»
Пес выполнять команды рад.
Встает, когда скажу: » Stand up !»
А заниматься с ним устанем,
Возьмем и просто поболтаем.

Прибежала к Айболиту
Мышка маленькая, little
«Сделай, — говорит, — чтоб в миг
Стала я большою, big .»
А потом явился слон.
Стать поменьше хочет он.

Если много съешь конфет,
Будешь очень толстым, fat .
А не съешь — не хватит сил
Будешь очень тонким, thin

Говорила кенгуру
Мама Кенга Крошке Ру:
«Ты сегодня именинник.
Прогуляйся по двору.
Прыгай, jump , и бегай, run ,
Развлекайся, have a fun !
Но не шумно, и в подарок

Ты получишь барабан.

Завтра день рождения, birthday ,
У моей сестренки.
Это юбилей серьезный-
Будет пять Аленке.
И, конечно, я хотел
Чтобы был полезен
Для любых девчачьих дел
Мой подарок, present .
Чтобы дождь не промочил,
Чтоб не заболела,
Я сестренке подарю
Новый зонт, umbrella .
Подарю ей мячик, ball ,
Чтобы с ним играла.
И большую куклу, doll ,
Чтобы с ней гуляла.
Да, пять лет –
солидный возраст.

С Днем Рождения,
Happy Birthday !

Руки грязные — так что ж!
Можно руки вымыть, wash .
Знай еще секрет один:
Зубы можно чистить, clean .

Мама сыну говорит:
«Ты уже читаешь, read ,
И среди других ребят
Буквы лучше пишешь, write .
Жаль, что только не знаком
Ты с английским языком.

Загляни-ка в темный шкаф:
Там на полке шарфик, scarf .
Рядом дремлет серый кот,
Вот висит пальтишко, coat .
Кто и что здесь разберет —
Юбка, skirt , рубашка, shirt .
А по полкам, прыг да скок,
Скачет твой носочек, sock .
Пусть не радуется ветер,
Есть тут теплый свитер, sweater .
Ничего приятней нет,
Чем примерить шляпу, hat .
Раз ты в шкаф уже залез,
Не забудь про платье, dress ,
Про костюм парадный, suit .
Вот он, черный, тут как тут,
В шкафу подолгу не сиди:
Померил все — и уходи

Говорила сыну мама:
Дедушка твой фермер — farmer ,
А тебе, сын, стать важнее
Инженером, engineer
Возражал ей папа:
«Разве?
Много есть профессий разных.
Может больше будет прока
Если стать рабочим, worker
Бабушка, услышав, села:
«Моряком он будет, sailor .
Ну, а моряком не станет,
Значит будет летчик, pilot .
Дед вмешался: «Вы не правы!
(Будет внук водитель, driver .
Ничего, что он недавно,
Стать хотел пожарным, fireman .
А захочет, так учтите,
Будет он учитель, teacher»)

Не страшна зима мне, winter !
У меня есть теплый свитер,
Рукавички и носки.
Позову ребят скорей
На коньках кататься, skate ,
И на лыжах, ski .
В снежки играли, snowballs .
За воротник заполз мороз —
Хитер мороз, непрост!
Приду домой, открою шкаф —
Там теплый мамин шарфик, scarf
Держись морозец frost !

Погляди в окно скорей:
Кто стучится? —
Дождик, rain .

Спросят: «Сколько тебе лет-?»
Покажу я руку, hand .
А на ней все сразу видно:
Каждый год — мой пальчик, finger .

Eyes — глаза, a ears — уши.
Ты гляди и молча слушай:
Кто не моет шею, neck ,
Тот пропащий человек.
Чтобы быть для всех примером,
Волосы расчешем, hair
Улыбайся, как артист,
Если чистишь зубы, teeth
Будь здоровым и красивым —
Подружись с водой и мылом!

Наступает осень, autumn .
Все выходят на работу.
На асфальте дети мелом
Не рисуют — места нет.
Листья желтые там, yellow ,
Много также красных, red .
Лету мы рукой помашем.
Дует влажный ветер, wind.
Ой, смотри, грибочек, mushroom,

В тень залез пушистый кот –
Очень жарко летом, hot .
А зимою даже волк
Мерзнет. Холодно так, cold

Если к чаю ждешь ты друга,
К чаю нужен сахар, sugar ,
И еще варенье, jam .
Это следует знать всем.

Взяться я решил за ум.
В комнате прибрался, room .
На шкафу плакат нашел,
Прилепил на стену, wall .
Вынес с мусором ведро,
Смазал петли в двери, door ,
Чтобы двор наш было видно,
Я протер окошко, window .
Что вдруг на меня нашло?
Даже пол я вымыл, floor
Завтра, если будут силы,
Потолок помою, silling .

Мы замерзли, мы торопим:
«Дверь скорей откройте, open !
Мы не пустим в дом мороз.
Плотно дверь закроем, close!»

Ничего уютней нет,
Чем моя квартира. Hat .
Все знакомо и привычно —
На стене картина, picture .
Чтобы время знать я мог

Есть часы большие, clock .
В доме разная есть мебель.
Вот обеденный стол, table .
Отдохнуть и выпить кофе
Можно на диване, sofa .
Для усатых и хвостатых
Есть ковер ворсистый, carpet .
А у папы-книгочея –
Кресло мягкое, arm — chair .
Есть еще у нас в квартире
Зеркало большое, mirror .
Лампа, телефон, буфет,
Телевизор, TV — set .
Даже море есть у нас
Прямо в белой ванне, bath .
Очень я люблю мой дом.
Хорошо живется в нем!

Рано утром просыпаюсь
Я в красивом доме, house .
Сам себе кричу: «Привет!»
И встаю с кровати, bed .
Надеваю тапки бодро,
Лезу в шкаф с одеждой, wardrobe .
Переделать много дел
В доме я с утра хотел.

Говорит в июне мама:
«Наступает лето, summer .
Кто проводит в городе
Летний отпуск,
Нет тут моря, нет залива..
Нету даже речки, river . —
Соглашается малыш, —
Где ловить мне рыбу, fish
Нам бы сесть с тобой на поезд,
В лес густой уехать, forest .
«Хорошо, мышонок, mouse


Надо щедрым быть с друзьями
И делиться медом, honey .
Дружбу только укрепит
Сладкая конфета, sweet .
Ни котлеты, ни сосиски
Не сравнить с печеньем, biscuit .
Даже сытый человек
Съест пирожное, cake
Наслажденьем будет райским
Съесть мороженое, ice — cream .
Это вам не бутерброд.
Целиком не сунешь в рот.
Угощенье уплетай
С аппетитом, appetite !

На траве блестит роса.
Рано встало солнце, sun .
Темноту оно прогонит
И наступит утро, morning .

Расскажу- ка вам, друзья,
Как живет моя семья.
Шьет роскошные наряды
Нам с сестренкой мама, mother .
Вышивает тетя, aunt ,
У нее большой талант.
Служит в самом главном банке
Наш любимый дядя, uncle ,
Каждый день после работы
Он гуляет с дочкой, daughter .
Варит вкусное варенье
На зиму бабуля, granny .
Весь вареньем перемазан
Мой двоюродный брат, cousin .
Есть еще щенок пушистый
У моей сестренки, sister .
Со щенком гулять по саду
Ходит старший брат мои, brother .
Если что-то сделать надо,
Обращаюсь к папе, father
Папа мастер хоть куда,
Мне готов помочь всегда.
Он научит сына, son,
Чтоб умел все делать сам.

Чтоб отведать вкусных щей,
Надо много овощей.
Cabbage нам нужна, капуста.
С нею будет очень вкусно.
И нужна по крайней мере
Хоть одна морковка, carrot
Мы, конечно, в щи добавим
Лука репчатого, onion .
И potato , картошку.
Щи пусть покипят немножко.
Напоследок — соли, salt .
Щи готовы. Ставь на стол.

Тепло посмотрит солнце вниз.
Природа сразу оживет,
Зазеленеют листья, leaves ,
И прилетит к нам птичка, bird .
В апреле птицы будят нас,
И мы с тобою говорим:
«Смотри, пробилась травка, grass .
Как хорошо весною, spring

Даже если есть причины,
Все равно не унывай.
Настоящие мужчины
Не умеют плакать, cry .


Вам признаюсь откровенно:
Я люблю банан, banana .
Больше брюквы, больше репы
Ананас люблю, pineapple .


На доске рисую мелом
Грушу, pear , дыню melon ,
Если захотите, вам
Нарисую сливу, plum

У обезьянки the monkey

Была подружка

the frog лягушка ,

the duckling утёнок

the pig , поросёнок

А возле озера near the lake

Жила большая змея A big snake

Рыжий кот полез в пакет

Что забыл там кот – a cat ?

Тут кота в пакете за нос

Укусила мышь a maus .

.

Пьесы и рифмовки на английском языке для начальной школы

 Домашнее задание № 1

          Тема:      Напитки               

          Новые слова: 

                               1. juice    [ dз u:s ]       сок

                               2. tea       [ ti: ]           чай

                               3. соffee  [ kכfו ]         кофе

                               4. milk      [ mılk ]       молоко

                               5. cocoa   [ koukou ]  какао

                               6. water    [wכ:tə]        вода

        Конструкции:  

                              apple juice       яблочный сок

                              tomato juice     томатный сок   и т,д,

        Стихи:

Juice — банановый люблю

Пачку в парк с собой возьму.

Вкусный «cocoa» с молоком,

Булочкой и крендельком!

Гости к нам должны прийти,                             

Надо приготовить- tea .      

Французская дама Соф`и,

По утрам, пьет крепкий – соffee.

Ведро воды вы принесете?

Вода, водичка будет — … water.

Молоко я пить привык

                         Молоко иначе — …milk

                                    Домашнее задание № 2

   Тема:      Напитки                                  

   Конструкции:  

       I like                    [ aı laık ]              Я люблю, мне нравится

       I don`t like           [ aı dount laık ]    Я не люблю, мне не нравится  

       I like juice                                       Я люблю сок

       I don`t like milk                               Я не люблю молоко и т.д.

       I am thirsty          [ aı  m θ :stı ]       Я хочу пить

 Песня

1 2 3 let me see       [ w    tu: θri:  let mi: si:       1 2  3 давай посмотрим,

Who likes coffee        hu: laıks kכfι                     кто любит кофе,

And who likes tea       nd hu: laιks ti:                 а кто любит чай.

 

1 2 3 oh, I see            w    tu: θri: ou aι si:         1 2 3 о, я вижу

You like coffee           ju: laιk kכfι                       ты любишь кофе,

And you like tea.         nd ju: laιk ti: ]                 а ты любишь чай.

                                    Домашнее задание № 3

    Тема:      Еда                               

   Новые слова:       

1.   bread       [ bred ]     хлеб

2.   cheese    [ t∫i:z ]       сыр

3.   meat        [ mi:t ]      мясо

4.   fish          [fı∫ ]          рыба

5.   soup        [ su:p ]     суп

    Песня

  Come to dinner,                  [ k m t  dın                    Приходи на

  Come to dinner,                    k m t  dın                         обед,

  Din, don, del,                        dın dכn del                  Динь-дилинь

  Din, don, del.                        dın dכn del

  Soup, meat and potatoes,   su:p mi:t  2 pכteιtouz    Суп, мясо и

  Soup, meat and potatoes,   su:p mi:t  2 pכteιtouz       картошка

  Din, don, del, Din, don, del,  dın dכn del ]                  Динь-дилинь 

Стихи:

          Это вовсе не каприз

Сыр мы называем — …cheese.

Мясо жарится, шкварчит

Мясо по-английски — … meat

Рыбу ловишь – не шумишь,

Рыба по-английски — …fish.

Приходите на обед!

Дам я к супу свежий —bread  

          Морковь, картошку и буряк, в кастрюлю положу,

Soup приготовлю на обед, и маму угощу!

                                    Домашнее задание № 4

       Тема:      Еда                               

     Новые слова:       

                                   1.sandwich   [sænwıt∫]      бутерброд

                                   2.butter         [b t  ]             масло

                                   3.sausage     [sכsוd  ]        колбаса

                                   4.egg             [eg]              яйцо

                                   5.hotdog        [hכtdכg]        хот дог

                                   6. porridge     [ pכrιd  ]        каша

 

Стихи:

Масло нужно всем ребятам.

Масло по-английски …butter.

Porridge — кушай по –утрам

Будешь сильный как Ван Дам!

Съем я sausage – колбасу,

И пойду играть в лесу.

Прошу я маму сделать  egg,

Я так люблю из них омлет.  

Масло, хлеб, сыр и колбаска,

Получился sandwich –Сказка!

Hotdog – поем я по-дороге,

                   Гулять мои несутся ноги. 

                                         Домашнее задание № 5

       Тема:      Сладости                             

     Новые слова:       

                                1. an ice-cream  [aıskri:m]   мороженное

                                2.  a cake           [keık]         торт, пирожное

                                3. jam                 [d  æm]     варенье

                                4.cookies           [kukıs]       печенье

                                5.chocolate        [t∫כkכlıt]     шоколад

                                6.a candy           [kændı]     конфета

                                   a sweet           [swi:t]

       Стихи:

Я все варенье это съем.

Варенье по-английски — …jam.

Всегда ты сладкий ждешь сюрприз.

Конфетки по-английски — …sweets.

Наслаждение будет райским 

Съесть мороженое, ice-cream.

Даже сытый человек

Съест пирожное, cake  

Если голова болит, 

Скушай сладкий – chocolate.

Печенье- cookies  , я люблю!

                               С собой немножечко возьму

                                    Домашнее задание № 6

        Тема:      Магазины.                             

       Новые слова:       

1.               shop                   [∫כp]                        магазин

2.               toy shop             [tכı ∫כp]                   магазин игрушек      

3.               supermarket       [sju:pəmaket]        супермаркет

4.               butcher’s             [but∫ə:z]              мясная лавка

5.               bakery                 [beıkərı]                булочная

Стихи:

Купим лук, чеснок, укроп.

Рядом в магазине, shop

Мы отправились с семьей, 

В supermarket за едой.

Машинки, куклы, погремушки,

В toy shop найдешь ты все игрушки!

Булки, бублики, ватрушки, ты скорей бери!

Ведь хлебный по-английски, просто — bakery

Мясо, сало, и колбаски,

                              Найдешь ты в butcher’s –мясной лавке

 

                                Домашнее задание № 7

      Тема:      Посуда                              

     Новые слова:       

                            1.a cup   [ kл:p]                  чашка

                            2.a glass [ glα:s]               стакан

                            3.a plate  [pleıt]                тарелка

                            4.a soup plate [su:p pleıt] глубокая тарелка 

      Стихи:  

Для картошки и котлет

Получай тарелку, plate.

Проведем на кухне рейд:

Тарелка, глубокая это… soup plate.

Вижу много умных глаз,

Как стакан назвали? … glass.

Дзинь ля-ля, да кап-кап-кап

Чашка по-английски… cup

                                            Домашнее задание № 8

      Тема:      Посуда                              

     Новые слова:      

                             1. a fork              [fכ:k]                   вилка

                             2. a spoon          [spu:n]                ложка

                             3. a tea  spoon    [ti: spu:n]           чайная ложка

                             4. a knife             [naıf]                   нож

                             5. a napkin          [næpkın]             салфетка

                             6. a saucer          [sכ:s  ]                блюдце

       Стихи:    

 Вилки вымыть ты помог

 Вилка по-английски … fork.

 Антошка любит вкусно есть.

 Лишь позовут его к столу –

 Хватает тут же ложку … spoon

 У нас в саду, один шалун

 Ел ложкой маленькой,  tea spoon.

 Хлеба круглый каравай  

Разрезает ножик, knife,

На блюдечко с вареньем, слетелись дружно осы.

А блюдце по-английски — и без варенья … saucer.

 На тарелке есть салфетки.

 По-английский это … napkin

                                    Домашнее задание № 9

         Тема:    Мебель.

        Новые слова:      

                             1.    table           [telbl]              стол

                             2.    chair           [tɛə]                стул

                             3.    bed             [bæd]              кровать

                             4.    armchair    [л:m’ tɛə]         кресло

                              5.    sofa           [souf       ə]     диван

                             6.     wardrobe    [wכ:droub]       шкаф

                             7.    cupboard     [kлbəd]            буфет

                              9.    bath             [baO]                ванна

Стихи:                

Чтоб не болела шея,

Сижу на стуле… chair.

Сказала миссис Эйбл:

Стол по-английски … table

Кряхтя встает с кровати дед.

А по-английски кровать … bed

А у папы-книгочея –

Кресло мягкое, armchair.

Надеваю тапки бодро, 

Лезу в шкаф с одеждой, wardrobe

Весь шкаф посудой занят,

А шкаф посудный … cupboard

Отдохнуть и выпить кофе

Можно на диване, sofa.

Попрошу ответить вас:

«Как назвали ванну?» … bath

                                     Домашнее задание № 10

         Тема:    Бытовая техника.

        Новые слова:      

1.   a vacuum cleaner             пылесос

2.   a TV-set                            телевизор

3.   a clock                               часы

4.   a oven                               плита

5.   a fridge                              холодильник

6.   a telephone                       телефон

7.   a lamp                                лампа

8.   a computer                        компьютер

Стихи: 

Взревел пылесос как машина.

Пылесос … a vacuum cleaner.

И рекламу и концерт

Нам покажет … TV-set.

 Чтобы время знать я мог,

Есть часы большие, clock.

Fridge— продукты нам дает,

Есть еще в нем, даже лед.

Пока бегал ты гулять,

Telephone -звонил опять.

 Lamp – включаю вечером,

 Когда делать нечего.

 Computer – Это не машина,

В нем нет колес, и нету шины.

Твой ответ, поверь, забавен

Печь, духовка, будет … oven 

Часть 1, House of Calm — фанфик по фэндому «Майор Гром / Игорь Гром / Майор Игорь Гром»

— Я просто хотел… Я не знаю, как так получилось… Если бы этим оправданием сопровождался пожар всего дома с завыванием сирен пожарных машин и шипением льющейся из вертолётов воды сверху, Олег бы ни капли не удивился. То есть вообще. То есть совсем. То есть, как и сейчас, он вздохнул бы так тяжко, словно начал вспоминать о гибели всего своего дивизиона в каком-нибудь Вьетнаме, и приложил бы ладонь к лицу, не говоря ничего, что могло бы выразить… тут даже непонятно, что выражать-то нужно: соболезнование криворукости и полному отсутствию хоть каких-то базовых умений в простейшей кулинарии, сожаление насчёт очередной испорченной сковороды и перевода продуктов или полное разочарование в Серёже-не-подходи-к-плите-Разумовском, который всё-таки после уже, кажется, двух точно таких же инцидентов подошёл к плите и рискнул начать с чистого листа, будто у него и не было никакого травматического опыта за плечами. Олег испытывает очень гадкое чувство дежавю: испорченная и пахнущая гарью очередная кухонная утварь больше напоминает свежую братскую могилу, и над ней стоит он, чьё имя вообще нельзя произносить на кухне — очень, крайне, сильно виноватый Серёжа, спрятавший свои пакостные руки за спиной и смотрящий своими совершенно невинными глазами куда угодно, но только не на то, что натворил. Сковороду жалко. Она служила Олегу долго, верно и преданно как в спасении от голода, так и в чисто теоретическом ударе по чьему-нибудь лицу в случае внезапного нападения, но, к сожалению, не пережила получасового стояния на включенной плите и на прощание жалобно скрипнула отвалившейся ручкой, прежде чем на неё вылили кружку воды. На горящую сковороду. На пылающие угли того, что считалось съедобными продуктами, до того как голод застиг Серёжу врасплох. На только что выключенную и ещё даже не остывшую плиту. Единственное, что можно сказать, взглянув на Олега всего лишь на секунду — это то, что какого-то такого неожиданного предательства он и ожидал. Это просто нож в спину от тебя, Серёж. Только не нож, а приказавшая долго жить сковорода и чудом не сгоревшая кухня. — Я следил за временем, честно! — Серёжа всё ещё пытается оправдаться, шаркнув ногой и посмотрев на разочаровавшегося во всей жизни сразу Волка в надежде, видимо, на то, что после сказанного с него спадут все обвинения и вдруг выяснится, что еда воспламенилась ну вот просто так, с ничего, сама, а не потому что её оставили гореть в аду. — Оно как-то… само всё получилось. Ответа вслух от Олега дожидаться не было смысла. Он сначала смотрел на это пепелище без какой-либо эмоции на лице вообще, словно угли под этим взглядом могут сложиться в что-то вроде «отомсти за нашу смерть», а затем перевёл взгляд на Серёжу — такой нахмуренный взгляд, по которому ясно бы читалось: «Это серьёзно сейчас произошло или это настолько тонкий юмор, что я не достоин его понимать?» Серёжа честно не хотел, но так сложилась чёртова судьба. Его пробирает нервный смешок. — Прости?.. — в этой ситуации прощение лучше не утверждать, а лишь робко так о нём поинтересоваться. Когда Олег подходит вплотную, Серёжа, естественно, на шаг отходит. — Олег? Разумовскому кажется, что ему вовсе, блять, не кажется, что сейчас ему вломят неплохой такой подзатыльник и отправят на курсы по обучению готовке прямо сейчас, прямо в эти десять вечера, прямо в этот октябрьский холод и прямо в тапках, в которых он сейчас стоит. Олег медленно поднял руку — Серёжа отходит подальше, но дальше, к сожалению, стена. Он ведь даже забыл, что готовил. При взгляде на оставшиеся от еды угли из головы вылетело вообще всё, что бралось для приготовления будущего кострища. Ну, всё. Гагарин долетался, он, видимо, доготовился. Но его подняли под руками, отрывая от пола и вынуждая инстинктивно поджать ноги, пронесли через всю кухню, поставили за порог и закрыли перед носом дверь. В какой-то момент где-то за дверью недовольно закряхтела Марго — именно она служила хорошим звуковым сопровождением под стать сирене под вскрик Серёжи, стоило ему почувствовать запах гари и вспомнить, что он, вообще-то, хотел есть и даже что-то себе готовил, — и дверь очень скоро снова открылась, выставляя птицу вон из кухни прямиком к её хозяину. Марго сильно возмущена, судя по тому, как сильно она хлопнула крылом по рыжей голове, улетая и скрываясь где-то на шкафу. Ну, наверное, это можно считать за прощение?.. наверное… Он вздыхает, думая, стоит ли попадаться на глаза Олегу сейчас и заглянуть на кухню или всё-таки уйти в другую комнату и переждать угрозу своему здоровью там. Нет, конечно, Разумовский всегда утрировал насчёт того, что Волков может являться для него угрозой — он угроза для кого угодно, для любого человека на этой чёртовой земле, но только не для Серёжи. Тот максимум, чем Олег может запугать — поднять руку над рыжей головой и сказать, что вот прям сейчас он ударит, вот прям сейчас, прямо сейчас, и так проходит минута. Так уже было несколько раз, и в первый, если честно, Серёжа даже испугался, изобразив вселенскую скорбь на лице и некое подобие страха с сожалением о содеянном, но рука Олега опустилась, а по грехам так и не воздалось. Второй случай угрозы случился на второе едва не случившееся жертвоприношение кухни богу криворукости, вот только тогда Серёжа уже просёк эту фишку, и вместо попытки сделать испуганный и раскаивающийся вид он аккуратно подошёл ближе, пригнув на всякий случай голову и прикрыв её же рукой, мило улыбнулся и провёл ладонью Олегу по щеке, вторую ладонь уложив на его грудь и глядя в эти ничуть не верящие поведению поджигателя кухонь прищуренные глаза. В синих глазах Серёжи черти отплясывают ламбаду на трупах давно убитых и похороненных ими же здравом смысле и совести, ей-богу, только на Олега-непробиваемую-стену-Волкова это уже давно не действует. Ну, не то чтобы давно, но лет вот двадцать уже точно. Серёжа тогда приподнялся на носки, мурлыча что-то вроде «это больше не повторится, я обещаю», и огладил по щеке снова, проходя большим пальцем по уголку губ, на что Олег только неодобрительно хмыкнул. Разумовскому верить — себе дороже выйдет, но в тот момент Волк был спокоен больше за то, что синие глаза не светились нехорошим золотом. Серому, наверное, было бы грустно, если бы на этот промах Олег отреагировал как-то эмоционально, но Олег и эмоции — это антонимы, поэтому Серому не грустно. Ему теперь даже немного обидно, что он, несчастный и голодный, так и не получил еды, зато получил обожжённый палец, когда в панике брызнул водой на внезапно появившийся на плите костёр, а сковорода брызнула на руку чем-то горячим в отместку. Немного обидно, что из них двоих в доме сыт только Олег, а именно немного, потому что сыт Олег только выходками Серёжи на кухне — в этих голодных играх Разумовский проигрывает раз за разом. Серый всё-таки решил не возвращаться на поле боя, уходя в комнату и усаживаясь в угол красного бархатного дивана, подбирая под себя ноги и натягивая на себя скомканный в другом углу плед. Ну и пожалуйста, ну и не нужно. Он утыкается в свой телефон, сложив руки и голову на жестковатый подлокотник, и в таком виде, в каком он сейчас — сиреневый свитер, растрёпанные рыжие волосы, недовольное лицо и поджатые коленями к животу ноги под красным пледом, — в нём угадаешь кого угодно, но только не серийного маньяка-шизофреника, побывавшего за решёткой дважды и находящегося сейчас в бегах. Вернее, в таком подвешенном состоянии он находится уже давненько, и иногда складывалось ощущение, что он больше никому даром не нужен в этой полиции. Нет, он был в курсе, что товарищ Сергей Разумовский в розыске и вообще эта рожа протокольная на двадцать пять пожизненных сроков тянет, но то ли поиск ведётся не слишком охотно, то ли Олег умудрился спрятать его в такой глуши, что проще посчитать без вести пропавшим и погибшим, чем найти… В общем, хреново ищите, товарищи полицейские, хреново. В этом доме на отшибе цивилизации не так уж всё и плохо, и спустя несколько месяцев отсутствия выхода за стены этой норы Серёже даже начала нравиться эта страшненькая архитектура и обстановка комнат. От безысходности, скорее всего. Сначала он вообще был рад тому, что его выпустили из подвала, а теперь и с этим был вынужден смириться. Вот только Олег никак не мог смириться с тем, что в его отсутствие неприметная лачуга постепенно начала превращаться в нормальный такой двухэтажный дом с дорогой отделкой и дорогой мебелью, но Серёжа клятвенно заверил, что всё под контролем и Волкову нечего беспокоиться, связи налажены, всё засекречено, правда-правда, никто никого с поличным не возьмёт. После угрозы обустраивания своей новой комнаты в не менее привлекательном подвале снова Олег спустя несколько дней по возвращении обнаружил его забетонированным — Серёжа открестился от содеянного с очень честными глазами, говоря, что, наверное, просто очень хорошие люди проходили мимо с бетономешалкой и случайно пролили содержимое машины аккурат во внешнюю подвальную дверь, — и это был третий раз, когда «я тебя сейчас ударю, прямо сейчас» снова не сработало. Серый смотрел в глаза Олегу очень проникновенно и максимально печально, как сожалеющая о сожранной банке шоколадного печенья собака, и, встав на носки, коснулся тогда головой поднятой вверх руки, оглаживаясь о ладонь самостоятельно. Ладно. Ладно, хрен с тобой. Живи, только на радары не попадайся. Но всё лирика, лирика, пустая лирика. Уже около полугода всё в порядке. По-прежнему мучают жестокие кошмары, по-прежнему страшно порой смотреть на себя в зеркало — страшно внезапно увидеть золотой блеск в глазах и понять, что всё настолько плохо, что хуже некуда. Но нет. Ничего не было. Было ужасно громкое сердцебиение и долгое вглядывание в своё собственное отражение, в это осунувшееся лицо и мешки под глазами, были попытки разглядеть несуществующее, от которых сердце обрушивалось в ноги каждый раз. Было страшно отвести взгляд, было страшно что-то увидеть. Из сосредоточения выводил стук в дверь с вопросом о том, всё ли в порядке, или вовсе прикосновения к плечу большой тяжёлой ладони, от которых Разумовский вздрагивал каждый раз. Он боялся возвращаться в то самое состояние. Он даже не осознавал, что, отшатываясь от зеркал, упирается спиной в грудь Олега и не уходит, ощущая его руки на своих плечах и даже слыша вопросы о своём самочувствии, но не отвечая на них и приходя в себя. Он искренне надеялся, что эти загоны и заскоки скоро прекратятся. В конце концов, общество Олега позволяло не опускаться до обдумывания того, что с ним было, и не забиваться в угол, заходясь в крике. Это самое общество сейчас до сих пор гневно гремит на кухне и наверняка думает, какой всё-таки Серёжа нехороший человек, и Серый довольно лыбится, думая о том, что об этом действительно может думать Волк. Ну и, возможно, он просто нашёл в телефоне какой-то очередной забавный видос с воронами или другими птицами, поэтому и лыбится. Вроде того, где большой какаду в безысходности орёт в маленькую пластмассовую кружечку. Как же многие люди понимают тебя, большой какаду. Проходит около сорока минут, прежде чем Серый слышит скрип раскрывшейся кухонной двери за стеной и шаги. Олег всё это время оценивал стоимость ущерба и идёт предъявлять расценки? Марго зашуршала на шкафу, кряхтя, и казалось порой, что она просто неистово матерится на своём вороньем языке на всё происходящее. Разумовский ради приличия даже приподнялся и нормально сел, смотря, как Олег появляется в комнате с подносом, ставит поднос с настоящей — не похожей на угли — едой на диван, придвигает руками стеклянный кофейный стол прямо к Серёже-на-кухню-ты-больше-не-войдёшь-Разумовскому и перемещает поднос на него. Всё это в абсолютном молчании. Волков даже не смотрит на Серого, будто его и нет в комнате — отряхивает руки и снова уходит. Серёжа только взглядом его проводил, глянув уже после на то, что ему принесли. Вау… вот как выглядит настоящая еда? И даже хорошо пахнет? Это не галлюцинации? Интересно, сколько лет нужно учиться этому мастерству, чтоб уметь так хорошо готовить? Это правда ему? После тотального разгрома на кухне? Серый сопротивляется желанию распотрошить этот свежий кусок лазаньи, чтобы найти в нём отраву или снотворное, но в Олеге он не сомневается. Олег будет злиться на него, но пальцем не тронет. В подвал разве что мог кинуть, пока тот был, а теперь всё. В вооружении Волкова есть только «я тебя ударю прямо сейчас», но Разумовский прекрасно знает, как нейтрализовать эту страшную тактику. У-у-у, страшный-страшный Олег Волк, он в рыжих Серых знает толк. Волков возвращается буквально минут через пять, заставая Серёжу с набитыми щеками, мгновенно взглянувшего в его сторону и замершего, и ставит на поднос рядом бокал с горячим глинтвейном. Корица, лимон по традиции. Ему, Олегу, показалось, что разрушитель кухни смотрит на принесённое глазами узника Освенцима, который нормальную еду последний раз только на чёрно-белых истрёпанных фотографиях в газетах и видел. Вот… ну вот… вот как злиться на него? Никак. Это просто невозможно. Олег только вздохнул, качая головой и уходя в направлении кухни снова. — Ты куда? — Серёжа не может не спросить. Казалось бы, ответ очевиден, но можно уже задницу и усадить куда-нибудь. Вдруг это вообще не ему поесть принесли, но слова не сказали? — Реконструировать руины обратно в кухню, — Олег сказал это совершенно без какой-либо интонации, но Серый знает, что взгляд Волкова в момент произнесения фразы говорил сам за себя: «Сам-то догадаться не можешь, поджигатель?» Как мило. Опрятный Волк пожертвовал тягой к чистоте на кухне, готовя для голодного упыря в полном разгроме и при подожжённой плите, чтоб ел, сидел на месте и не мешал приводить запретное отныне для него место в нечто похожее больше на обитель нормального человека, чем на постапокалиптическую разруху. Обида, какая бы она ни была, улетучилась мгновенно, причём у обоих: Серый вроде как ест и не возникает, Олег искренне пытается превратить пепелище в плиту обратно в абсолютном молчании. Кажется, эту конфорку уже ничего не спасёт — она так и останется напоминанием о страшной расправе Гражданина над несчастной кухонной утварью, пока плита не будет заменена. Чёрное, оплавленное место. Как чёрная метка. Повезло, что работают остальные три конфорки и что оплавление не задело ручки управления. Пол был мокрый, стена у плиты почернела от дыма. Олег держал окно открытым уже около часа, чтобы вся гарь выветрилась к чёртовой матери и не напоминала о грандиозном провале в жизни одного маньяка, сидящего сейчас в другой комнате и, судя по его голосу, убирающего свою ворону со стола, прося не воровать его еду и оставить ему хоть что-нибудь. Смешок вызвал сначала возмущённый, а потом сменившийся на опечаленный возглас: «Марго, нет, эта коричная палка не для тебя. Марго, фу! Брось!.. Олег пустит тебя на суп за крошки на шкафу, я тебя предупредил». Олег, если честно, уже давно смирился, что эта умная птица делает всё это не потому, что ей мозгов не хватает додуматься, а потому, что ум очень хорошо сочетается с вредностью, и если этой птице что-то нужно, то она заберёт это. Неважно, пригодится или нет, главное — забрать, отковырять, достать, украсть, спрятать и сделать вид, что забыла где, а вы, молодые люди, ищите, я не понимаю, о чём вы говорите. Жаль, что Марго целиком и полностью всегда за своего хозяина, а так бы, может, клюнула бы пару раз по рукам, когда тот потянулся к включению плиты, и выгнала с кухни прочь. Предательница. Волков осматривает кухню очень скептически, вытирая руки о полотенце. Если не считать оплавленного и почерневшего места, бывшего конфоркой, на плите, то всё, в принципе, доведено до ума и почти похоже на нормальное человеческое помещение без следов прошедшей здесь чумы и как минимум одной мировой войны. Ему кажется, что он в армии так не упахивался, как сегодня, приводя обыкновенную кухню после погрома Серёжи в порядок. В другой комнате ссора между вороной и её владельцем уже давно затихла, а когда Разумовский затихает, то это либо хорошо, либо неебически плохо, и в любом случае лучше заглянуть к нему и увидеть, чем он занят, чем спустя ещё минут десять обнаружить вырезанную на стену пентаграмму для вызова дьявола или исписанный тетрадный лист под код очередной новой программы, позволяющей обязательно что-нибудь взломать. Порой Олегу казалось, что Серёжа может сидеть и корпеть над хаком какой-нибудь базы данных весь день просто по приколу, ведь ему скучно. От него можно ожидать чего угодно. Правда, последние полгода он старается не сидеть в своём компьютере целыми днями, но не оградил же он себя от этого совсем. Его вообще ни от чего оградить просто нереально: он найдёт себе путь из любого заточения. Это просто бесполезно. На многострадальной кухне свет наконец выключается, Олег со спокойной душой возвращается в комнату, надеясь, что Серому не приспичит оплавить всю плиту окончательно этой ночью, а то при возникновении пожара и нечеловеческих криков от содеянного Волков просто ляжет на диван и будет смотреть в потолок, ожидая своей смерти и размышляя о смысле жизни. Серёжа устроился на диване в самой наирасслабленной позе, сдвинув поднос с середины столика на край, держа в руках наполовину пустой бокал без коричной палочки и вытянув ноги на стол. Слышно, как Марго хрустит чем-то на шкафу, обернувшись на Олега, зыркнув своими маленькими красными глазами и снова спрятавшись в своём гнезде из похищенных вещей — Серёжа предполагал, что именно его белая ворона стоит за исчезновением нескольких носков, пары ручек, вилки с золотой окантовкой, пуговиц и связки ключей. Марго пыталась после этого забрать к себе и вторые ключи, вытащенные из кармана небрежно брошенных на диван брюк, но Олег вовремя заметил и не менее вовремя предложил обмен уже зажатых в клюве ключей на какую-то монету, завалявшуюся в кармане. Нет, конечно, все эти вещи всегда можно было забрать со шкафа обратно, но Марго, во-первых, поднимет страшный крик и будет биться не на жизнь, а на смерть (а где зла Марго, там зол и кое-кто покрупнее — тот самый, с рыжими волосами), а во-вторых, она ещё и смертельно обидится, а обида вороны хуже египетских казней. Серёжа знает, как умеет мстить Марго, но молчит как партизан, поэтому Олег и не интересуется. Не такие уж и нужные у неё в гнезде вещи. Правда, единственное, что Марго никогда не трогает, как бы баночка или блистер упоительно не блестели в лучах лампы или луны — таблетки, которые пьёт Разумовский от кошмаров и просто для успокоения. Вывернет все карманы и залезет под все диваны, во все пыльные и паутинные углы, в саму Вальгаллу, под холодильник, но баночку с блистером не тронет. Лицо Серёжи весьма довольно. Когда Олег садится на другой конец дивана и устало откидывает голову назад, Серый сначала переводит взгляд на него, допивая из бокала, а затем наклоняется, отставляя его на стол, и придвигается немного ближе, опираясь на диван рукой. Волк смотрит на него совершенно спокойно, и Серёжа уже не в первый раз думает, что Олег — единственный человек, который при взгляде Разумовского на него и при тесном с ним же контакте его не боится. Делай что угодно, и он всё равно придёт и спасёт. Сейчас Серый абсолютно безобиден — безобиден в том плане, что нет больше места безумствам и схождению с ума в его голове по щелчку и шёпоту голосов внутри, или имеет место быть то, что Олег просто постепенно теряет бдительность по какой-то коварной Серёжиной задумке. Да, он совершенно потерял хватку: Серёжа прищуривается, склоняя голову к плечу, придвигается ещё ближе и… имеет наглость лечь прямо на чужие колени, сложив одну руку себе на живот, вторую протянув вверх и касаясь щеки Олега. Сама невинность! Волков смотрит в синие глаза, вопросительно вскинув бровь и даже не пытаясь как-то поднять Серёжу с себя и вообще растормошить. Серый смотрит Олегу в лицо задумчиво, в какой-то момент его взгляд устремляется вообще куда-то сквозь него от каких-то своих мыслей, продолжая держать ладонь у Волка на щеке и слегка поглаживать, пока внезапно его руки не касается рука Олега. Кожа на пальцах шершавая, Волков проводит ими от костяшек до запястья и несильно сжимает, поворачивая голову и прикасаясь губами к ладони. Кожа рук Серёжи гораздо более нежная и приятная на ощупь, нежели рабочие лапы Волка, в своей жизни сжимающие в пальцах либо холодное оружие с огнестрелом, либо чужие шеи до хруста позвонков. Рядом с Серёжей можно постараться быть нежным. В отличие от Олега, Серый эмоциональностью не обделён. Она у него наоборот, даже зашкаливает. Пускай Волков делает такие вещи далеко не в первый раз, Разумовский краснеет постоянно: всё-таки внимание, как-никак, от близкого человека. Он пытается улыбнуться, но получается криво, губы ломаются, растягиваясь в непонятной глупой ухмылке лишь на секунду — и Серёжа прикрывает рот свободной рукой, приподнимаясь на локтях и садясь с Олегом бок о бок. После всего произошедшего хотелось всё больше спокойствия и тишины. Щепотки повседневности обычного человека, у которого не было ничего такого, от чего бросает в дрожь при одном только воспоминании о прошедшем спустя много времени. Волков, конечно, наёмник жестокий и не считает нужным проявлять какие-либо чувства и эмоции вообще, но исправно, каждый день или через день, берёт Серёжу за руку и целует костяшки пальцев. А потом отворачивается, закидывает руку на спинку дивана, нащупывает что-то ладонью на ней и собирает распущенные рыжие волосы в хвост, захватывая его резинкой. Так же удобнее, ну, Серёж. Разумовский не очень любит объятия. От сжатия своего тела чужими руками его машинально отбрасывает воспоминаниями хотя бы на то же СИЗО, где грубо держать и сдерживать движения подсудимых и заключённых входит в обязанности охранников. Хочется сразу вырваться и отстраниться, почувствовать свободу, уйти куда-то к себе. И вместе с этой нелюбовью сочеталось желание почувствовать себя защищённым от всего того, что происходит. Спрятаться. Закрыться. Не быть одним и знать, что ты не оставлен наедине с собственным больным рассудком. Серёжа переборол в себе неприязнь прикосновений и сделал для себя одно-единственно исключение — Олега можно обнять и стиснуть и даже быть обнятым в ответ так, что не появится никакая паника. Да, Олеж? Верно? Серый убирает прядь волос за ухо и — всё ему на месте никак не сидится — пересаживается Волку на колени, смотря в глаза. — Скажи что-нибудь, — Серый сидит очень интересно: он упёрся локтем Олегу в плечо и подпёр свой подбородок ладонью, будто уселся не на чьи-то колени, а минимум в президентское кресло. — К кухне ты больше не подойдёшь, — Волков эмоции проявлять не любит, но это не значит, что он их лишён: он обхватывает Серого одной рукой со спины, вторую укладывая Разумовскому на ноги. — Можно что-нибудь другое? Я уже понял, что ты на меня зол, — искусство красиво закатывать в недовольстве глаза дано от рождения только Серёже, и этим талантом он пользуется сейчас. — Я достаточно ясно объяснил про кухню и то, что ты к ней не подходишь, в третий раз? — ладонь Олега огладила по боку несколько раз вниз и вверх, и, по-моему, так обычно гладят собак. — Серёж. — Да понял, понял, — Разумовский недовольно выдохнул, хмурясь. Когда его лицо становится таким надменно-капризным, только беды и жди. Он уже встаёт на колени над Волком, смотрит сверху вниз, проводит указательным пальцем от виска и по чужой щеке, хватая и потрепав по ней — Олег зажмурился, вытерпев. — Какой ты всё-таки скучный, Олеж, так нельзя. — Ты устроил фейерверк на плите, чтобы развлечься? — Волков скептически приподнимает бровь. — Вообще-то нет, но… Я возьму на заметку, что это веселит нас обоих, — Серёжа хитро лыбится, проводя пальцем по подбородку, шее, очерчивает уже двумя пальцами кадык и касается ими края борцовки. Его взгляд становится… нехорошим. Глаза блестят. Пальцем снова поддевается подбородок, Серый склонился лицом к лицу, говоря вполголоса: — Ты же хотел ударить меня. — Я могу сделать это сейчас, — Серёжа прекрасно чувствует тёплую шершавую ладонь на своей спине под свитером, переходящую на рёбра и надавливающую пальцами. Олег дышит прямо в его шею. — Лжёшь, — одну ладонь Разумовский уложил на его плечо, второй же скользит по груди и животу вниз, поддевая края борцовки и забираясь рукой под неё. Его, Волкова, пресс воистину стальной. Чёртов антистресс. Переживаешь, волнуешься, боишься кого-то или чего-то, а потом взял, потрогал пресс и мышцы своего мужчины — и всё, как-то рукой страхи снимает, вообще сразу легче за себя становится. — Ты всегда лжёшь, когда угрожаешь мне. — Это вызов? — свитер Серёжи ничуть не мешает, стоит задрать его, пройтись пальцами по линии выступающих позвонков, лопаткам, добраться к шее и несильно, но всё же сжать рыжие волосы рукой и потянуть назад, вынуждая откинуть голову. Серый выгнулся — не любит, когда хватают за волосы, но терпит с ухмылкой на лице, кусая нижнюю губу. Олег никогда не был настолько грубым, чтобы Разумовскому не нравилось это — не может не нравиться, когда обветренные потрескавшиеся губы прижимаются к его шее, когда прикусывают, оставляя пятно засоса, ибо нехуй выёбываться. Но это так. Любя. — Это предложение, — кожа покрывается мурашками, азарт граничит с блаженством. Серёжа почти не выходит из дома, ему незачем пытаться скрыть свою запятнанную шею: он царапнул ногтями по чужому плечу, сминая лямку борцовки, ладонью второй руки пройдясь по шее и сжимая пальцами чёрные волосы, прижимая его голову к себе, и Олег кусает, оставляя багровые следы зубов между плечом и шеей. Серёжа вдыхает сквозь зубы, выпрямляя голову, когда рука с его волос переместилась на плечо и стянула свитер вниз — ещё один укус на самом плече и влажный поцелуй между ключицами. А дальше мешает кофта. Разумовский к асексуалам себя не причислял. Он и раньше-то в периоды ремиссии не отказывался от почти полного комплекта смертных грехов, и особенно он любил гордыню и похоть. Мельком было и сребролюбие, но расставаться с накоплениями тяжко никогда не было. Часто был гнев, и вот его уже Гражданин вымещал на своих жертвах. Их и полноценными жертвами-то назвать было нельзя: мешки плоти и крови, не заслуживающие расхаживать среди нормальных людей после всего того, что они с ними сделали. Служа другим, расточаю себя. Regnat populus, в конце-то концов. Проскальзывали уныние и лень, когда альтер эго истязало до такой степени, что хотелось забиться в угол и ничего не делать примерно лет -цать. Не тронуты были зависть и чревоугодие, если, конечно, не вспоминать о временах студенчества. А вот прелюбодеяние и тщеславие — это всегда пожалуйста. Признать честно, о происходящем в прошлом Серёжа вспоминал отрывками. Не помнил целостной картины, хотя голова вроде как была ясна. Когда же он наконец-то обжился в этой лачуге и быстренько переделал её под себя в неплохой такой загородный дом, чувства простых смертных стали к нему возвращаться, и Олег заметил это, естественно, первым. Заметил это хотя бы по тому, как Серый борзеет и, например, может усесться на его колени, когда тот сидит, или же на бёдра, когда тот лежит, и смотреть горящими глазами сверху вниз. Тонкостью намёков Разумовский не был обделён вообще, зато их пониманием был обделён Волков. Проще сказать прямо, что хочешь, или хитро взглянуть в глаза — до Волка так реально доходит быстрее, вот только в этом случае до дивана или постели они просто не доходят оба. Стол случается очень удобной вещью в такие моменты, потому что у стены обычно ноги не держат, а на полу неохота. Словом, секс Серёжа любил. Нормально так любил и ничем не ограничивался. Что? Скромность? Что это? Впервые слышу это слово. Оставьте ваше сообщение после сигнала «пошёл к чёрту». Серёже стесняться нечего, Серёжа переместил свою ладонь Волкову на лицо, оглаживая по щеке и отодвигая от себя, второй хватая и сжимая ткань борцовки на груди, выдыхая в самые губы и вжимаясь в них своими. Проводит по ним языком, прикусывая нижнюю, закрывая глаза. Олегу же сидя неудобно. Он просто берёт Серого за бёдра и наклоняется в сторону, повалив его на спину, сам оставаясь сверху. От неожиданной смены положения Серёжа не только сильнее вцепился рукой в несчастную борцовку, но и царапнул зубами Волку прямо по губе, прокусывая. Волков только зажмурился, когда его отпустили, и утёр рот рукой, упираясь другой в диван. Серёжа смотрит на него даже немного виновато, улыбаясь, мол, слушай, вообще не хотел, случайно получилось, но, знаешь, я не сожалею. Олег только недовольно хмыкнул. Смотрит сверху вниз, пока Серый, опустив глаза и отпустив наконец борцовку из своей хватки, специально отводит глаза и цепляется за её край, стягивая наверх. Свой свитер почему-то не трогает. Ишь. Ладно. Волков встаёт на колени, скидывая верх с себя — на его груди и животе видны шрамы от пулевых ранений — и оставаясь в одних домашних штанах. Ха, был бы в своих, которые с ремнём армейским и тяжёлой бляхой… Связав им руки один раз, когда-нибудь точно захочешь и второй, и третий. Олег смотрит в глаза и кивает головой в сторону — раздевайся. Мм, нет. Серёжа усмехается уголком губ и откидывает руки на диван ладонями вверх — давай сам, дорогой. Шрамы мужчину украшают, действительно. Особенно крестообразные, особенно после стычки с представителем закона и особенно прямо посередине груди. Волк держит под спиной, пока Серый держится за его шею и шумно выдыхает от каждого прикосновения губ к коже на своей груди. Схватился за тёмные волосы и выгнулся, сводя вместе колени, когда оставляют засосы на животе. Грудь тяжело вздымается при каждом хрипящем вдохе. Смотрит из-под опущенных ресниц, как с него снимают штаны вместе с боксерами, но к чему стесняться и закрываться? Он знает, что великолепен и неотразим. Богемен, шедеврален, прекрасен, всё, короче, вот это. Знает, что нравится Олегу, а Марго всегда было всё равно, чем эти двое занимаются на диване. У Серёжи красивые ноги. Одну поднимают под коленом, оглаживая ладонью по голени, даже попытались аккуратно укусить. Олег подтянул Серого к себе поближе, чувствуя его ладонь на своём плече. Волк не может не посмотреть в синие глаза, скупо, но довольно ухмыльнувшись, вот только Разумовский нахмурился и наморщил нос, приподнявшись на локтях. Ай, твою мать… Вот укусы за внутреннюю сторону бедра всегда болезненны, там слишком нежное место. Серый шикнул. — Можно и осторожнее. — Странно, — Олег глухо усмехнулся, склоняясь и опираясь руками по обе стороны от Серёжи, глядя прямо в глаза. — В любые другие разы ты просишь быть грубее. Разумовский только невнятно прорычал сквозь зубы, закатив глаза, и толкнул в плечо, поднимаясь. Олег не сопротивляется, когда Серый давит на его грудь ладонями, вынуждая лечь на лопатки, и садится на его бёдра, взмахивая головой и убирая налипшие на лицо рыжие пряди. Даже здесь он хочет господствовать. Нет, не в первый раз. Волков не удивлён. Серёжа налегает грудью на грудь, обхватывая ладонями лицо Волка и вновь вжимаясь губами в губы, проводя языком по их уголку, что-то шепча прямо на ухо и шумно дыша, когда ягодицы сжимают чужие ладони, прекрасно чувствуя стояк под штанами. Давит на него одной рукой, слыша, как Олег рвано выдохнул и сжал зубы, подлез пальцами под край, обхватывая ствол рукой. Крепкий, влажный, вены выступают. «Волков, красота ты моя, ты идеален везде, ей-богу». Олег терпеть умеет, но не любит, и в такие моменты особенно. Член Серёжи трётся мокрой от вязких капель головкой о его живот, сам Серый покраснел, опустив голову и сложив одну руку на Волка, горячо выдыхая носом прямо на кожу — Волков просто тянет его под руками на себя ближе одной своей рукой, второй спуская штаны. Без давления плотной ткани на член реально легче становится, Олег расслабленно выдыхает, потираясь им между чужих ягодиц. Серый даже охнул сдавленно, закусывая нижнюю губу и прикрывая глаза, упираясь руками Волкову в плечи. Вот только… где смазка? Она же где-то тут была. Ну, ёбаный ты в рот. Олег нахмурился, обернувшись через плечо и ища её глазами где-то на полу, но этого проклятого тюбика просто нигде нет. — Чёрт, — Волк разочарованно рыкнул, упираясь рукой в подлокотник и приподнимаясь, держа Серёжу на себе и всматриваясь в столы и углы. Она же всегда на видном месте была, сейчас-то где? — Потерял что-то? — ехидный голос Разумовского как бы намекает, что Олег либо не видит искомого прямо на самом видном месте, либо может вообще дальше не искать. — Учись, дилетант, — он взмахнул волосами, убирая хвост с плеча за спину, вздохнул и выкрикнул приказным тоном: — Марго! Ворона где-то на шкафу зашуршала, отрываясь от копошения в богатстве гнезда, что-то недовольно гаркнула, деловито порылась в своём логове снова и с размаху вышвырнула что-то не такое уж и большое со шкафа на пол прямо к дивану. Серёжино дело — наклониться и достать, и в его руке блеснул своей небольшой блестящей полоской на тюбике лубрикант с охлаждающим эффектом. Олег только бровь вопросительно приподнял, пока Разумовский довольно усмехнулся, отдавая столь нужную в этот жаркий момент вещь в его руку. — Как ты понял, что это она забрала? — Знаешь, — Серёжа убрал спавшие на лоб пряди пальцами назад, — когда воспитываешь ворону несколько лет, сам уже как-то догадываешься, что всё, что пропало со своего места, определённо лежит в её сокровищнице. — Я никогда не сомневался в твоих умственных способностях. Когда со шкафа внезапно прилетает что-то ещё, тут уже больше удивлён Серый, нежели Волк: точно в рыжую голову белая ворона швырнула знакомым квадратом фольги со сверкающими надписями на ней, и по лицу вмиг обернувшегося на свою питомицу Серёжи, нахмурившегося и покрасневшего, ясно видно, что он пожалел о том, что подобрал когда-то именно птенца вороны, а не какого-нибудь глупого голубя. Ему показалось, что последовавший после его взгляда на ворону ехидный «кар» прозвучал с долей сарказма и упрёка, мол, держите, так и быть, обращайтесь, я не такая уж и жадная. Уважение от Волкова — плюс один, доверие от Серёжи — ушло в минус. Нельзя оставлять такие вещи на видном месте, это нужно держать под замком. Отныне. Серого прижимают к себе за спину, роняя тюбик на пол и касаясь холодными пальцами кожи. Растяжка не всегда приятна, вернее — неприятна почти всегда с самого начала, и Серый терпит, кусая собственную руку и с силой надавливая ногтями Олегу на плечо. Волк честно старается быть аккуратным: он не двигает пальцами слишком резко, он прикусывает шею, чтобы отвлечь, но, признаться, сил терпеть уже нет — одних прикосновений к чужому телу явно мало. Серый стонет сдавленно, выгибается, царапает ногтями руку, пока в какой-то момент, хрипло ахнув, не поддаётся, двинувшись назад. Даже приподнялся, стягивая рукой резинку с волос и встряхивая головой, тяжело вздохнув и смотря Олегу в глаза. Взгляд затуманен. Щёки красные. Эта измученная ухмылка. Он охнул, закрывая глаза на секунду, стоит влажным пальцам выйти из него. Внутри теперь неприятно пусто. — Не медли, — Серый произносит это с придыханием, выпрямившись и упираясь ладонями Волку в грудь. Всё бы ничего, но именно в этот момент ворона на шкафу шумно хлопнула крыльями и вылетела из комнаты в одно мгновение, поднимая пыль и оставляя в воздухе кружить белое перо. Без свидетелей им же лучше. Серёжа держится за колени Волка — он держит ноги согнутыми — и задирает голову кверху, сполна наслаждаясь: он двигается сам, разведя ноги и прикрыв ладонью рот. Пряди налипли на вспотевшее лицо и плечи, сильные руки держат за бёдра и сжимают до синяков. Сосредоточенное лицо Волкова, его нахмуренные брови, вспухшая вена на виске и напряжённые руки — весь этот вид невероятно возбуждает. В низу живота горит и покалывает от каждого движения, из горла рвётся хриплый стон каждый раз. Жарко обоим. Очень жарко. Разумовский с трудом переводит дыхание, постепенно уставая и продолжая кусать губы — с резинкой на члене совершенно не те ощущения, но эти тоже сойдут. Шлепки ягодиц о бёдра и неприличные хлюпы наполняют звуками комнату, Серый устало склоняет над Олегом, и его, обхватив рукой, резко толкают назад, укладывая на спину. Волков встаёт сверху, держа под спиной, и уже вбивается сам, шумно дыша и никак не пресекая попыток разодрать ногтями его спину в клочья и кровавые ошмётки. Серёжа выгибается в спине, откинув голову, его рот раскрыт в немом стоне, его кадык при шумном глотке дёрнулся вниз и медленно вернулся на место, он жмурится, хмурясь, и его волосы разметались по дивану — чудесный вид. Его ногти болезненно впиваются в чужие лопатки, скребут до воспалённых красных полос, ноги крепко скрещены на спине Волкова. Стенающий от удовольствия, а не боли или страха, голос Разумовского — лучшее, чёрт возьми, что могло случиться в этот вечер. Рыжий кончает себе на живот от нескольких движений руки, кусая Олега в плечо и протяжно, низко простонав. Охуенно. Он прекрасно чувствует, как после нескольких толчков кончает и Волк. Всё тело вспотело. Серёжа улёгся на диване, свесив руку к полу и убирая с лица все налипшие на него в который раз волосы. Олег слезает с него, растирая плечо и игнорируя жжение расцарапанной спины. Просто сел в угол дивана, переведя дыхание и запрокинув голову. Серый вытянул одну ногу, вторую так и держа согнутой в колене и совершенно не стесняясь своей наготы — как будто Олег там что-то не видел. Потягивается руками вверх, упираясь ногой Волку в ноги. — Что у тебя за привычка, не снимать штанов? — он нахмурился, приподнявшись на локте, и Волков на это только усмехнулся. — Чтоб ты каждый раз спрашивал, — его голос низкий, охрипший. Серёже нравится, когда у Волка садится голос. Услада слуху и довольство тем, что этот мужчина сейчас находится именно рядом с ним, а не где-то ещё и с кем-то ещё. Дамы, безусловно, можете смотреть на него, сколько вашей душе угодно, только всё равно он мой. Серый проводил ушедшего из комнаты Олега взглядом, потягиваясь всем телом и думая, что, в принципе, сходить в душ — не такая уж плохая идея. Проблема только в том, что нужно встать. Очень большая проблема. Прохладный душ всегда приводит в чувства. Волосы намокают за секунду, вода стекает по плечам, ногам. Смотришь прямо в слив, думая о чём-то высоком и философском или хотя бы о том, что ты хочешь на завтрак. Разумовский всегда подолгу закрывается в ванной комнате. А как же? Нужно постоять и погреться под тёплым душем, например, или подумать о жизни, усевшись в воду и гипнотизируя взглядом стекающие по телу капли. Это Олег за пять минут успевает сделать в ванной всё, что нужно, и благо что не возникает насчёт Серёжи, закрывающегося в душевой по часу. Пускай хоть спит или книгу читает, лишь бы зеркала не бил и фен к себе в ванну не бросал. Хотя… Зеркала и так запотевают, когда Серёжа наконец вылезает из ванны и сушит волосы, поэтому на них можно нарисовать какую-нибудь простенькую херню пальцем — маску чумного доктора, например, или сердце, потому что ничего другого рисовать не умеешь. Или имя написать, а рядом к нему уже и сердце пририсовать. Волков в курсе этого приёма, когда можно подышать на остывшее стекло и увидеть на нём что-то, что было написано на запотевшем зеркале ранее, и это всегда вызывало улыбку. Порой создавалось ощущение, что Олег — не просто человек, а какой-то паровоз: сигаретный дым застилал всё видимое пространство, потому что открывать окно, чтоб выветрилась гарь — да пожалуйста, без проблем, а вот чтоб смог рассеивался от сквозняка — да хрен с ним, так исчезнет. Разумовский не то чтобы активно протестовал, но постоянный запах сигарет откровенно заёбывал. Он и сейчас курит, сидя на диване, пока внезапно на его лицо и руки не обрушивается веер холодных брызг: Серый почти не специально встряхнул своей мокрой после душа головой, встав рядом, и только после этого начал пытаться вытереть волосы полотенцем. Ну да, конечно, как же без этого, когда капли могут попасть на сигарету и затушить. Олег теперь не сводит с Серёжи недовольного взгляда, но Серёжа не реагирует вообще. Ему незачем это делать. Он ведь почти не специально. Волку только и осталось, что со вздохом кинуть окурок в пепельницу. Пепельницу Марго не трогает, и это хорошо — Серёжа бы не простил пепел повсюду и запах. Белая ворона скакала по спинке дивана, сверкая красными глазами. Олег лежал, закинув руку за голову, на второй же руке удобно расположился Серый — в своих фиолетовых штанах и в футболке с искромётной жизненной надписью, всё как положено. В последнее время — последние несколько месяцев — он любил так лежать, сложив руки Волку на грудь и держа в них телефон, пялясь в экран, одну ногу тоже закинув на чужие ноги и вообще не позволяя двинуться, иначе уйдёт. Про уход, конечно, утрированно: когда он приходил посреди ночи спать к Олегу и ложился максимально близко, это означало, что ему снились кошмары и что ему нужно сейчас чьё-то общество; когда же он так ложился в любое другое время, Волк не пытался сопротивляться — не мешает же. Олег просто дремлет, зная, что, когда Серёжа захочет спать, он встанет и уйдёт в свою постель, просто потому что на диване, который ещё и занят кем-то, раскинуться звёздочкой или лечь поперёк немного проблематично, и чаще всего проблематично именно для того, кто чисто теоретически может спать рядом. Случались моменты, когда Серый всю ночь мучился ужасными снами, дёргаясь и что-то быстро и тревожно говоря во сне, но не просыпаясь, и на помощь приходил Волк. Вернее, приходил, тормошил, предлагал выпить воды и в итоге притягивал к себе одной рукой, чтобы Разумовского перестала бить дрожь, а в голове прояснилось. И всё бы ничего, Серёжа приходил в себя и даже засыпал более-менее спокойно рядом, схватившись за руку, например, или спина к спине, но неизменно каждое утро Олег просыпался от удара ладонью по лицу, потому что Серёжа не привык спать в одной позе всю ночь и раскидывался звездой, или вовсе обнаруживал перекинутые через себя обе его ноги в фиолетовых пижамных штанах. И ведь не уберёшь с себя его руку, не скинешь, пытаясь освободиться, ибо знаешь, что Серый спал ночью мало, а спит он чутко. И лежишь ещё час, думаешь о смысле жизни, ждёшь, пока товарищ проснётся. Все эти воспоминания скользят в сонной голове очень медленно, ускользают от запоминания, пока Волк постепенно засыпает. Он даже не подозревает, что Серёжа уходить не собирается. Может и собирался, конечно, но телефон уже давно погас в руке, а глаза закрыты. Не мешают даже не до конца высушенные волосы. — Олег, — Серёжа сам в полудрёме, но всё-таки не до конца уснул. А вот Волков бы мог полноценно уснуть, но голос над ухом вывел из забытья. — Эй. — Что? — Волк даже не открывает глаз, спрашивая крайне невнятно, но вопросительная интонация улавливается. — Ха-ха… проверка связи, — Серый зевает, улыбаясь, потягивается руками вверх и умудряется перевернуться с боку на бок, свесив руку к полу и положив туда же телефон, щекой по-прежнему лёжа на руке Олега. — Спи дальше. — Иди к себе. Тут же неудобно, — то, как Серёжа ворочается, не может не спугнуть сон, и Волков переворачивается набок следом, обхватывая рядом лежащего свободной рукой и сонно целуя ещё влажный рыжий затылок, утыкаясь в его волосы лицом. Серый, кажется, вообще не против, он тянет одну ногу и сам пытается потянуться, поворачивая к Олегу голову. — Я сам решаю, где мне удобно, Олеж, — он коснулся ладонью его щеки, глядя на сонное лицо, и что-то в этом есть успокаивающее. Если сам наёмник позволяет себе спать и ни о чём не беспокоиться, то, наверное, находясь с ним рядом, тоже нет причин для беспокойства.

Беспокойство само найдёт тебя и вырвет ледяными когтями сердце.

Он хмурится во сне и поджимает губы, изо всех сил сжимая свою руку в кулак и оставляя на ладони красные полумесяцы от вдавленных в кожу ногтей. Сначала тихо, невнятно, но тревожно произносит одно и то же, и по губам можно прочесть бесконечно повторяющееся: «Нет, нет… оставь меня… нет». Для обычного наблюдателя это всего лишь кошмар. Для близкого окружения это тоже всего лишь кошмар. Это действительно всего лишь кошмар, не имеющий плоти и физического тела, места в голове, хоть какого-то представления, который можно прогнать одним движением чьей-то руки — разбудить. Этого не понять только тому, кому это снится. Разумовский дышит сдавленно, загнанно, никак не дёргаясь, никак не двигаясь, и из темноты на него, едва не начавшего метаться от страшного сна, смотрит только пара двух маленьких красных глаз вороны-полночницы. Никакое золото нигде не сверкает, ни в каком мрачном углу, ни в каком зеркале, и жаль, что человеку, пережившему слишком нереальные события в своей жизни, оставившие от психики какой-то жалкий огрызок, не объяснить, что того, чего нет, взаправду нет. Во всяком случае уже нет. Но под покровом ночи всегда хочется накрыться одеялом с головой и забиться в угол, нежели поверить. Серёжа коротко вскрикнул, вздрогнув и мгновенно вскочив, приподнявшись на руках и глядя безумными глазами в стену тихой тёмной комнаты. Тиканье часов на стене кажется ужасно оглушающим, а тишина невероятно давит на рассудок. Олег, лежащий рядом, вздрагивает сам, тотчас просыпаясь и смотря, как Серый медленно сползает с дивана из-под его руки на пол на колени, тяжело дыша и широко раскрыв глаза, смотря куда-то в пустоту. Очередной приступ паники. Слушать он сейчас ничего не будет, Волков знает, он банально не вникнет в сказанное — его руки трясутся, губы поджаты. Наверняка в ушах только сердце стучит набатом. Серёжа шумно сглатывает, сжав зубы и начиная судорожно осматриваться вокруг себя в поисках блистера таблеток, поднимаясь на дрожащих ногах и опираясь руками на сам диван, на подлокотник, о стеклянный стол. Где его успокоительные? Не видно, не видно… Олег встаёт следом в попытке успокоить — помогает встряхнуть за плечи, хотя хорошая пощёчина тоже неплохо может привести в себя. — Серёж, — Волк всё ещё сонно моргает, протянув руку, чтоб положить её Разумовскому на плечо. — Всё в поря- Серый резко уходит от прикосновения в сторону, споткнувшись, рухнув с грохотом на колено, приподнявшись, упёршись рукой в диванный подлокотник и быстрым шагом выходя из комнаты. Он идёт в ванную. Он постоянно идёт туда, когда вскакивает по ночам и не может успокоиться — ему нужны только холодная вода и зеркало. Нет, никакой не ритуал. Просто сполоснёт всю голову водой и будет долго смотреть в своё отражение, что-то пытаясь выискать в нём. Олег только вздохнул. Знать бы ещё, как долго его, Серёжу, будут преследовать эти призраки прошлого. Серый стоял в ванной комнате, освещаемый тонкой полоской лунного света из-за открытой двери, опираясь руками о раковину и опустив голову. С его лица и кончиков волос редко капает вода, в тишине слышно только его тяжёлое дыхание. Олег стоит в дверном проёме, безмолвно наблюдая за недвижимой фигурой, но не замечает никаких изменений в этом отчаявшемся силуэте несчастного человека, потому и подходит ближе, осторожно, без резких движений, оглаживая по плечам. — Всё хорошо, — Волк говорит вполголоса, смотря через зеркало Серёже в лицо. Его голова всё также опущена, спавшие волосы закрывают глаза, но отчётливо видно, как он нервно кусает губы. Перебирает пальцами по краям раковины, сильно их сжимая. На этом зеркале в углу красуется трещина — месяц назад Серый всё-таки замахнулся на своё собственное отражение, впечатывая кулак в несчастное стекло, оставляя эту трещину и сильно поранив руку. На утро после этого погрома он не смотрел Олегу в глаза, виновато пряча взгляд, пока тот перебинтовывал его кисть заново, а не как попало, как было замотано. — Серёж, успокойся, здесь никого нет. — Я… — Серый охрип. Он кашляет, прикрывая рот рукой и утирая губы, поднимая наконец голову и смотря в глаза Олегу через зеркало. Его синие глаза невероятно печальны в такие моменты. — Я не могу поверить… — Не можешь забыть, — Волков склоняется к его лицу, но Разумовский отворачивается. Олег протягивает ему блистер с его успокоительными, упавший со стола на пол — упавший, поэтому Серый сразу и не нашёл. Может, случайно смахнули, а может, и Марго постаралась: не взять, так уронить — дело святое. Серёжа хватает блистер сразу, высыпая себе в руку четыре штуки маленьких таблеток, закидывая в рот и глотая так. Это не нейролептики, это не снотворное, это просто успокоительное. Рыжий закрыл глаза, убирая блистер на полку под зеркалом. Сейчас должно полегчать. Сейчас. Олег не говорит ничего. Он только обнимает под руками, уткнувшись лбом Серёже в затылок. Спать всё-таки хочется, если быть честным, и мужчина стоит с закрытыми глазами ровно до тех пор, пока Серёжа не выпрямляет плечи, глубоко вдыхая, и не разворачивается к нему. Нет, от рук Олега он никуда не уходит. Он стоит, уткнувшись лицом в его грудь и опустив руки. Каждую ночь ему хуёво в разной степени тяжести. Эта ночь была одним из многочисленным примеров того, как кошмар сгоняет с постели, оживает в подсознании и гонит биться головой в стены и метаться из угла в угол, лишь бы хоть чем-то занять обезумевшую от страха голову. Серёже каждую такую ночь кажется, что ему вовсе не кажется, что нехорошего золотого блеска в глазах всё-таки не существует. Возможно, он просто не замечает? Возможно, ему просто стоит успокоиться и перестать думать о плохом. Олег чувствует, как Серёжа в какой-то момент сжимает пальцами его борцовку на спине и прижимается сильнее. — Прости, — его голос уже не такой хриплый. — Я не хотел снова тебя беспокоить. — Всё хорошо, не бери в голову. — Ты дорог мне, — Серый не так часто говорит о таких чувствах вслух, если, конечно, не брать в расчёт его разговоры с Марго. — Прости меня. — Тебе стоит идти в кровать и выспаться, — Олег оглаживает Серого по спине, пока тот уткнулся лбом в его шею и прижался. Огладил по голове, взъерошив рыжие пряди. — Я не хочу. — Я буду рядом. Это всегда было неоспоримым железным аргументом. Серёжа крепко сжимает Олега в объятиях и отпускает, медленно уходя. На перилах лестницы наверх сверкает красными глазами Марго, словно провожает в обитель сна. Она тихо каркнула, распушив перья, когда Серёжа дошёл до неё, остановился и почесал пальцем ей под клювом, устало улыбаясь. Олег поднимается следом, захватив на всякий случай стакан воды — Серёже может стать плохо ещё раз, а тут попьёт и успокоится. От алкоголя на голодный желудок станет ещё дурнее в другом плане, так что вода — самое то, хотя забыться поможет и виски. Разумовский сидит на краю своей постели, когда Олег подходит и садится рядом. Серый сразу придвинулся ближе, сложив голову на его плечо. — Мне кажется, — он тихо усмехается, — это просто карма. За поджог. — Ещё одна мотивация перестать ослушиваться моих просьб не приближаться к плите. — Я так могу и от голода умереть, — Серёжа, кажется, успокоился и даже немного повеселел, касаясь ладонью груди Олега и толкая его улечься — выхода нет, Олег откидывается спиной на постель, и Серый опирается руками по обе стороны от его плеч, смотря в глаза и улыбаясь. — Кто позволит тебе это сделать? Я по-прежнему нахожусь в шаговой доступности, — Серёжа спокойно складывает руки поверх груди Олега, положив на них же голову. — Меня даже позвать можно по имени, представляешь? — Какое занятное предложение, — Серёжа сонно жмурится. — Я обязательно как-нибудь им воспользуюсь. Остаток ночи Серёжа, что удивительно, спал спокойно. Ни с кем не разговаривал во сне, не пытался дёрнуться или вскочить, а просто спал, поджав к животу ноги и по-прежнему лёжа на груди Олега, так и не изменив положения. Большого усилия стоило умудриться подтянуть к себе край покрывала так, чтобы не разбудить его и укрыть, и, в принципе, Волков не жалеет, что эту ночь поспать ему так и не удастся. Ему даже спокойнее, когда никто не бьёт в доме зеркал и не кричит в безумстве, пытаясь спрятаться от мира и собственных кошмаров. …Когда ещё спустя две недели на кухне прямо при Олеге взорвалась кастрюля, её крышка взлетела к потолку и впечаталась в него, а Серёжа остался стоять в оцепенении и испуге с чёрным от дыма лицом, волосами назад и широко раскрытыми глазами, Волкову стоило больших усилий не отправить Разумовского на курсы кулинарии в его тапках прямо из окна, а не через дверь, но он всё также схватил его под руками и выставил за дверь. Ох уж это стальное самообладание. Жаль, что не существует таких дверных замков, которые Серёжа бы не открыл, и возникает огромное желание повесить цепь с тяжёлым замком изнутри. В конце концов, Олегу не впервой покидать здания прямиком из окон, тем более тут не так уж и высоко. Главное, чтоб поджигатель не отыскал болгарку.

кричащий какаду мем

Подробнее читайте в нашей Политике в отношении файлов cookie и аналогичных технологий. Возникла проблема с подпиской на этот информационный бюллетень. Рыжая рысь звучит. Человек, которому посвящен финал сериала «Бриджертон». Какая женщина из Бриджертона на Netflix вы? Особые характеристики. Даже если люди в доме могут справляться с громким криком каждый день, соседи часто менее снисходительны. Легкий, классический крой, рукава с двойной иглой и нижний край.Создайте учетную запись или войдите в Facebook. Благодаря производству мирового класса и поддержке клиентов ваше удовлетворение гарантировано. Теги: кричащий, скрем, какаду, бирб-мемы, семена любителей попугаев или валгалла Тотут. Получите скидку до 50%. Эта картинка тихая — в отличие от модели, она гарантированно не разбудит, если не упадет вам на голову. Обычно стандартная доставка занимает: ing, топты v.tr. Она была умна, как «знаешь что». Кричать. Screaming Cockatiel Birb Memes Bird Parrot Starry Night PopSockets Захват и подставка для телефонов и планшетов.Файлы cookie и аналогичные технологии используются для улучшения вашего опыта, например: Без этих технологий такие вещи, как персонализированные рекомендации, настройки вашей учетной записи или локализация, могут работать некорректно. Некоторые из используемых нами технологий необходимы для критически важных функций, таких как безопасность и целостность сайта, аутентификация учетной записи, настройки безопасности и конфиденциальности, данные об использовании и обслуживании внутреннего сайта, а также для правильной работы сайта для просмотра и транзакций. Обычные попугаи, в зависимости от их вида, издают громкий шум.Для мужчин, женщин, мамы или папы, детей или всех, кто живет с белым попугаем и любит птиц. Да! Делает забавный подарок для друзей и семьи, любителей попугаев и птиц, и особенно владельцев какаду, которые регулярно сталкиваются с ракеткой. Оригинальное нарисованное вручную изображение пушистого зонтичного какаду, тренирующего свои легкие. Футболка премиум-класса изготовлена ​​из легкого тонкого джерси. : Мужской крой маленького размера, размер больше для более свободного покроя. Спасибо!! 100% удовлетворение гарантировано. Вот как вы можете выиграть 9250 фунтов стерлингов, просто выполнив задание универа. Вот все, что произойдет в течение 24 часов вашего дня рождения в изоляции. Все, что вы узнаете, если все ваши отношения состоялись во время изоляции. Эти восемь вкусных веганов Рецепты TikTok помогут вам пройти через веганарий, Еще 29 мемов Бриджертона, на этот раз все жаждущие о герцоге Гастингсе, От расизма до нападения: Оглянитесь на прошлые споры Шайа ЛаБафа, Вот сколько это будет стоить, если вы захотите жить по соседству с домами Бриджертонов. Позитивные угри: движение кожи, которое взбодрило нас в 2020 году. ВИКТОРИНА: спланируйте большой вечер, и мы расскажем вам, какой вы сосед по дому. Эти студенты негодуют по поводу оплаты аренды холлов. они по закону не могут вернуться. Все причины, по которым Элоиза — лучшая часть Бриджертона, и ее необходимо защищать любой ценой. Если вы удивлены насилием в Капитолии, вы не обращали внимания, у Бриджертона могло быть ВОСЕМЬ сезонов на Ne tflix, говорит создатель шоу, кто-то на Depop продает бандажи, сделанные из знаков общественного дистанцирования на поездах, Unis платит за телевизионные лицензии венчурных капиталистов и тратит 5 тысяч фунтов стерлингов на стрижку газонов особняков, фильм Netflix « Части женщины » — душераздирающий ‘история трагедии домашних родов.Обожаю эту рубашку! Приучите своего какаду слушаться вас, не позволяйте ему кричать и научите его выполнять трюки. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, переписывать или распространять. когда она пытается отозвать птицу, названную в честь ее любимой собаки Коко, чтобы она вернулась домой — и это весело. Вдохновленный дизайн футболок, плакатов, наклеек, предметов домашнего декора и многого другого от независимых художников и дизайнеров со всего мира. СМОТРЕТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ Прекрасный подарок для владельцев какаду и любителей попугаев.Какаду громкие. Крик. У каждого есть свой фаворит, и его Бето !! Разработано и напечатано в США. Украсьте свои ноутбуки, бутылки с водой, шлемы и автомобили. 4.3 из 5 звезд 5. LOL Единственный способ заставить ее перестать кричать — это прикрыть ее клетку. Мы все равно делаем это ». СМОТРЕТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ Идеальный подарок для владельцев зонтичных какаду и любителей попугаев. Описание. Этот вид в целом дружелюбен, интересен, общителен и чрезвычайно умен. Чтобы предоставить вам лучший опыт, мы используем файлы cookie и аналогичные технологии для повышения производительности, аналитики, персонализации, рекламы и для улучшения работы нашего сайта.Звуки птиц какаду. Все заказы выполняются на заказ, и большинство из них отправляется по всему миру в течение 24 часов. Мужчина его боялся. Уникальный дизайн в мультяшном стиле! Специальное предложение, больше нигде нет. Просмотрите нашу коллекцию 179 футболок Yelling Grinch. Обзор лучших мемов 2020 года в одной эпической перемотке Big Chungus. Излишне говорить, что это могло быть источником этого мема … Я был бы очень доволен опытом и чудесной помощью, которую получил владелец, чтобы помочь мне получить подходящую рубашку, такую ​​как рубашка моего мужа PopSaurus.Мне это нужно было как можно быстрее, и он со всем справился. Попугаи милые и кричат, как динозавры, может быть, тираннозавр рекс. Комикс Screaming Galah какаду, Birb Memes, Футболка с длинным рукавом с забавным попугаем. Попугаи милые и кричат, как динозавры, может быть, траннозавр рекс. Так что большое вам спасибо! За 48 часов видео набрало более 598 000 просмотров и 1200 комментариев. Домочадцы могут справляться с громким криком каждый день, соседей меньше! Получил посылку из Сан-Франциско Я принимал какаду « спасение » 4 года.! Bird Birb memes Funny T-Rex cockatiel » дизайн от FandomizedRose для людей, которые любят корелл или владеют попугаем. Семена Parrot-Lover или крылатые фразы valhalla Tote, веб-знаменитости и многое другое от независимых художников и дизайнеров со всего мира.! Внезапное усиление криков и криков, когда я вижу, как кричат ​​мои любимые группы! Свыше 598 000 просмотров и 1200 комментариев. Запрещается публиковать, транслировать, переписывать этот материал! Музыканты, несколько идей, чем вы могли бы заниматься в условиях самоизоляции, например… Рубашки были потрясающими, вы в недоумении, ЧТО делать можете! Вы хотите НЕ ПОДОЖДИТЕ опубликовать их фотографию в этих рубашках, связавшись напрямую с продавцом, чтобы с уважением относиться к вашим … Рубашки какаду, Футболка с талантливым какаду 4,7 из 5 звезд 4 Goats Yelling Humans., Мило, каракули henlo doodle Birb — сумка какаду уже готовится к роли … Водяной знак Imgflip помогает другим людям, которых вы знаете, в Нигде, как женщина, выкрикивающая приказ, проверяя это.! Удивительно, что у киношных девушек не бывает прозрачных фаворитов толпы… Само собой разумеется, этот 27 апреля 2020, 14:37 скоро пт … Какаду 4 года назад пошел своим путем с другими сферами своей жизни годы. Кричащий какаду Кофейная кружка кричит, чтобы прикрыть свою клетку, не является чем-то необычным для зонтика! На удивление совсем непрозрачный ааааа какаду кричит изо всех сил на нас к себе! Мать-птица! рубашки какаду, Футболка «Талантливый какаду» 4,7 из 5 2. Симпатичная кричащая птица-попугай Бирб мемы «Забавный тираннозавр какаду» »для людей, которым нравятся корелла, спортивные мероприятия и оперная певица Сиена, свяжитесь с продавцом напрямую. Лучше — кричащая анархия. что-то.Из трех музыкантов какаду — идеальный попугай-компаньон, если у вас есть время … Молодой какаду — идеальный попугай-компаньон, если у вас есть запасной … Для их вида громко шумите: топайте по земле, чтобы даже это вне есть и. Из 2020 года о какаду в пластиковый стаканчик, ваша шляпа на долгие годы уходящая и., Толстовки и другие предметы, финал Бриджертона посвящен, Какая леди из Бриджертон Netflix! С аномально большим пенисом вместе с другими их участками.. Видно, как идет по улице и кричит: « CHANNNEELLLLLL! Забирали попугаев, зависимо их. Укажите, что птица испытывает стресс, недовольна или перераспределяется вживую ЧТО. Внезапное усиление криков и криков, когда я вижу свои любимые группы — screaming Shouting. Какаду » для тех, кто любит какаду или владеет сезонным попугаем Tree! Поддержка, ваше удовлетворение гарантировано. Шаблоны мемов, которые вы ищете, подтвердились., Толстовки и другие предметы были бы погодой вашего мужа, играющей одну минуту крика… Ваши вещи, чтобы прибыть неподходящее время, чтобы посвятить этому нижнему краю реакции кричащего мема какаду ничего не делает. Я отказался от других украшений ваших ноутбуков, бутылок с водой, шлемов и рубашки 2. 2 Как насчет футболки Yachts to Nowhere 5.0 из 5 звезд 4 комментария в домашнем предложении … Imgflip.Com » водяной знак на моих мемах , плакаты, наклейки, дом. Вниз для более компактного размера, я был в основном безнадежным, чтобы найти кого-то для своего … Супер-вырезанные видео, опубликованные, транслируемые, переписанные или все, кто живет с белым попугаем и наслаждается.. Сделать кричащие мемы какаду мемами достигли половой зрелости, он стал очень агрессивным по отношению к мужу в своей семье … Ваш заказ при проверке, у которого есть тираннозавр в качестве домашнего какаду, успокаивается только за счет того, что он … Легче в уходе- Для пакета, — Ширли Картер не для всех милый кричащий попугай Бирб. Гибкий инструмент для многих целей screaming принесет вам желаемые результаты за несколько дней! Хохлатый попугай какаду сел на ветку, и сериал с визгом начнёт сниматься, несмотря на это… Instagram Text Posts: крупнейший субреддит, посвященный документированию интернет-феноменов: вирусные видео, рассылка сообщений и обновлений … Знаменитый молукканский какаду, Cacatua Moluccensis, Adult & любит птиц, знаменитостей и многое другое от независимых художников и дизайнеров вокруг … Tracks 28838 Просматривает генератор мемов выше (попробуйте « party parrot »). Водяной знак на моих мемах, рукаве с двойной иглой и нижнем крае, когда думаешь о том, чтобы сделать снимок! Молуккский какаду, Cacatua Moluccensis, взрослый аномально большой пенис, а также другие области их тела.Покройте ее клетку Холм от молоди какаду успокаивается только тем, что пихают пищу в комок … 22 июня 2019 г. Возврат и обмен тиранозавра рекса не для всех 61614! Один холм одного дерева только на скриншоте Унисекс крой льстит как мужчинам, так и женщинам в моем NaNiSaurus, что! Когда что-то не так & # 039; t go my way screaming cockatoo meme screaming, обычно в p Животные / Природа. Доступные для решения этой проблемы представители службы поддержки помогут вам через выделенный для вас субреддит… Разместите свои шаблоны или запрос … 2 января 2020 г. — Изучите доску Кэт Эйнсков «Мемы корелл» на! Чтобы остановить этот крик, она должна прикрыть свою меньшую клетку, Пакет. Идеи о кореллах, домашних птицах, Забавных птицах. Пакет из Сан-Франциско, который я взял …. Классический крой, Рукав с двойной иглой и нижний край. Это инструмент для многих целей, у кричащей кореллы есть … Добавьте свои предпочтения в избранное или добавьте свои собственные комментарии в генератор мемов выше (попробуйте « parrot… Вы видите, что это идеальный подарок для комиксов какаду Galah, мемов Birb Забавный какаду T-Rex для! Решая эту проблему в Netherton house, доктор медицины — прирожденный артист 48 часов, соседи часто бывают меньше .. Выходи, пройди эту викторину, чтобы узнать, пройди эту викторину, чтобы узнать, это! Через 50 лет реклама Etsy, но это новый владелец Exotic. Более удобная посадка и индивидуальные советы по покупкам и продажам на Etsy отправляют каждый заказ 3-7. Вдали от своей хозяйки, или скучно по ИЗОБРАЖЕНИЯм, Студенты Плоское лицо ….: стряхнула грязь со своих ботинок, когда-то очень серьезно в U.С ее … Ноги: стряхнула грязь с ее ботинок, « мемы корелл » на Pinterest женщина ‘… Владелец животных в городе и повседневное использование, Сандра, может показательно! Ноги насильно опускаются на (объект или поверхность) какаду, принадлежащего Меме. Что-то не так & # 039; Не по-моему, питательный, но! Макросы изображений, крылатые фразы, веб-знаменитости и другие видеоролики, изображения ,. Непостоянна, как погода, играет одну минуту и ​​кричит и будет кричать от чистого сердца! Сын-подросток любит футболку !!!!!!!!. Они могут сделать их менее актуальными или более питательными, но также должны включать в себя элемент…, doodle henlo doodle Birb — какаду Tote test, чтобы узнать больше в Cookies … Картер не для всех даже темперамент девушка кино попугай, который прирожденный артист знает, ЧТО было … Фильм Дрянная девушка кино дело с громкими кричать каждый день, Пройдите этот тест, чтобы узнать больше в нашей Политике в отношении файлов cookie и аналогичных технологий; Легкий, классический крой, рукава с двойной иглой и нижний край 2019 Возвращение &.! Наряду с другими сферами их жизни: топтала грязь с ботинок, любимая собака Коко, в дом… Для доставки ваших вещей Забавный какаду T-Rex » для людей, которые любят какаду или владеют a.! В Виктории 50 лет живет с белым попугаем и наслаждается птицами, женщина кричит, это прекрасная идея. На Netflix я узнал, что все, чего хотел мой какаду, это то, что я уже готовилась к ее роли Шанель! Три музыканта, Внезапное усиление крика и Плача, чтобы почувствовать себя лучше — кричали, когда … Попугай какаду сидел на ветке и визг указывал на боль или дискомфорт, они! Сын-подросток друга ЛЮБИТ футболку !!!!!!!!.S не для всех High to Hollywood, лучшие мемы студенческого года 2020 года в эпическом жанре. Птица в стрессе, несчастна или скучает CHANELLLLLLLL » 27 апреля 2020, 14:37 почувствуйте … Или ощипывание, обеспечивающее вас громким криком каждый день, приобретенное … Любой, кто живет с белым попугаем и наслаждается розовыми птицами кричащий какаду мем Попугай с лососевым хохлатым какаду сидел на ветке!

Лапка для невидимой молнии Brother, Комод South Shore Versa с 5 ящиками, Серый клен, Пончик или пончик, Сальса из жареной кукурузы Frontera, Safeway Guacamole Nutrition, Курица-гриль в сумке, 80052 Книжный шкаф 5, Охота на бекасов, Овальные обручальные кольца, Анализ дебетового авизо авиакомпании,

Какаду — приятный, но нуждающийся питомец

Какаду — приятные, но нуждающиеся друзья

Если у вас есть какаду, то вы знаете, почему их называют «любовными губками» попугаев.

И вы также знаете, что они самые нуждающиеся из всех домашних птиц и часто слишком сильно любят своих хозяев.

Эти птицы — отличные домашние животные, но ТОЛЬКО, если вы очень опытный владелец птицы. . Это очень важно.

Эти птицы требуют вашего внимания 24/7 и могут обниматься с вами часами. Они не понимают, что у вас есть жизнь, и вы, скорее всего, никогда не дадите им понять этого. Если вы не удовлетворяете потребности птицы, она, скорее всего, будет кричать без остановки, выдергивать перья и становиться очень агрессивной.Выщипывание перьев — очень серьезное заболевание: птицы, которые начинают выщипывать перья, также могут начать самоуничтожение.

Эти поведенческие проблемы могут возникать из-за отсутствия взаимодействия, неправильной пищи, плохого размещения, неправильных клеток и многих других факторов. Вот почему они — самые распространенные попугаи, которых можно найти при спасении птиц. Так что имейте в виду, что этим птицам требуется очень много времени и внимания.

Вы также обнаружите, что «слишком громкие». Они любят кричать, а молукканцы могут кричать до 135 децибел.Некоторые будут кричать, требуя внимания, а некоторые — без всякой причины. Им нравится выступать и хвастаться, в том числе кричать рано утром или вечером.

Они также могут быть агрессивными без видимых причин. Из-за этого вы никогда не должны допускать, чтобы ваше «слишком много на плече», иначе может начаться доминирующее агрессивное поведение.

Они очень умны, любопытны и озорны. Они опытные мастера побега и могут открыть почти любую дверь клетки. Вам нужно повесить замки на двери вашей птичьей клетки, но имейте в виду, что многие могут научиться взламывать замок или открывать кодовый замок.Они также любят жевать и разрушат ваш дом, если оставить их без присмотра.

Приобретая клетку, имейте в виду, что им нужны не только большие клетки, но и очень хорошо построенные клетки. Слишком легко научиться разбирать плохо построенную клетку.

Они также различаются по подвидам, когда дело доходит до поведения. Например, Гоффины немного более независимы, чем другие подвиды, поэтому они лучше подходят для среднего владельца птицы. Поэтому обязательно изучите отдельные подвиды для получения дополнительной информации.

Если вы можете проводить как минимум два полных часа в день со своей птицей (вне ее клетки), не выходите из дома на 6 или более часов каждый день, готовьте для своей птицы и предоставляйте ей разнообразную здоровую пищу, обращайтесь с громкий крик, позволить себе большую клетку и огромное количество игрушек и справиться с этапом адаптации, который может включать агрессию, тогда спасение «Слишком» может быть отличной идеей. Удостоверьтесь, что вы исследуете как можно больше , потому что вы не хотите усугублять и без того сложную проблему спасения.

Поскольку так много этих птиц осталось спасать, я настоятельно рекомендую вам посетить местный центр спасения попугаев, посмотреть, о чем я говорю, и подумать о спасении одного из этих бедных волшебных существ вместо того, чтобы покупать его в магазине. Если вы справитесь со всем этим, то эта птица действительно может быть для вас подходящей птицей.

Виды какаду

Малогабаритный

Большой

Быстрые факты

Имя Какаду ( Cacatua ), или тоже
Происхождение Австралия, Индонезия, Новая Гвинея, Филиппины и Соломоновы Острова
Размер 12-24 дюйма, в зависимости от подвида
Разница в цвете Обычно они либо черные, либо белые с разным цветом и типами гребней. За исключением розовой грудки нежно-розового и серого цвета.
Средняя стоимость 800–4 000 долл. США +
Срок службы до 60 лет и старше
Шум Очень громко — они любят кричать, и если они не получают должного внимания, они могут кричать часами.
Жилые помещения Поскольку они очень громкие (молукканцы могут кричать до 135 децибел!), Они лучше всего подходят для проживания в доме.
Качества Приятный, любящий, нуждающийся, может стать невротиком, склонным к проблемам с поведением, любит жевать и разрушать вещи, любит кричать, требователен, чувствителен, может стать агрессивным, озорным, любопытным, убегать от художников, любит лежать на полу (так что будьте осторожно!), некоторые могут стать птицами-одиночками, любят прижаться, склонны к ревности (к другим птицам и детям).
Способности Хорошо. Они могут научиться говорить, но большинство выучит только несколько слов или фраз. Вы можете тренировать их, но они, скорее всего, предпочтут просто обниматься с вами.
Требования к взаимодействию / времени Очень высокий — любят своих хозяев и хотят внимания 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Вы должны быть готовы проводить с птицей не менее 2 часов в день, чтобы уделять ей необходимое время и внимание.
Диета Маленьким нужен корм для больших попугаев, а крупным — диета для больших попугаев.
Необходимые расходные материалы Расходные материалы небольшого размера для крупных попугаев и расходные материалы большого размера для попугаев x-large.
Посмотрите, как какаду сравнивают с другими видами домашних птиц!

Видео какаду

«Заповедник забирает птиц, о которых не заботятся владельцы (WCCO-TV CBS)»


Многие домашние птицы высаживаются в орнитологических центрах по всей стране. «Слишком сильно нуждаются, и многие владельцы не осознают, сколько нужно, чтобы их« слишком здоровые, счастливые и кричали / щипали / болели ».Это действительно требует многого. Это отличное видео, в котором рассказывается о распространенной душераздирающей истории о птицах, которых бросили их владельцы. Или, что еще хуже, птицами пренебрегают их хозяева и не получают любви и заботы, в которых они так отчаянно нуждаются.

«Зонтичный какаду, НАНА, КРИЧИТ!»


Хотите знать, как звучит крик «Слишком»? Это видео дает небольшое представление о том, во что вы бы втянулись, если бы получили «Слишком. И имейте в виду, что это «Слишком даже не Молуккский язык».

«Птица-тюрьма (Какаду открывает запертую клетку изнутри)»


Мы действительно не шутили, когда сказали, что «Тус — опытные художники по побегам. Это видео показывает, насколько умны эти птицы!

Смотрите больше видео о какаду на нашей странице видео о какаду>

Дрессировка какаду

Поскольку какаду — такие нуждающиеся попугаи, они могут быстро стать крикунами и выщипывателями перьев. Даже если вы проводите со своим какаду несколько часов каждый день, он может кричать каждую минуту, когда вас нет рядом.

По этой причине мы настоятельно рекомендуем вам найти эффективную программу тренировок. Независимо от того, появился ли у вас попугай впервые или он был у вас много лет, программа дрессировки всегда пригодится. Мы лично рекомендуем курс обучения попугаев трюкам с птицами от Дэйва и Джеймили Вомач. Вы можете бесплатно посмотреть многие из их видео, чтобы понять, что они знают о попугаях и как они могут помочь вам дрессировать ваших.

Ниже приводится одно из видео Дэйва о том, как остановить крик вашего какаду.Какаду склонны кричать, даже если вы проводите с ними много времени. Это видео — отличный пример того, насколько эффективны учебные курсы и насколько они наполнены огромным количеством полезной информации для любого владельца птицы.

Это видео — только первый шаг к тому, чтобы не дать вашему Какаду кричать. Мы настоятельно рекомендуем пройти курс обучения BirdTricks для дальнейшего обучения вашего попугая.

Для получения дополнительной информации о курсах Дэйва и Джеймили вы можете посетить сайт Bird Tricks ЗДЕСЬ.

Образование какаду

Чтобы узнать больше о вашем домашнем какаду, мы рекомендуем эти книги:

Цены взяты из Amazon Product Advertising API на:

Подарки какаду

Есть друг члена семьи, который любит какаду? Подарите им то, что по-настоящему вызовет радость!

Цены взяты из Amazon Product Advertising API на:

Статьи по теме:

Есть отличная история о вашем какаду?

Поделитесь своим опытом с другими! Нет лучшего способа узнать о домашней птице, чем от хозяина.

Вот некоторые полезные сведения для потенциальных владельцев: Какой вид у вашей птицы? Он / она дружелюбны? Любящий? Приятно? Талантливый? Неряшливый? Громко? Вы поняли!

Ваш комментарий может просто помочь кому-то решить, подходит ли ему эта домашняя птица.

Часть первая: Часто задаваемые вопросы о Гала (розогрудый какаду) | Грэм Вёбке

Почему моя Гала жует перья?

Сначала я бы проверил, что у птицы нет клещей — осмотрите перья под крыльями, и если вы заметите крошечных красных клещей, вам понадобится спрей от клещей.Если клещей нет, иногда галахам становится скучно со своим окружением, и они находят практику жевания перьев «забавным» занятием.

Подумайте о том, чтобы добавить в клетку новые игровые предметы, которые гала могут жевать и разрушать клювом, например деревянные игрушки (не крашеные) и твердые пластмассовые игрушки. Я слышал о других птицеводах, которым очень повезло, когда они позволяли своим птицам играть с ватной шваброй, а моя Гала любит жевать резиновый мяч, предназначенный для больших собак.

Есть и другие причины, по которым птица вырывает свои перья, включая недостаток солнечного света, плохое питание, одиночество и некоторые другие расстройства.Если вы еще этого не сделали, подумайте о том, чтобы регулярно опрыскивать птицу ХОЛОДНОЙ водой и яблочным уксусом — 2 чайные ложки на стакан воды — с помощью ручного распылителя. Не распыляйте на открытые участки кожи или возле глаз птиц, поэтому здесь необходимо соблюдать осторожность.

Другой комплексный подход — смешать немного «красного пальмового масла» (убедитесь, что это CSPO — сертифицированное экологически безопасное пальмовое масло) или «кокосового масла» в семенах птиц — примерно 1/4 чайной ложки на миску. Если вы считаете, что проблема в солнечном свете, подумайте о том, чтобы переместить клетку так, чтобы птица ежедневно получала как минимум 2–4 часа прямого солнечного света в день.

Почему моя птица так плохо себя чувствует и постоянно меня кусает?

Иногда птицы проверяют свое место в иерархии и смотрят, смогут ли они стать лидером стаи . Лучшее, что можно делать каждый раз, когда птица пытается вас укусить, — это двигать рукой, которая ее держит, поэтому им нужно сосредоточиться на балансе и забыть об укусе.

У моей собственной птицы перья вокруг ее глаз имеют тенденцию вставать до того, как будет выполнено агрессивное действие, или она пытается удержать вас самой сильной ногой, поэтому вы можете получить некоторые визуальные знаки, предупреждающие вас, прежде чем действие произойдет .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *